Жизнь после свалки

Пенсионерка из Иркутска находит мусору достойное применение

Как превратить бесполезное в полезное — об этом может поведать жительница Иркутска Вера Сопченко. Вот уже несколько десятилетий она находит необычное применение бытовому мусору. В ход идут выброшенные куклы, посуда, одежда, сантехника, предметы интерьера и многое другое. То, что остальные предпочитают просто отправить на свалку, в руках Веры Сопченко преображается и получает вторую жизнь.

Свои отреставрированные находки Вера Ивановна хранит на даче. Просторный деревянный дом буквально заставлен всевозможными поделками, старинной посудой, предметами интерьера. Своим необычным наполнением он может по праву соперничать с любым антикварным домом. В летней веранде на стульчиках за столом сидят советские куклы в вязаной одежде, на стенах прибиты полочки от письменных столов, на которых расставлены вазы. На небольшой кровати аккуратно лежат яркие цветные подушки. Наволочки для них сшиты из старых рубашек и платьев.

В саду также не обошлось без «антиквариата». В старых бачках от унитазов и в тазиках растут цветы, из вентилятора создана люстра. В каждом уголке усадьбы можно найти вещи, прошедшие через чуткие руки Веры Сопченко.

— Муж меня часто звал барахольщицей — за то, что я не могла пройти равнодушно мимо какой-нибудь выброшенной вещи. Как-то раз я шла по улице. Мимо проезжала грузовая машина с мусором, и из ее кузова выпала кукла. Она была грязная, без одежды, но мне сразу приглянулась. Я ее отмыла, связала для нее теплый костюмчик, и теперь она живет у меня на даче. Правда, взгляд мне ее не нравится — она похожа на какую-то сплетницу. Но все равно пусть живет. Рядом с ней соседка, кукла без одной руки. Зато какие у нее красивые глаза! Я ее посадила рядом так, чтобы не было видно, что она с изъяном. Мне жалко, когда люди выбрасывают старые вещи, ведь многие из них еще можно использовать. Нужно только обновить, почистить или найти им другое применение. Даже мой муж потом стал иногда мне приносить какие-то интересные предметы — привык к моему увлечению.

Вера Ивановна достает из маленького пакета несколько небольших красивых куколок в элегантных шляпках и кружевных одеждах. На деле оказалось, что это всего лишь старые разноцветные кегли, а платья — резинки для волос. И таких причудливых вещей в этом доме хранится немало. На одной из деревянных этажерок стоит «батальон» стеклянных бутылок, на другой — посуда самых разных времен. Глядя на них, сложно сказать, что все это найдено на свалках. Все блестит, сверкает чистотой.

— Мои дети говорят, что я уже захламилась — столько всего стоит, лежит... Но я не могу все это выбросить. Мне просто это нравится. Разве, глядя на все это, можно сказать, что это мусор? Даже эти вазочки, заварники... Когда я их нашла, они были просто грязные, заляпанные, неизвестно чем вымазанные. Я их все помыла, почистила, и они засверкали. При этом они абсолютно целые. Люди выбросили их только потому, что они были старые и грязные. Я находила даже предметы XIX века.

Кроме того, Вера Ивановна занимается вышивкой и вязанием. Созданные ею изделия носила вся семья.

— Я вязала все: и одежду, и шторы, и пальто, и даже кукол. У меня до сих пор хранится целых три чемодана вязаных поделок. Это умение ко мне перешло от мамы. Она заставляла меня вязать. Если я ленилась, она говорила: «Ну провяжи еще два-три стежка, и все». И я сидела, трудилась. По такому же методу учила и своих двух дочерей. Они могут за три вечера связать платье. Помню, в 1981 году я связала себе темно-синее платье с широкими рукавами. Однажды на улице ко мне подошел мужчина и долго пытался выяснить, где я его купила, — такое же хотел жене приобрести. Все учителя детей ходили в связанных нашими руками платьях. И свекровь у меня такая же была — шила, вязала.

Как признается Вера Сопченко, в каждое творение она вкладывает душу.

— Это моя отдушина. Я не могу сидеть без дела. Даже когда я еду с дачи в город, уже знаю, чем буду сегодня заниматься. И по-прежнему каждый раз приношу домой выброшенную кем-то вещь. Я всегда знаю, для чего она мне нужна. Это у меня, я думаю, врожденное. Не знаю, может, конечно, мои дети это все потом и выбросят — зачем им это все?.. Столько места занимает... А может, и сохранят как память обо мне.

Метки:
baikalpress_id:  18 562