В село под Качугом едут со всего мира

Рядом с домиком святого Иннокентия Вениаминова возводится церковь и планируется строительство международного духовно-просветительского центра

Митрополит Московский и Коломенский, строитель Русской Америки, апостол Аляски Иннокентий Вениаминов прославил свою малую родину — поселок Анга Качугского района — на весь мир. На протяжении всего года сюда едут паломники, среди которых много американцев. Сотрудники дома-музея принимают гостей у себя дома. Им это нетрудно, но хочется, чтобы паломники приезжали в цивилизованное село с гостиницей и местом, где можно встретиться и обстоятельно поговорить. В поселке начали строить церковь, строительство идет бодро, есть надежда, что и другие постройки не заставят себя ждать. С развитием духовного туризма связывают жители Анги свои чаяния на возрождение села.

Русская старина

В поселке Анга можно проводить уроки истории. Дома здесь старые, отстроенные больше 200 лет назад, выбеленные солнцем и дождем. Но следить за старинными постройками у местных жителей нет ни сил, ни желания. Центральная улица сплошь состоит из покосившихся фасадов и ворот. Старина здесь не только в архитектуре, но и в быте. До сих пор ангинцы пользуются качественными предметами из прошлого — рубят крапиву для домашних животных сечкой, собирают яйца в лукошки, ходят по ягоды с берестяным битком.

Когда мы подъезжаем к домику святителя Иннокентия, наш фотограф, бывавший здесь раньше, отмечает, что прежде рядом с избой тек ручей, а сейчас куда-то исчез.

— Пересох ручей, больше месяца дождя не было, да и речка малАя стала, — объяснил эту странность местный житель и хмуро посмотрел в сторону райцентра. — Вон в Качуге дождь, скорей бы уже к нам. Сено-то собрали, но останемся, видимо, без картошки.

К этому времени к дому-музею подъезжает смотритель Ольга Сокольникова, приветствует нас и без долгих предисловий начинает экскурсию.

— Этот дом раньше находился внизу, среди поповских утугов (сенокосные угодья, которые поливались и удобрялись. — Прим. авт.), в 1906 году дом перенесли сюда, на возвышенность, об этом говорят зарубочки на бревнах. Это сейчас, чтобы не перепутать бревна, их краской мажут, а раньше, смотрите, как аккуратно делали.

Как-то раз Ольга Георгиевна смотрела передачу «Что? Где? Когда?», и там знатокам задавали вопрос: что в старину применяли для изоляции, на что ставили дом?

— А ну-ка угадайте, — обращается к нам смотритель. — Наверное, мох?

— Мох, рубероид — там тоже были такие варианты. На самом деле — береста.

Берестяной кусочек действительно торчит из фундамента; бересте, как и мху, которым утеплены стены, за сотню лет ничего не сделалось.

Заходить в избу приходится, согнувшись в три погибели. С низкими дверными проемами строились все крестьянские дома, чтобы тепло не выходило. Из-за полатей нельзя разогнуться, и миновав порог.

— Муж с женой обычно спали на полатях на кухне за печкой, чтобы утром хозяйке встать и сразу начать готовить. Маленькие детки, бабушка и дедушка спали на печи, грудничков им подкладывали, а дети постарше — вот здесь, на полатях у входа.

— А вот этот крюк для люльки, она висела у входа на кухню, — продолжает смотритель интересный экскурс в прошлое. — Варит хозяйка щи, пошла за капустой, качнула, пока капусту наковыряла; идет назад, люльку еще раз качнула. А вот это матица, — Ольга Георгиевна указывает на несущую потолочную балку, — она имела большое значение. Когда приходили сватать девицу, если хозяева ставили стул гостям под матицей, сговор будет. А если хотели вежливо отказать, то сватов рассаживали на лавочке-линейке у печки.

— А как вы думаете, для чего этот кувшин? — смотритель музея продолжает загадывать загадки.

Мы поднимаем тяжеленный чугунный сосуд и выдвигаем ошибочные версии.

— Он неспроста стоит у печки. Хозяйка спозаранку хлеба напечет, да в поле надо бежать. Угли сгребут в этот кувшин, прикроют, и до вечера они стоят. Вечером пришли, готовенькие угли хочешь в самовар, хочешь в утюг клади. Спички тогда были дорогими, их экономили.

Музей располагает большим количеством экспонатов, но избу решили не загромождать, оставили только те вещи, которые были при жизни семьи святителя. Ваня Попов — так звали Иннокентия Вениаминова первые 20 лет жизни. Новую фамилию он получил в семинарии взамен слишком распространенной, а имя — в зрелом возрасте, когда после смерти жены принял монашество.

Грамоте 4-летнего Ваню обучал отец. После смерти родителя 6-летнего паренька взял к себе дядя. В 9 с половиной лет Ивана определили в Иркутскую духовную семинарию. В 26 лет он закончил обучение и вместе с супругой, братом и малолетним сыном поехал на Аляску просвещать местное население — алеутов. Добирались они год и 7 месяцев. Святитель жил на острове Уналашке, почти 20 лет прослужил на чужбине.

— Наш Иван Попов Ангинский прославил нас на весь мир, — говорит Ольга Георгиевна. — К нам приезжают отовсюду — из Детройта, Мичигана, с Аляски, с Ситхи. Из Благовещенска, который получил название благодаря нашему святителю. Иннокентий Вениаминов построил там церковь и провел первую службу, после которой город переименовали из Усть-Зеи в Благовещенск.

— В 2007 году мы отмечали 200-летие со дня рождения святителя. К нам приезжал вождь индейцев Черный Ворон, который исполнил танец собственно ворона. В подарок музею он привез фотографию с домом святителя Иннокентия в США.

Неужели клад?

Дом, где родился святитель, не сохранился. Но избу, где он жил у дяди, удалось сберечь.

— Ее последние хозяева построили рядом себе дом, а эту избу хотели убрать. В 1986 году его купила администрация Качугского района. Охранную грамоту хозяевам дала, что нельзя его трогать. В 1997 году приезжал Юрий Тен и спонсировал его восстановление.

Чудеса в доме святителя не случались, но работники музея отмечают, что у дома очень хорошая целительная аура.

— Летом жара, а сюда приходишь — такая благодать, прохлада. Выходишь отдохнувшим, спокойным. — Экскурсии здесь проводят дети — ученики старших классов из краеведческого кружка, — рассказывает смотритель. — В школе постоянно проходят вечера «Он родом из Анги». Останови любого ребенка в поселке — все знают о святителе. До вас приезжали корреспонденты, остановили на улице мальчика, спрашивают: «Знаешь о святителе Иннокентии?» А он им: «Я вообще-то его биографию на английский переводил».

Не раз в Ангу приезжал праправнук святителя. Он оставил запись на титульном листе книги отзывов: «Я благодарен Господу за его дивный дар моей жизни через моего родного святителя. Мое первое посещение этого домика было в 1978 году». Когда праправнук первый раз приехал и с благоговением зашел в дом, а потом спустился в подполье, местные жители замерли: «Неужели за кладом?»

— Так дом перенесен уже был, — смеется Ольга Георгиевна, — он просто взял там землицы.

Деревянная взамен каменной

Долгое время в Анге мечтали построить церковь. Дело наконец сдвинулось с мертвой точки в 2010 году. Деревянный храм из круглого дерева строится на деньги меценатов и районной администрации. Строительство курирует отец Алексей Середин, настоятель Ангинского прихода. Руководит стройкой энергичный житель поселка Александр Соколов.

— В старину у нас была каменная церковь. Построили ее братья Воробьевы-Ольшанские. Братья ездили на Аляску — били котиков, на деньги с их продажи строили храм, в котором читал псалтыри прилежный мальчик — 6-летний Ваня Попов.

В советские времена храм разрушили, а из камня построили мастерские. Фундамент разровняли. Когда уже в нынешнее время приезжал директор «Тальцов» Владимир Тихонов, то нашел фрагменты иконостаса. От старого храма сохранилась единственная икона Божией Матери, которая сейчас находится в доме-музее. Каждый посетитель старается прикоснуться к святыне.

В последнее время жители Анги потянулись к православию.

— У нас прибавилось количество верующих, — говорит Ольга Сокольникова. — Крещение проходило на речке, за раз человек 80 покрестилось — это жители Анги и окрестных деревень. У нас впереди большие планы — достроить церковь, построить гостиницу для паломников, хотим здесь международный духовно-просветительский центр организовать. Много хороших людей, кто нас в этом поддерживает, — духовенство, бизнесмены. И наш святой покровитель Иннокентий.

Метки:
baikalpress_id:  18 588