Приют для алкоголика

В былые времена в ЛТП Зорино-Быково стояла очередь

В последние годы количество тяжких преступлений, совершенных в состоянии алкогольного опьянения, возросло. Особенно наглядна эта статистика в спокойной сельской местности — деревня продолжает спиваться. Национальная трагедия провоцирует частные трагедии. Месяц назад без матери остались четверо детей из деревни Култук Усольского района — молодую женщину зарезал пьющий ухажер; две недели назад детей потеряли заларинцы — 22-летний рецидивист зарезал парня и двух девушек возле деревни Минеево. Издевательства над детьми и убийства детей, совершенные пьющими родителями по всей области, стали, к несчастью, нормой жизни. «Алкогольные» законы в Иркутской области, так же, впрочем, как и по всей стране, практически не работают, продажа спиртного ограничена условно. В этой связи мы решили вспомнить о мерах иного характера, которые практиковались в советское время и стали порицаемы во времена демократические. Лечебно-трудовые профилактории, а попросту ЛТП, были спасением для семей алкоголиков, да и для самих алкоголиков.

«Почти пионерлагерь...»

От лечебно-трудовых профилакториев остались лишь воспоминания. Но, как ни странно, светлые. Во всяком случае, светлее нынешней проспиртованной действительности. Сначала вернуться к принудительному лечению предложил министр внутренних дел России, объяснив это тем, что подавляющее большинство преступлений совершается на почве пьянства. Потом за ЛТП высказался главный санитарный врач России.

А вот в деревне Зорино-Быково Иркутского района воспоминания об ЛТП всегда были жизнеутверждающими. О градообразующем предприятии поселка — ЛТП для судимых алкоголиков — очень жалеют и местные жители, а также сами алкоголики, которым некуда пойти. Кроме профилактория для алкашей-зэков на территории Иркутской области работали еще три ЛТП больничного типа: в Усолье-Сибирском, в поселке Вихоревка Братского района и женский профилакторий в Плишкино, который просуществовал всего пару лет в начале девяностых.

— К нам люди еще в те времена приходили и сами просились. Особенно зимой отбоя не было. Но попасть было не так-то и просто. Не брали, — рассказывает житель поселка Виктор Иванович, вплоть до закрытия профилактория проработавший начальником одного из девяти его отрядов.

Путевку сюда выписывал суд — на срок от полугода до двух лет. Алкоголики специально нарушали закон, совершали нетяжелые, но уголовно наказуемые деяния, а потом просили участковых похлопотать, чтобы попасть в ЛТП. Распространенной была статья «Тунеядство». Лечились здесь в небольшом количестве и местные алкаши. Попадали пациенты-рецидивисты, имевшие «ходки» в Зорино-Быково по четыре-пять раз. Их знали здесь как облупленных. Они возвращались в ЛТП как домой.

— А что? Почти пионерлагерь... — говорит Виктор Иванович.

Он объясняет: хоть ЛТП и был за колючей проволокой, условия тут были гораздо лучше, чем у многих осужденных на воле.

Остатки ЛТП свидетельствуют о том, что алкозэки существовали благоустроенно: в ЛТП были кирпичные корпуса, канализация, отопление — все как полагается. Профилакторий работал абсолютно автономно, имелась своя подстанция. За два года до закрытия учреждения для пациентов соорудили большой кирпичный клуб.

В «пионерлагере» размещалось 1200 человек, к которым было приставлено 500 человек обслуги, охраны и медперсонала (работали местные, иркутские, а также приезжали женщины из воинской части). Лечились там отсутствием водки и ударным трудом.

Школьная форма из ЛТП

— Школьную форму шили, рукавицы. Делали ульи. Пилили лес для внутренних нужд. Теми деньгами миллион прибыли делали. И алкоголики зарабатывали. Им деньги перечислялись на сберкнижку. Даже за вычетом средств на содержание у них выходило прилично. Когда освобождались, бывало, по тысяче рублей имели на книжке.

На работу пациенты ходили под конвоем — недалеко, через речку, где располагалась промзона профилактория. Некоторые пациенты были расконвоированы. Они возили продукты, могли подработать в деревне за чай и сигареты. В Зорино-Быково и в ближайшей Еловке существовал категорический запрет на продажу им алкоголя.

Кроме того, алкоголики выезжали на работы в совхозы по Иркутскому району и даже в Иркутск. Они, в частности, строили стадион «Динамо» в предместье Рабочем.

В качестве дополнительных методов применялись медицина и ШИЗО — каждый был по-своему эффективен. Медицина ЛТП предлагала алкоголикам так называемые провокации.

— Давали раствор, от которого их рвало, если выпьют... Но надо сказать, что вылечилось мало. Хотя были такие.

Виктор Иванович уточняет, что, собственно, и задача ЛТП была другой — изолировать и сделать алкоголиков на какое-то время «валидными», полезными. А также снизить опасность для общества — ведь и сейчас речь идет о том же самом: как уберечь общество хотя бы от самых вопиющих последствий алкоголизации. ЛТП в Зорино-Быково как раз занимался опасными алкоголиками.

И тем не менее это был все же профилакторий. Охрана ЛТП не имела оружия, несмотря на то, что порядки внутри походили на зоновские — уже потому, что клиенты были сидевшими и старались сохранять свой статус и за колючей проволокой «пионерлагеря». Однажды по наущению одного «авторитетного» больного здесь случилось убийство — за неоплаченный карточный долг. Но это, скорее, исключение. Главной проблемой в «пионерлагере» оставалась водка или то, что ее заменяло, то есть технические жидкости, клей. Были и любители таблеток. Употребивших ненадлежащие вещества помещали в ШИЗО на 10—15 суток.

Живописные развалины

ЛТП, открывшийся в начале семидесятых, закрылся в 1989 году. Жители Зорино-Быково, офицерши из части, остались без работы, алкоголики — без приюта.

— Пациентов вывезли, распределили по другим местам. Просто так их отпустить не могли, они должны были досидеть свои сроки. Правда, тех, у кого срок маленький был, подходил к концу, сразу отпустили. После того как профилакторий закрылся, на какое-то время на этом месте открыли колонию-поселение. Она существовала пару лет. А потом все. Местные перевелись работать в город, охрана — в милицию. Я, например, до пенсии служил в милиции.

А еще, говорит Виктор Иванович, хотели здесь больницу открыть — Александровскую психиатрическую перевести в благоустроенные корпуса ЛТП. Но в Александровске воспротивились — больница у них ведь тоже градообразующая. Так и остались здания невостребованными. Часть имущества сразу распродали, остальное растащили. До недавнего времени жилые корпуса ЛТП сторожили, а теперь и охрану сняли. Сегодня на основной территории ЛТП, в жилой ее зоне, работает маленькая частная пилорама. А в здании, где раньше был лечебный корпус, застеклено несколько окон — там, говорят местные, живут.

Из бывших алкоголиков, лечившихся в Зорино-Быково, не осталось в округе никого — они надорвали свои организмы непосильным пьянством и рано скончались. Но кое-кто из них после закрытия спецучреждения успел пожить счастливой трезвой жизнью, женившись на медичках из профилактория. Односельчане вспоминают эти факты как доказательство эффективности системы ЛТП, особенно при нынешнем повальном пьянстве: «Побольше бы ЛТП нам надо. Для алкоголиков-то как хорошо!..»

Метки:
baikalpress_id:  25 308