Истории уездного города

В Верхоленске на призраков внимания не обращают

Верховья Лены таят немало загадок. Знаменитые Шишкинские писаницы с таинственными рисунками — лишь часть того, что может приоткрыть история Качугского района. Верхоленск — один из самых старых населенных пунктов на территории региона — когда-то был уездным городом. Сейчас это маленькое село на правом берегу реки Лены, и его жители постоянно сталкиваются с необъяснимым.

Уездный город

От Иркутска до Верхоленска четыре с половиной часа езды на северо-восток. Несколько тысяч лет до нашей эры в этих местах была стоянка людей каменного века. Местные жители рассказывают, что до сих пор на берегу реки, где ранее было кладбище далеких предков, можно найти то косточку, то наконечник стрелы... Правда, нужно постараться: во-первых, в археологическом запале легко перепутать древние кости с вполне современными останками птиц и мелких животных, а во-вторых, советский этнограф Алексей Окладников в свое время выкопал и изучил здесь все, что было необходимо истории. «Все, да не все», — уверены, впрочем, некоторые верхоленцы; но сейчас территория, где была стоянка, находится в частном владении, да и продолжать раскопки некому...

...В 1641 году казачий пятидесятник Мартын Васильев сотоварищи отправился вниз по Лене в поисках серебряной руды и земель для новых приисков. Но неожиданно сильные заморозки остановили отряд, и за две недели чуть поодаль от места нынешнего села вырос «острожок в десять печатных сажен длиной и в девять шириной». Оттуда стали посылать к тунгусам за ясаком. Через два года острог был перенесен на другое место, напротив устья реки Куленги, а вскоре стал одним из самых важных перевалочных пунктов. С 1816 года и до начала прошлого века Верхоленск был богатым уездным городом, впрочем, не имевшим никакой промышленности, на которой мог бы держаться. В 1925 году его преобразовывают в село, назначая соседний поселок Качуг райцентром.

Сейчас в Верхоленске едва ли наберется 600 жителей. Молодежь предпочитает «столичный» Иркутск, а то и чего повыше, а старикам остается тихо доживать свой век в пустеющем селе. Нынешний Верхоленск — это целый исторический комплекс. Долгое время он был местом политической ссылки. На местном кладбище стоит обелиск в память о Николае Федосееве — одном из первых марксистов-революционеров. Именно здесь он покончил жизнь самоубийством, подвергшись травле со стороны другого ссыльного, Юхотского.

Деревянное двухэтажное здание в плачевном состоянии на центральной улице Верхоленска напоминает о Льве Троцком, который, отбывая в селе ссылку, якобы жил в этом доме до побега. Но сведения разнятся: кто-то говорит, что в здании всего лишь размещалась школа-интернат, а кто-то все же утверждает принадлежность революционера к дому.

Здесь же, в Верхоленске, по причине болезни задерживался и Феликс Дзержинский, бежав после на лодке. Возле почти пересохшего ручья стоит дом, который ранее служил для ссыльных столовой. Об этом напоминает табличка с надписью. Чуть в отдалении — полуразвалившееся здание бывшей пересыльной тюрьмы-каземата: внутри еще сохранились отхожие места, решетки, массивные железные кольца, вделанные в стены, к которым приковывали кандалы...

На холме вдоль центральной улицы расположились мемориал и братская могила пятнадцати борцов за советскую власть: в 1918 году они были расстреляны местными бандитами.

И главная гордость и печаль верхоленцев — пятиглавый собор Воскресения Христова. Он почти не изменил свой облик с 1907 года во многом благодаря тому, что в советские времена в нем располагался клуб. Но в то время все росписи были закрашены, а иконостас растащен. Сейчас дорогой сердцу верхоленцев храм (строили всем селом!) реставрируют, но после стольких лет издевательств над собором его восстановление будет долгим процессом.

Загадочные огни и странные спутники

Студент Евгений Толмачев, выросший в Верхоленске, сейчас живет в Иркутске, но на малую родину наведывается часто, особенно летом. Он-то и рассказал о мистических вещах, которые периодически происходят в селе.

— Пару лет назад мы с друзьями после футбола решили собраться у дома одного из товарищей, — вспоминает Женя. — Когда он вышел встречать нас, то сказал, что пока ждал, глянул на поросший лесом холм за Волково (заброшенная деревня по другую сторону реки. — Прим. авт.) и заметил там мелькающие огни. Мы вышли на открытое место, чтобы удобнее было наблюдать, и увидели эти огоньки. С одной стороны, они походили на свет фар, но там нет ни одной проезжей дороги, а машины не могут так быстро перемещаться там, в лесу. Минуту в одном месте, в следующую минуту уже в другом... Даже если бы там было несколько машин, то все равно была бы заметна какая-то цикличность, повторы в свечении огней. Но они вспыхивали и угасали хаотично. Когда мы стояли, один из огоньков как бы направил на нас свой свет, и мы все, не успев ничего подумать, присели, а этот луч осветил противоположный холм и мемориал совдеповцам. Затем погас. Самая банальная версия была — НЛО. Но кто его знает? В охотников тоже не верю, потому что знаю, как выглядят их фонари в лесной полосе издалека — мы видели совсем не то. Наблюдали все это действо где-то дней 5—6, по-моему. Потом все стихло. А на следующий день мы решили сходить туда. Дождались вечера и пошли. Но как только мы стали спускаться к реке, резко пошел дождь. Пришлось повернуть назад.

В 2011 году местные наблюдали некий объект, висевший по ночам в небе, и с каждым днем он становился якобы больше, потом исчез. Примерно в те же дни военные дали объявление, что на своем полигоне они проводили учения. Этот объект, по непроверенным сведениям, наблюдали не только в Верхоленске, но и в Баяндае, Качуге и близлежащих территориях.

Хозяин каземата

Журналист «СМ Номер один» приехала в Верхоленск с участниками экспедиционного корпуса регионального отделения «Иркутск-Космопоиск». Цель обследования — уже упомянутая выше пересыльная тюрьма. Попасть в каземат можно только через небольшое полуразвалившееся окно. Трое исследователей (руководитель группы Александр Николаев, Никита Прокопьев и журналист) осмотрели помещение, сделав пару десятков фотографий, но ничего сверхъестественного не произошло, если не считать, что представителям «Космопоиска» в тесном, тихом полумраке каземата стало не по себе, а вот на журналиста, напротив, нахлынуло такое спокойствие, что захотелось лечь и уснуть.

— Уже потом, во время просмотра фотографий, наше внимание привлекла одна, на которой в дверном проеме отобразилось нечто белесое, отдаленно напоминающее человеческую фигуру, — рассказывают представители «Космопоиска». — Сперва мы посмеялись, но каково же было наше удивление, когда Владимир Толмачев, отец Евгения, без тени усмешки сообщил: «А, так это наш местный призрак... Его же еще пленочные фотоаппараты брали. Но он спокойный, тихий, бояться нечего».

Несколько местных жителей тоже подтвердили, что в тюрьме, скорее всего, бродит дух погибшего заключенного. Можно было бы списать все на слишком большое количество вполне материальных и современных бутылок, валяющихся в каземате, но специально опрошенные верхоленцы «не балуются». Некоторые вообще просто не хотят распространяться о подобных вещах: даже если что-то и есть, зачем тревожить покой умерших?

Следующая ночь прошла за дежурством на братской могиле. Но, несмотря на кровавое прошлое этого места, все прошло спокойно. Ничего не дали и исследования старых домов политзаключенных.

— В бывшем здании столовой сейчас люди живут; говорят, все хорошо, — пожимают плечами местные жители. — Да и так все тихо.

И действительно: в селе даже днем царит какая-то умиротворяющая тишина. Холмы, река, лес, кладбище неподалеку — все это создает ощущение покоя и единения с природой. Мобильную связь здесь можно поймать только в определенных местах, Интернета нет и в помине. И заповедная земля со своими загадками постепенно уходит в историю.

Метки:
baikalpress_id:  18 787