Маму убили...

Пьяный рецидивист расправился с молодой женщиной

В конце июля небольшую деревню Култук Усольского района потрясло ужасное событие: была жестоко убита многодетная мама. За убийство задержали ее приятеля. Причиной расправы стала ревность на почве пьяного состояния. Мужчина явился в дом в нетрезвом виде, разбил окно и на глазах трехлетнего ребенка расправился с молодой женщиной. 27 июля соседка многодетной матери увидела, что один из ее ребятишек рыдает, сидя на заборе. Соседка кинулась во двор и нашла там окровавленную хозяйку усадьбы. Она была мертва.

О приятеле говорили плохо

Семья Гавриловых хорошо известна в деревне Култук — с положительной стороны. Виталий Григорьевич и Валентина Ивановна, которые сами находятся уже в преклонном возрасте, вырастили пять дочерей и двух сыновей, которые сами уже обросли семьями, ведут в деревне хозяйство.

Тридцатилетняя Аня Гаврилова работала в детском садике нянечкой. Работала уже восемь лет на одном месте, и о ней говорили только хорошее. Личная жизнь у нее не особо складывалась. Она одна растила двух своих детей, ни на что не жаловалась. И не так давно купила себе дом в родной деревне — на материнский капитал, который ей выдали после рождения второго ребенка. Кроме того, Анна воспитывала двоих детишек своего погибшего брата. Три года назад он был убит в родном Култуке.

Конечно, Анна была не одна — ей помогали отец с матерью, сестры. Семья Гавриловых дружная.

Анна, видимо, хотела как-то наладить свою личную жизнь; хотела, чтобы в доме появился мужчина, у детей — отец. И завязала отношения с местным жителем Вячеславом Бунтовым — человеком молодым, но пожившим и к тому же отличавшимся неприятным нравом. Этот тридцатилетний человек, как рассказывает Валентина Ивановна, мама Ани, не так давно вышел из тюрьмы. Она говорит, что он не был Ане ни гражданским мужем, ни сожителем. А в последнюю ночь перед смертью она его даже на порог не пустила.

— Он что-то около года на свободе... Человек жестокий. Одну жену свою захлестал, так она чахла, чахла и померла. В Новожилкино парня какого-то топором ударил. Отсидел то ли четыре года, то ли пять лет... В Култуке у него отец живет. Вышел из тюрьмы и сюда вернулся. Ане все в деревне говорили: «Не связывайся с ним!»

Когда мы разговаривали с местными жителями, они очень сочувствовали Аниным родителям. Все как один говорили: не с тем Анна связалась. Репутация у избранника Ани Гавриловой действительно жуткая. Некоторые винили ее саму в том, что так вышло, что жизнь ее оборвалась в молодом возрасте.

На побои не жаловалась

Но откуда ж ей было знать, что человек, к которому она отнеслась благосклонно, действительно так жесток, особенно когда напьется? Впрочем, скоро выяснилось, что он не прочь доминировать над женщиной первобытным способом — с помощью кулаков. Валентина Ивановна говорит, что Аня скрывала от нее факты избиения. Пожаловалась незадолго до смерти сестре: мол, сломал ей приятель два ребра, избил сильно. Но с сестры взяла слово родителям не говорить об этом — жалела их.

— Я бы знала — пришла бы туда, выкинула бы его, в милицию написала, — вытирает слезы Валентина Ивановна.

Она лишилась уже второго своего ребенка — сначала убили сына, теперь дочь. Сама Аня после избиений в милицию заявления подавать не стала. Мама говорит, что дочь, вероятно, стала бояться своего ухажера, боялась и жаловаться. Но старалась избегать его.

— Она его не пускала. Он ей в тот вечер стекло выломал, выставил окошки и залез.

Дети тоже не любили материного кавалера.

— Виталя как-то домой не пошел, сказал: «Там Бунтов». Тот как раз вернулся с деляны, где работал.

Безлюдная Зеленая улица

Утром 27 июля Валентина Ивановна пошла выгонять коров.

— Смотрю, одна из дочерей идет и плачет. Я думала, дома у нее что-то стряслось, с детьми что-то не то. А она про Аню рассказывает. Ей позвонили, сообщили. Я и побежала...

...Дом, который купила Аня, стоит немного на отшибе. Улица Зеленая короткая, домов на ней немного, стоят они далеко друг от друга. Между ними развалины, брошенные дома. До соседей справа и слева, которые живут на другой стороне улицы, довольно далеко — не менее трехсот метров, не докричишься. За домом — густо заросшее высокой травой поле. Улица сама по себе заглохшая, безлюдная. Поэтому неудивительно, что никто не заметил, как в соседский дом залез мужчина.

— В доме был трехлетний внук. Он говорил потом: «Это Бунтов окошко выломал. Бунтов маму убил».

На глазах у перепуганного ребенка и произошла трагедия.

— Он ее бил. А потом раздел догола, выволок во двор и бросил в помойку. Все лицо изуродовано, руки в синяках... — рассказывает убитая горем мать.

Валентина Ивановна не смогла добежать до улицы Зеленой — ей стало плохо. Лицо дочери на похоронах было закрыто. Она не рискнула его увидеть...

Подозреваемого в убийстве Анны Гавриловой задержали по горячим следам, сразу после сообщения соседки. Вечером после трагедии его еще видела шестнадцатилетняя внучка Гавриловых.

— Шла с подружками по деревне. А он стал им говорить: «Я нездешний, приезжий». Как убил, так, видать, и пошел дальше гулять.

Следственными органами Следственного комитета Российской Федерации по Иркутской области было возбуждено уголовное дело, а девиантному сельчанину предъявлено обвинение. В деревне никто не сомневается, что именно буйный односельчанин до смерти забил Анну Гаврилову. На ее теле также обнаружили следы удушения. Поскольку этот человек неоднократно судим за причинение тяжких телесных повреждений и угрозу убийством, ему грозит серьезный срок.

Аню похоронили в день ее рождения, 31 июля...

Дети осиротели из-за пьянки

Убийство Анны Гавриловой было совершено по пьянке. Как сообщают следователи, у пьяного кавалера взыграла ревность и он пошел с разборками к своей пассии. А пьянство в Култуке, а также во всем околотке распространено повально.

Пока мы ехали в Култук, нам попалось невиданное для полудня понедельника количество пьяных мужчин. Они просили довезти их до магазина. Учитывая, что в сельской местности тяжкие преступления в 99 процентах случаев связаны с алкоголем, увиденное нас не порадовало, учитывая, что некогда совхоз «Усольский» был орденоносцем, а его многочисленные отделения передавали друг другу трудовое красное знамя. Теперь мужчины — те, кто в состоянии — работают в ангарском ЖКХ, женщины моют полы в больнице. Но старшему поколению горько видеть, что происходит.

— Запились мужики совсем! — подтверждает наши наблюдения Валентина Ивановна.

Ее дочь была убита пьяным уголовником, а внуки остались сиротами. Маленькая — полуторагодовалая — дочка Анны все зовет маму. Но вместо мамы ей теперь будут тетки и бабушка. Детей Анны — всех четверых — старики сразу забрали к себе. Опеке сказали: «Не отдадим в детдом!» Вторая по старшинству дочь Гавриловых взяла на воспитание Аниных детей. А двое ребятишек брата, которых воспитывала Анна, переехали к самой старшей сестре.

Метки:
baikalpress_id:  25 299