«Это не монгольский воин»

Рядом с захоронением средневекового человека, обнаруженным в Качуге, возможно, есть другие

В урочище Булуй качугский предприниматель собрался строить завод по изготовлению древесного угля. Территорию огородили забором, и работы начались с возведения самой важной постройки — туалета. Рабочие копнули один раз, второй, как пошли кости. Люди вызвали полицию. Но оказалось, что останки имеют не криминальное происхождение. И даже если в отношении человека и было совершено преступление, то произошло это 700—900 лет назад, так что устанавливать личность и причину смерти будут археологи.

Кости и «стамески»

Тракторист Вячеслав Заводских, работавший на территории, говорит, что рабочие сразу поняли, что наткнулись на старую могилу, но не думали, что настолько старую.

— Мужики начали рыть яму под туалет и на глубине 60—70 см нашли кости, — рассказывает Вячеслав. — Кто-то сказал: может, это зверь какой, но тут появился череп, и сомнений не осталось. Еще мы откопали бедренные кости, коленную чашечку. Поняли, что кости очень старые, на них были коричневые пятна. А потом пошли стамески, ну, железки такие острые. Думали, может, это рабочего человека тут убили и закопали вместе с инструментом лет 50—100 назад. И вызвали полицию.

Прибывшие полицейские, увидев старые кости и «стамески», которые оказались наконечниками стрел, сразу поняли, что имеют дело с археологией, и позвонили в Иркутск, в службу охраны объектов культурного наследия. В это время научные сотрудники как раз заканчивали работу на расположенных неподалеку Шишкинских писаницах. Они и прибыли в Качуг, чтобы изучить интересную находку.

Когда мы приехали в урочище Булуй, археологи уже закончили работы. Местный житель по имени Юрий, проводивший нас к месту, говорит, что ученые несколько дней жили тут в палатках. Они работали на небольшом квадрате и вынимали из земли разные предметы, вместе с которыми был похоронен человек.

Поговорить с владельцем территории не удалось, он уехал из Качуга по делам. Его работник Вячеслав Заводских рассказал, что стройка сейчас заморожена, археологическая находка стоила директору больших переживаний, ведь сейчас ему надо искать другую площадку под строительство.

Возможно, дальний предок бурят

Научного сотрудника, принимавшего участие в раскопках, нам удалось найти в Иркутске. Кандидат исторических наук Вадим Николаев сообщил, что пресса поспешила окрестить найденное захоронение могилой монгольского воина.

— Пока не исследуем кости, нельзя сказать, кто именно это был, но совершенно точно, что не эвенк, не бурят, не монгол. Время, когда было сделано захоронение, домонгольское. Антропологический тип человека, найденного в Качуге, — монголоидный, у него узкие «глаза», но это не значит, что он монгол, — говорит наш собеседник.

— Может, это представитель племени курыкан?

— Я вообще не знаю, где находятся курыкане и кто они такие. Это народ, упоминаемый в китайских летописях. Тот факт, что они жили у нас, не доказан. Больше 100 лет назад исследователи пытались привязать эти племена к каким-то территориям. Высказывалась гипотеза, что курыкане, возможно, жили здесь, но она ничем не подкреплена.

Прибыв в Качуг, ученые провели раскопки на 20 квадратах, аккуратно все вычистили. Захоронение находилось на небольшой глубине — два штыка лопаты. По словам Вадима Николаева, это стандартная глубина для подобных захоронений.

— Это средневековое погребение. Возраст — примерно XII—XIV век, — говорит ученый. — Более точно можно будет сказать после того, как сделаем радиоуглеродный анализ костей скелета. Они сейчас находятся в полиции, в скором времени их должны передать нам.

Человек был похоронен в колоде, выдолбленной из лиственницы. Головой ориентирован на север, северо-запад, лицом на восток. Под верхним концом колоды лежало седло, от него сохранились фрагменты кожи, два стремени, сохранились петли-торока (служили для приторочивания вещей), с левой стороны находились фрагменты лука — центральная роговая накладка — и остатки тлена от деревянной основы. В области груди были обнаружены 7 стрел — сохранились железные наконечники, остатки древка и колчанный крюк.

— Это стандартный набор мужчины той эпохи, — продолжает Вадим Николаев. — Такие погребения в большом количестве встречаются в Усть-Удинском, Балаганском, Нукутском, Эхирит-Булагатском районах. Нам встречались как единичные, так и крупные могильники — до 120 погребений. В данном случае мы не можем точно сказать, одиночное это погребение или нет, раскопки проведены небольшие. Поиск затруднен тем, что на поверхности земли погребения никак не обозначены, тогда как в отдельных районах есть могильники, которые сопровождаются каменными выкладками.

В 20-е годы недалеко от урочища Булуй академик Алексей Павлович Окладников раскопал небольшой могильник. Раскопки велись в местности Сэгэнут. Было обнаружено одно погребение женщины, семь погребений детей и одно погребение коня.

— И больше информации по Верхней Лене у нас не было. Здесь мы изучали в основном каменный век и петроглифы, а тут нам такой подарок. Погребение в Булуе может быть вторым могильником. Будем ли мы дальше его исследовать — целенаправленно раскапывать могильник, — я вам сказать не могу. У нас много мест намечено, и куда именно мы поедем, уже не совсем он нас зависит. 

Подобная ситуация была в Усть-Уде лет 10 назад. Возле реки, в полосе размыва, местные жители обнаружили кости. Подумали, что утопленник.

— Я там работал, милиционеры меня знали, так что сразу обратились. Мы в Усть-Уде много работали, нашли большой могильник — 38 погребений. Эти люди, как и человек, найденный в Качуге, занимались охотой и скотоводством. Основная их деятельность заключалась в разведении лошадей и крупного рогатого скота. У них были зимники и летники. Занимались земледелием и собирательством. Отчасти они предки бурят и якутов, эти племена впоследствии вошли в состав и той и другой народности.

Найденный на территории несостоявшегося завода средневековый человек станет для предпринимателей уроком. Ведь по закону, прежде чем занимать землю, они должны были вызвать археологов и представителей нескольких организаций.

— У нас люди сначала займут землю, а потом пытаются ее узаконить задним числом, — говорит Вадим Николаев. — А можно таким образом потерять большие средства. А если бы они сначала завод построили? Какими были бы потери? Люди об этом не думают.

Метки:
baikalpress_id:  18 585