Вину не признали

Для этого, по мнению потерпевших, усть-илимским медикам не хватило мужества

«Она была очень смышленой девочкой. В два годика уже познакомилась с компьютером. Любила танцевать, рисовать, петь. Была жизнерадостной и очень отзывчивой малышкой. Не по годам казалась взросленькой. Ей нравилось размышлять на серьезные темы. Например, доченька узнала, что я росла без отца, и однажды спросила: «Почему у папы есть родители, а у тебя только одна мама? Где твой папа?» Все ее очень любили, и она — всех. В этом году Наталочка пошла бы в первый класс...»

Истечение сроков давности

Этими воспоминаниями о погибшей четырехлетней дочери Наталии поделилась со мной Кристина Соколова. Более двух лет родители и бабушка искали истину: виновных в гибели их любимого ребенка. Но не так все просто оказалось...

«Дефект оказания медицинской помощи» — это понятие, как правило, используется в качестве ширмы, прикрывающей порой непоправимые врачебные ошибки. Ведь, как показывает практика, в редких случаях люди в белых халатах способны признать свои, мягко говоря, проколы. Наоборот, рьяно защищают свой профессионализм, когда дело доходит до служебного или уголовного расследования. Ярким тому примером явился судебный процесс, который состоялся в Усть-Илимске.

25 октября 2010 года в семье Соколовых случилось несчастье: умерла их четырехлетняя дочь Наталия. Смерть девочки оказалась для молодых родителей огромным потрясением, ведь жизнь малышки оборвалась по причине действий или бездействия тех, кому безоговорочно они доверяли здоровье своего ребенка, — врачей. По факту гибели Наталии Соколовой в отношении медицинских работников было возбуждено уголовное дело по ч. 2 ст. 109 УК РФ («Причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения своих профессиональных обязанностей»).

Следствие тянулось более двух лет. Создавалось впечатление, что делалось это намеренно, так как в итоге из-за волокиты виновным лицам удалось избежать уголовного наказания. Уголовное дело было прекращено в связи с истечением сроков давности. Но тем не менее в ходе предварительного следствия причастность к смерти ребенка одного из усть-илимских врачей нашла свое объективное подтверждение.

Перегрелась под одеялом?

Первоначально уголовное дело было возбуждено в отношении врача-травматолога Лобкова, который по совместительству в то время работал в линейной бригаде станции скорой медицинской помощи. Именно этот врач выезжал к Соколовым за несколько часов до гибели девочки и отказал родителям в госпитализации ребенка, у которого была зафиксирована температура тела 40 градусов. По мнению руководителя бригады скорой, девочка просто перегрелась под одеялом и забирать ее в больницу не было оснований. Врач-травматолог, как стало позже известно, не имеющий сертификата медицинского работника скорой помощи, поставил диагноз больной — ОРВИ, сделал жаропонижающий укол и уехал.

Согласно заключению экспертизы от 11.06.2012, в действиях Лобкова усмотрены диагностические и тактические ошибки: не собран полный анамнез заболевания, не проведена оценка результатов оказания медицинской помощи. Врач был обязан через некоторое время поинтересоваться состоянием больной после инъекции, но он этого не сделал. Девочка уснула, а к утру начала синеть. Родители вновь вызвали неотложку, но шансов спасти маленькую Наталочку уже не оставалось. Ребенок скончался в реанимации.

Из дополнительной экспертизы по материалам дела: «Врачом Лобковым А.С. неадекватно оценена тяжесть состояния ребенка, что привело к неправильно выставленному диагнозу и, как следствие, к несвоевременной госпитализации. Данные факты способствовали развитию неблагоприятного исхода (смерти), однако в прямой причинной связи с наступлением смерти не состоит, поскольку на момент осмотра патологический процесс имел длительный выраженный характер, обусловленный тяжестью самого заболевания, и даже срочная госпитализация в этот период уже не гарантировала выздоровления больной».

Таким образом, в августе 2011 года уголовное преследование в отношении Лобкова было прекращено в связи с отсутствием в его деянии состава преступления. Однако всему этому предшествовало служебное расследование, во время которого Лобков уволился по собственному желанию, избежав дисциплинарного взыскания за «выявленные недостатки в проведенных медицинских мероприятиях».

Что характерно, спустя три дня после гибели маленькой устьилимчанки, 27 октября 2010 года, от управления здравоохранения администрации г. Усть-Илимска вышло распоряжение «Об утверждении регламента медицинской помощи детям при гипертермии», в котором говорится следующее: «В целях совершенствования оказания медицинской помощи обеспечить постоянный контроль за оказанием скорой и неотложной медицинской помощи детям с синдромом гипертермии... На должность врача выездной бригады назначается лицо, имеющее высшее медицинское образование, прошедшее подготовку по специальности «Скорая медицинская помощь», опыт работы по диагностике и лечению неотложных состояний и владеющее современными методами реанимации».

Нашли крайнюю?

Так по сей день говорит медицинское сообщество Усть-Илимска о втором враче, в отношении которого возбудили следующее уголовное дело.

Как выяснило следствие, скоропостижной смерти четырехлетнего ребенка предшествовал ряд обстоятельств. Маленькая Наталочка в сентябре 2010 года находилась в инфекционном отделении Усть-Илимской центральной городской больницы с гнойной ангиной и острым ринитом. Затем, в начале октября, девочка лечилась у врача. Диагноз — острый средний отит слева 1-й степени. После пятидневного курса лечения врачи выписали допуск к посещению детского сада. Через несколько дней у девочки поднялась температура, и родители вызвали врача.

Согласно материалам дела, «18 октября 2010 года на вызов прибыла участковый педиатр С.В.Сизых. При обследовании ребенка врач не в полном объеме описала объективный статус пациентки, что повлекло за собой неверное выставление диагноза: «герпетическая ангина». Вследствие неправильного диагноза и недооценки состояния потерпевшей педиатром было назначено неадекватное лечение, что привело к усугублению уже имевшегося заболевания у ребенка — хронического тонзиллита. Спустя несколько дней девочка умерла...»

Уголовное дело в отношении участкового педиатра Сизых было прекращено в ноябре прошлого года в связи с истечением сроков давности уголовного преследования.

В итоге для близких погибшей девочки остался лишь один выход: призвать к ответу виновных с помощью гражданского процесса.

Родители погибшего ребенка обратились в Усть-Илимский городской суд с заявлением о компенсации морального вреда к УИ ЦГБ и станции скорой медицинской помощи. Ответчики с иском не согласились, сославшись на необъективное заключение специалистов Иркутского областного бюро судебно-медицинской экспертизы, и обратились в суд с заявлением провести третью независимую экспертизу в Санкт-Петербурге.

В итоге суд сделал следующий вывод: «...Из совокупности указанных экспертиз следует, что причиной летального исхода явился молниеносный сепсис, обусловленный бактериальной инфекцией; оснований для постановки диагноза «герпетическая ангина» не имелось; по имеющимся данным, у Соколовой Н. был катаральный тонзиллит; врачом скорой помощи, учитывая неблагоприятный фон, было целесообразно предложить госпитализацию Соколовой Н. либо госпитализировать ее для обследования и лечения. Суждения о виновности врача-педиатра Сизых также содержатся в постановлении о прекращении уголовного преследования в связи с истечением срока давности от 02.11. 2012, которое Сизых С.В. не обжаловалось и никем не отменялось. Также никем не обжаловались и акты ведомственных проверок, согласно которым были установлены дефекты оказания медицинской помощи».

Суд принял решение взыскать с каждого из ответчиков в пользу каждого из истцов компенсацию морального вреда в сумме по 150 000 рублей, а также возместить ответчикам расходы на погребение погибшей девочки.

Областное государственное бюджетное учреждение здравоохранения «Усть-Илимская городская больница» с решением Усть-Илимского городского суда от 18.06.2013 не согласилось и обратилось с апелляцией в областную инстанцию. Ответчик в своей жалобе ссылался на «неправильную оценку судом имеющихся в деле доказательств, подтверждающих отсутствие вины Сизых С.В. в причинении смерти ребенку». Судебная коллегия по гражданским делам Иркутского областного суда оставила решение Усть-Илимского суда в силе.

Опять «дефекты»...

«Страшнее всего в этой жизни пережить своих детей и внуков, — едва сдерживая слезы, произносила речь в судебном заседании бабушка погибшей Наталочки. — Стократ больнее, когда это происходит по воле таких врачебных ошибок. Возмущает то, что никто из присутствующих со стороны лечебных учреждений на этом процессе не повинился ни в какой форме. Это совершенно равнодушные лица, а ведь у каждого из них, наверное, есть такие же дети и внуки...»

Конечно, никакой денежной суммой невозможно восполнить тяжелую утрату, но будто небеса услышали ту боль, какую переживает семья Соколовых, и подарили им сына. После перенесенного горя супруги Кристина и Денис, воспитывая своего второго малыша, дуют, как говорится, на холодное, но и на этот раз им пришлось столкнуться с вопиющим фактом.

Когда заболел их шестимесячный сынишка, они вызвали врача. Вместо участкового педиатра пришла незнакомая женщина, представилась и сказала, что работать некому и ей приходится ходить по вызовам. Осмотрев ребенка, она дала рекомендации по лечению и попросила, чтобы родители сделали через два дня повторный вызов. Они выполнили просьбу медика, но к ним второй раз так никто и не пришел. Между тем у малыша была высокая температура. Соколовы обратились с жалобой к главному врачу городской детской поликлиники. На что пришел следующий ответ: «По факту вашей жалобы на качество и организацию медицинской помощи вашему сыну Соколову Данилу, 2011 года рождения, проведено служебное расследование врачебной комиссией. Жалоба признана обоснованной... Участковым врачам-педиатрам Мандро В.В. и Булатовой Л.А. вынесены дисциплинарные взыскания. Приносим вам извинения за допущенные дефекты в оказании медицинской помощи».

Закон

Как отмечает «Российская газета», официальной статистики, которая позволила бы определить действительные масштабы врачебных ошибок, сегодня в России нет. В Следственном комитете проанализировали уголовные дела против медиков и выяснили, что смертельные ошибки происходят все чаще. Другой вывод исследования — расследование таких дел растягивается иногда на годы. А судебные приговоры поражают своей мягкостью. Этому есть объяснение в несовершенстве действующего законодательства. Мало кто знает, но в нашем законе даже нет такого понятия — врачебная ошибка.

Так что такое врачебная ошибка? У нас в «Основах законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан» есть лишь упоминание о профессиональной ошибке, но ее содержание не раскрывается. Более того, на сегодня нет и юридического понятия «ошибки в профессиональной медицинской деятельности». Уголовный кодекс РФ тоже не содержит норму, раскрывающую содержание врачебной ошибки. Потому, определяя вину медика, следователи часто руководствуются просто здравым смыслом.

Метки:
baikalpress_id:  25 379