«Капля свободы, капля весны...»

Места лишения свободы... В обществе к ним относятся по-разному, но всегда с настороженностью и страхом. Так уж случилось, что мой брат Антон попал туда надолго. Приговор: 13 лет. И начались личные свидания, поездки, передачи, посылки, письма, материнские слезы... Но август 2013-го братишка, да и все родственники, запомнят на всю оставшуюся жизнь — осужденному Антону Ступину дали отпуск.

«Я не могу передать свои ощущения, когда мне сказали, что отпуск мне предоставлен, — говорит брат, пока мы едем в электричке от Вихоревки до Железногорска-Илимского. — Ночь не спал, а утро было самым длинным в жизни — секунда казалась вечностью, хотя в зоне дни похожи один на другой. Из-за этого повторения время сжимается, месяц пролетает как один день. Ты не замечаешь течения жизни. Не замечаешь, как стареешь. Так как я отбываю наказание в лечебно-исправительном учреждении, ЛИУ, приходится лепить себя, или, как у нас говорят, лечиться и исправляться».

Многие не знают — и слава богу! Но осужденные давно не ходят в полосатой одежде и в кандалах. У них темная форма с бирками Ф.И.О. и обозначенным сроком. И когда я подбирала одежду для брата, чтобы забрать его из ЛИУ, сомнений не было: покупаю все светлое.

И не ошиблась. Когда Антон вышел мне навстречу, я сама почувствовала не только радость, но и пьянящий запах свободы и чистоты. Конечно, за 8 лет мир для него изменился, он стал современным. Когда мы ходили по улицам, чувствовалось, что брату некуда было деть руки и он хотел стать хамелеоном, чтобы сливаться с толпой; никому не смотреть в глаза. Пугают посторонние взгляды. Кажется, что все на тебя смотрят. Появляется внутренняя тревога, а ты когтями цепляешься за любое приглашение друзей сходить куда-нибудь или съездить. Вот позвали в городок с детьми погулять, в футбол поиграть. Ты помнишь их совсем маленькими, а они уже выросли. Будто другая страна, другой язык.

В самом начале наших испытаний я принесла в зал суда еще совсем маленькую свою доченьку — племянницу Антона. Он тогда назвал ее прикольной голубоглазкой и сказал, что теперь, наверное, только провожать ее в школу придет. Так и вышло. Мысли материальны. 1 сентября он повел свою племяшку в 1-й класс, встретился со своими учителями. Все обнимались, плакали. А племянница, гордясь, представляла его людям: «Это мой сильный, красивый и надежный дядя».

А дядя чутко спал, рано вставал. И на могиле отца почувствовал себя сиротой. Мама была очень рада — 8 лет ее сын не был дома. Он пришел, выкопал картошку, дома подремонтировал то, что пришло в негодность.

Огромное материнское спасибо тем, кто принял участие в судьбе сына, кто выразил доверие, а ей подарил радость и надежду! Хорошо, что люди понимают. Нужно иногда «ослаблять ошейники», ведь понимание и доверие — вечные понятия человечности, даже в местах лишения свободы...

Каникулы, отпуск, срок — все когда-нибудь кончается. 5 сентября в 16.45 надо было зайти в лагерь. Не опоздать бы, проверка в 17 часов. Спешил таксист к ЛИУ — не хотелось повторить сцену из фильма «Вокзал на двоих», пришлось бы где-то баян искать. Летели 180 км/час, а как увидели серую пятиэтажку — сразу исчез запах свободы, вновь шею сдавил привычный хомут. А через час все уже подойдут с расспросами-вопросами: «Как там, на свободе, не страшно?..»

Выражаем огромную семейную благодарность руководству и сотрудникам ЛИУ-27 г. Вихоревки Братского района: заместителю начальника по кадрам и воспитательной работе Виктору Ивановичу Темникову, заместителю начальника Александру Владимировичу Грибанову, начальникам отряда Александру Николаевичу Асташкину и Валентину Михайловичу Воронцову, работникам врачебной и психологической службы учреждения. Всем спасибо за личное участие в судьбе неплохого парня, которого они знают уже 8 лет. Сотрудникам отдела воспитательной работы с осужденными ГУФСИН по Иркутской области и лично В.Б.Архипову, заместителю начальника управления, отдельное спасибо за своевременное реагирование, веру и понимание!

Метки:
baikalpress_id:  38 087
Загрузка...