Без тепла

В общежитии ИВВАИУ заваливаются лестницы и выпадают окна

Экскурсию по общежитию, расположенному на территории бывшего ИВВАИУ, Екатерина Пенькова начинает с подвала. Мы открываем дверь и видим глубокие лужи, где-то в недрах помещения с шумом хлещет вода. Потом мы заходим в подъезд, из стен которого кусками вываливается бетон. В одном месте постройка развалилась настолько, что выпала оконная рама. В аварийном общежитии живет около 10 семей — инвалиды, пенсионеры, многодетные. Все они имели отношение к авиационному училищу, после ликвидации которого остались жить в рассыпающемся доме. В этом году добавилась еще одна проблема — управляющая компания «Славянка» отказывается давать в комнаты тепло.

Хотели выкурить — не получилось

Этой весной жители бывшей военной общаги уже обращались в нашу редакцию. Тогда «Славянка» по приказу Минобороны приступила к консервации здания. Причем о планах управляющей компании люди узнали, когда в их комнате отключили свет и горячую воду. Жильцы начали бить во все колокола, и благодаря вмешательству министра жилищной политики Евгения Селедцова энерго- и водоснабжение было восстановлено. Нынешний отопительный сезон принес новые сюрпризы. На дворе с каждым днем становится холоднее, обитатели общежития с напряжением следят за метеорологическими сводками, боятся снега, а тепла в их комнаты так и не дают. Подобные издевательства люди терпят на протяжении нескольких лет.

— Раньше здесь было курсантское общежитие, — рассказывает Екатерина Пенькова. — Потом сюда селили офицеров, потом спецназовцев-контрактников, семьи офицеров. Год назад они съехали, и наше здание окончательно пришло в упадок. Что мы тут только не пережили — отсутствие света, воды, тепла и даже пожар.

После пожара было сделано заключение — здание подожгли. «Выкурить нас, наверное, хотели», — говорят жильцы.

Комнатами люди владеют по договору социального найма. Кому-то из их соседей повезло — тем, у кого после ликвидации училища была выслуга более 10 лет, давали жилье. Те же иватушники, кому до выслуги не хватало даже каких-то несчастных два месяца, остались в общаге. Аварийное здание принадлежит Минобороне, а за людей, его населяющих, министерство никакой ответственности не несет.

— Мы писали в жилищную военную комиссию в Красноярск, — продолжает Екатерина Пенькова, — просили переселить нас в полупустое военное общежитие по соседству, а нам ответили: «А кто вы вообще такие?» Министерство обороны категорически отказалось передавать военные части и военные городки в муниципальную собственность. Хотя сами не хотят ничего ремонтировать и восстанавливать. Начальник «Славянки» обещал, что во всем разберется и переселит, он много чего обещал, но мы не обольщаемся — он такие вопросы не уполномочен решать.

Соседи — бомжи и бродячие собаки

Министерство обороны жаждет закрыть это здание. Но что делать с людьми, не знает. Лишь единицы, уставшие жить в такой обстановке и подвергаться издевательствам со стороны управляющей компании, съехали. Остальным, пожилым людям и многодетным родителям съезжать некуда и не на что. Остается приспосабливаться. Когда в прошлый раз отключали свет, некоторые семьи обзавелись газовыми плитками, сейчас в каждой комнате появилось как минимум по два обогревателя.

— А зима когда начнется, что будем делать? — задает вопрос отец четверых детей Юрий Чуприн. — Буржуйку придется покупать.

— Каждый год, как отопительный сезон наступает, у нас такая ситуация, — говорит Алексей Нефедьев. — Приезжает депутат Владимир Новожилов, министр Евгений Селедцов, полянку маленько взбодрят, и вроде что-то решается. А вот сейчас по теплоснабжению не знаем, какого министра приглашать.

А пока жители обивают пороги учреждений, здание общежития приходит в упадок. По нему можно хорошо проследить, что случается с многоэтажкой, за которой никто не следит.

— «Славянка» его довела до такого состояния, никто же не обслуживает здание, ремонта нет, — говорит Наталья Чуприна. — Кабели у нас везде торчат, не дай Бог дети наткнутся. Если подвал бежит, конечно, все будет рушиться. В квартирах, особенно на первом этаже, большая влажность.

— Я как-то по зиме полез на чердак антенну посмотреть, — дополняет Алексей Нефедьев. — Гляжу — а там все в ледяных сталактитах. Бетон напитывается водой, потом мороз, все разрывает. Ведь из-за этого потолки на верхних этажах могут обвалиться. Зимой страшно по подъезду идти, парит до пятого этажа. Мы сами что-то пытаемся сделать, двери на покинутые этажи заколачиваем, чтобы бомжи не лазили, разбитые окна в подъездах вставляем.

Но с наступающим со всех сторон хаосом людям трудно бороться в одиночку. В общежитие самовольно заселяются дикие собаки и бомжи. Влага крошит бетон, разъедает швы. Так, в одном из подъездов из-за разрушенного бетона выпала оконная рама, в другом — на ребро завалилась лестница. Жители с опаской посматривают на выпирающую плиту второго этажа. —

В прошлом году мы приглашали техника-смотрителя, она сразу сказала — вот эта плита первая улетит. А если она улетит, то потянет за собой остальные, — говорит Екатерина Пенькова. — У нас акты есть, в которых написано об угрозе обрушения железобетонных перекрытий.

Чтобы остановить этот разрушительный процесс, нужно отремонтировать вентиляцию и трубы в подвале, но ремонт в круг задач «Славянки» отчего-то не входит.

Секта вечной надежды

— Ведь это такое большое здание! Почему его нельзя заселить, со всех начать брать плату и сделать ремонт, начать с подвала? — задает риторический вопрос Наталья Чуприна и сама же на него отвечает: — Нет, не будут заселять, здание ведь давно признано аварийным.

— Мы уже так устали от всего этого, от ежегодной борьбы, что нам осталось надеяться только на чудо, — говорят жильцы.

Отчаяние настолько велико, что люди ищут выход в самых фантастических решениях.

— Может быть, нам секту организовать, — говорит Алексей Нефедьев, — и назвать ее «секта вечной надежды». Будем собирать взносы и на эти деньги ремонтировать.

— Или давайте китайцев сюда заселим, — предлагает Наталья Чуприна. — Пусть живут бесплатно и подвал нам ремонтируют.

— Ну а если серьезно, — говорит Екатерина Пенькова, — мы намерены обращаться к губернатору. Возьмем детей и пойдем на пикет, будем стоять, пока нас не примут.

Метки:
baikalpress_id:  18 712