«Прощай, Байкальск! Здравствуй, Бичевск!»

Комбинат остановили. Люди не знают, что делать

13 сентября на БЦБК в последний раз сварили целлюлозу, после чего его остановили. Говорят, навсегда. Работникам БЦБК была предложена альтернатива: либо они добровольно увольняются, получая на руки деньги — сумму, равную пяти месячным окладам; либо ждут того момента, когда выйдет приказ о сокращении. Затем их уволят по этому самому сокращению, и они встанут на биржу труда. Работники комбината переживают — другой работы в городе нет. Уезжать они не хотят, а многие просто не могут. В связи с закрытием комбината созрела еще и вторая проблема: ТЭЦ, на которой завязан весь Байкальск, комбинатская. Сегодня настроение масс выражается простым лозунгом, выдуманным на злобу дня: «Прощай, Байкальск! Здравствуй, Бичевск!».

Закрыли насовсем?

В Байкальске до сих пор не очень верят, что комбинат закрыли насовсем. Такое ведь уже было, говорят в городе.

В 2008 году Росприроднадзор потребовал остановить выпуск беленой целлюлозы, которая использовалась в оборонной промышленности, и комбинат мог производить только более дешевую небеленую — в производственном цикле исключался выброс стоков в Байкал. А грянувший следом финансовый кризис вкупе с просроченной разрешительной документацией на работу привел к тому, что в ноябре работа БЦБК была приостановлена. В следующем году уволили треть работников. Вплоть до весны 2010 года предприятие простаивало.

Затем БЦБК запустили. Менеджмент за время простоя даже разработал какую-то систему модернизации и выхода из кризиса. Но в феврале этого года на уровне правительства было объявлено, что комбинат все-таки будет закрыт и происходить это будет постепенно.

Постепенно не получилось. Комбинат закрыли сразу. Хотя все ожидали, что его когда-нибудь закроют, это все же стало сюрпризом — по большей части потому, что решения, которые предлагаются властями для того, чтобы поддержать теперь уже бывших или ждущих увольнения работников комбината, никого не устраивают. Например, нет желающих ехать в город Тихвин для работы на новом вагоностроительном заводе. Кадровая служба комбината тесно работала с новым заводом, которому требуется до 1500 человек. Они готовы предоставить жилье (общежитие), переобучить специалистов.

Переобучение предлагает и правительство Иркутской области — в рамках программы по обеспечению занятости населения. На это выделены немалые деньги — более 36 миллионов рублей. Но профсоюзный лидер Юрий Набоков говорит, что сейчас работы в Байкальске нет. А работники предпенсионного возраста не верят в переобучение.

В профкоме сообщили, что работники собираются бастовать — как только появится приказ об увольнении. Причем теперь люди собираются требовать не открытия комбината, как было раньше, а предоставления им альтернативных рабочих мест. Ведь совершенно очевидно: несмотря на то что с 2008 года прошло пять лет, а с момента объявления правительством окончательного решения больше полугода, никто к закрытию не подготовился.

Как сказал новый мэр Байкальска Василий Темгеневский, желания людей, правительства и бизнеса, к сожалению, часто не совпадают.

— Люди, как всегда, приспособятся, — с уверенностью говорит Марина, рядовая жительница Байкальска, работник местного рынка.

Она говорит, что, когда в 2008 году комбинатовские остались без работы, они рассосались кто куда: кто на вахту, а кто-то уехал в Карелию, где работает директором такого же комбината бывший директор БЦБК Глазырин. Его называют здесь не иначе как «наш дорогой директор». Потому что при нем проблем не было. Проблемы пришли, как считают здесь, «с москвичами».

— Знаете, сколько у людей в тяжелые времена здесь денег было? Не знали, куда девать: квартиры покупали, в бизнес вкладывали... Дай Бог нашему дорогому директору здоровья и сейчас! — говорит Марина. Она добавляет, что, к счастью, ее муж и сын давно уже не работают на комбинате.

Женщин переучат на сварщиков, поселят в общаге...

— В 2008 году было начало краха. После ухода Глазырина москвичи только деньги тянули, — считает рядовой работник БЦБК, лаборант Мария Левченко, а вместе с ней и все комбинатовские.

Людям есть на что попенять. 2008 год был для них как местный апокалипсис.

— В 2008 году в Байкальске начали распадаться семьи — мужчины после сокращения поехали на вахты и отсутствовали по полгода. А за полгода всякое может произойти... — рассказывает Мария Левченко.

Мы решили расспросить о жизни города рядовых байкальчан. Семья Левченко относится как раз к этой категории. Оба супруга родились и выросли в Байкальске. Мария окончила здесь техникум, готовивший кадры для БЦБК. Всю жизнь супруги работали на комбинате, муж Марии — до 2008 года. После увольнения он устроился на железную дорогу, а после «чудесного воскрешения» комбината в 2010 году на семейном совете решили, что на БЦБК он не вернется.

— Люди с 2008-го бедствовали. Мы только за счет огорода выживали. Особенно тяжело приходилось многодетным, матерям-одиночкам. Им только продуктовые пайки помогли выжить, которые сюда железная дорога, партии КПРФ и ЛДПР привозили. Криминальная ситуация ухудшилась. У пенсионеров постоянно сумки вырывали. Это мы люди устоявшиеся, еще советской закалки, а молодежь... А на страницах газет тогда все было прекрасно.

— Вы доработали до точки. Вам, как и многим другим, предложили уволиться. Как вы уйдете?

— Я лично хочу с комбината уволиться по пяти окладам. Нам два варианта предложили. Но по деньгам одинаково выходит. Только по пяти окладам ты сразу всю сумму получаешь, а по сокращению постепенно — центр занятости выплачивает. Говорят, можно будет переобучиться. Но мне без одного года пятьдесят лет. На кого меня можно переобучить? В Иркутске я смогла бы прожить — хоть уборщицей поработала бы, а в Байкальске никак...

— А туризм? Ведь власти делают ставку на туризм...

— А кто меня в пятьдесят лет возьмет администратором? Да и нет здесь туризма в том объеме. И погода у нас не такая солнечная, и берег Байкала в плачевном состоянии — очень грязный. Да и деревья вырубаются. «Гора Соболиная» никак не может быть градообразующим предприятием — курорт работает всего полгода. А летом его работники встают на биржу труда.

— А как вам предложение уехать из Байкальска?

— Собрание для сокращенных было, и нам рассказывали про то, что в Ленинградскую область нас зовут. Женщин, говорили, переучат на сварщиков. Общагу дадут — за тысячу в месяц.... Еще на селенгинском комбинате предлагают работу. Но Селенга — это совсем уж деревня. У властей предложение — нас переселить... Но почему мы вообще должны переезжать из родного города? Нам же обещали новые производства! Байкальчане в массе своей уже и не против закрытия БЦБК. Дайте только другую работу! Другой работы нет. Поэтому профсоюзы собираются бастовать.

Комбинатская ТЭЦ одна на всех

Есть у людей еще один повод серьезно встревожиться. Это ТЭЦ Байкальского целлюлозного комбината, которая давала тепло на город.

— Мы очень сильно зависим от этой ТЭЦ. Полностью зависим. Это единственный теплоисточник для всего города. Подача воды всегда была с нее — и на производство, и на город. Это же промышленная ТЭЦ. И если комбинат не работает, то кто ее прокормит? Сколько же это угля надо? В этом году мы перезимуем, в этом никто не сомневается. Областное правительство нас поддержит, конечно. Но что будет потом? Думаю, дальше будет все плохо, — выражает тревогу Мария Николаевна.

Этой тревогой охвачены все байкальчане. Какими будут платежи за электроэнергию в следующем отопительном сезоне, им даже страшно представить. А в 2014 году, когда Иркутская область войдет в пилотный проект по введению социальных норм потребления энергии, даже телевизор не посмотришь, только чайник можно будет вскипятить...

Проблема ТЭЦ занимает и мэра Василия Темгеневского.

— Мы занимаемся вопросом схемы теплоснабжения Байкальска и рассматриваем различные варианты — альтернативные источники энергии, в том числе газ. Ну и, конечно, вопрос реконструкции существующей ТЭЦ. В этом году открыта кредитная линия, чтобы мы могли пройти отопительный сезон. При низких параметрах одного котла будет достаточно. На будущее есть предприниматели, другие промплощадки...

Вся надежда на китайцев?

Но в первую очередь администрация Байкальска озабочена, куда направить все эти высвободившиеся трудовые ресурсы. Василий Темгеневский высказывает категорическое мэрское «нет» опустению, которое придет в Байкальск вместе с оттоком работоспособных горожан.

— Я категорически против того, чтобы люди уезжали. «Вагоностроители приехали! Всех трудоустроим!» Но это только декларация. Всех не возьмут... У нас есть идеи. Мы встречаемся с предпринимателями, выясняем, кто сколько людей сможет трудоустроить, какие перспективы у бизнеса, какие проекты бизнесмены собираются реализовывать на территории Байкальска. Мы открыли СМУ при городе, это тоже рабочие места; работаем со строительными компаниями. Но сейчас для нас важна ближайшая перспектива — 2013—2014 годы. И самый интересный проект — китайцы... Пустить сюда китайцев. Неожиданное заявление мэра означает следующее: разрешить серьезному китайскому производителю открыть на территории Байкальска завод по выпуску и сборке электротехнической продукции.

— Но не привезут ли они свою — более дешевую — рабочую силу?

— Условия такие: мы даем землю, решаем вопросы технологического присоединения к сетям, а они привозят своих работников и за два-три месяца строят производство. В это же время они обучают жителей Байкальска работе на производстве. Речь идет о 600—1000 рабочих мест, причем 60% занятых будут женщины. Китайцы — идеальный вариант. Даже если придется некоторое время подождать — людям будет спокойнее, если они начнут обучаться в надежде, что очень скоро приступят к работе.

Метки:
baikalpress_id:  18 668