В сельском храме происходят чудеса

В здании по ночам слышны шорохи и пение, а на месте алтаря сквозь пол сочится влага

«Надо про нашего барабашку обязательно рассказать», — сторож Дома культуры поселка Уян скромно передает эту просьбу библиотекарю. Сама женщина говорить об этом стесняется. Как оно обычно бывает, люди, столкнувшиеся с проявлением потусторонних сил, боятся насмешек. Меж тем Дом культуры находится в здании церкви, и мистические события уже давно стали частью его жизни. Поруганная советской властью христианская святыня словно напоминает потомкам об ошибках прошлого. Уже многие десятки лет в храме не проводились службы и не бывали прихожане, но, к изумлению людей, на Масленицу в бывшей церкви одуряюще пахнет блинами, в Вербное воскресенье — вербой, звучит церковное пение, а на месте алтаря вот уже больше 20 лет не высыхает лужица, по некоторым признакам похожая на миро.

Названием обязано ссыльному поляку

О том, сколько лет селу Уян, местным культурным работникам, ответственным за краеведение, остается только догадываться. Нигде не сохранилась дата основания населенного пункта. Но что остается бесспорным фактом, так это то, что село старинное и образовалось на куйтунской земле одним из первых более 300 лет назад. Что касается названия, то тут есть две версии. Некогда в глухих местах поселился ссыльный поляк по имени Ян. Чужеземец оказался радушным хозяином и часто принимал гостей. Помогал поляк обжиться на этой земле и крестьянам. Выражения «был у Яна», «ночевал у Яна», «живу у Яна» использовались часто и постепенно трансформировались в «уян».

Вторая версия связана с эвенками. Теснимые татаро-монголами и бурятами на север, они, возможно, шли через куйтунские земли и дали поселению название. Старожилы рассказывают, что в прошлых веках бежал в этой местности чистый ручеек, и все называли его Уянчиком. Возможно, от него и пошло название села.

Первое упоминание об Уяне, которое удалось найти местному библиотекарю Татьяне Таюрской, относится к 1797 году. Но уже к тому времени селу было как минимум 100 лет, оно жило и процветало за счет плодородной земли, богатейших лесов и обилия рыбы. Прознав о столь богатом крае, сюда стремились люди. Уян стал многонациональным — помимо русских здесь живут чуваши, мордва и татары.

Сначала в середине XVII века здесь была построена деревянная церковь, а в 1886 году началось масштабное строительство Архангельского храма. Прихожане щедро жертвовали и сами участвовали в строительстве, но даже без учета их взносов и помощи храм обошелся в миллион рублей. Церковь стала волостной гордостью. Высоченная, с несколькими колоколами, а главный, в котором было почти 18 пудов (300 кг) весу, звенел так, что в тихую погоду был слышен за 32 километра, в Куйтуне.

И сейчас в дверных проемах видно крепкую кладку из толстого кирпича. Кирпич обжигали на местном глинобитном заводике. Во время строительства все прихожане несли к будущему храму яйца. Белок добавлялся в известково-песчаный раствор, и кладка получалась невероятной крепости. Церковь строилась на века, с большой любовью и старанием. Специально для ограды были выкованы ажурные железные решетки, покрашенные, как и купола, в зеленый цвет.

Подземный ход

Население в Уяне было набожное. Храм, в который было вложено столько труда и душевных чаяний, оно любило беззаветно. Но пришла советская власть. В 1937 году всех церковнослужителей собрали вместе и вывезли в неизвестном направлении, с храма сбросили купола и в его здании открыли сельхозпредприятие — моторно-тракторную станцию.

Потом здание передали под клуб, и оно пришло в запустение. Первые мистические события начали происходить в конце 80-х. Молодые ребята иногда оставались здесь ночевать, прикорнув на широких подоконниках. И что-то случалось ночью в бывшей церкви — подходил кто-то к парням и так пугал их, что бежали те домой по ночи без оглядки.

Так и стояло здание в запустении, пока в 1998 году сюда не пришла новая хозяйка, Марина Кошелева. В зрительном зале церковные окна были заложены кирпичом. Их часто били, а вставлять каждый раз огромную скругленную стеклину влетало в копеечку. Во время ремонта обнаружили старинную фреску, но что делать с ней, не знали. Фотоаппарата ни у кого под рукой не оказалось, и фрагмент заложили кирпичом. А на месте церковного погоста сделали стадион. До сих пор дети играют здесь в футбол.

Несколько лет назад возле стадиона провалилась земля. Огромный провал засыпали двумя машинами гравия, но перед этим туда заглянули. В сторону церкви шел ход, укрепленный листвяком. Однако исследовать его никто не полез — слишком боязно было.

Рядом с храмом находилось кладбище. Когда в 80-х годах строили дома, нашли скелеты, длинные рыжие волосы, нательные крестики. Жителей домов призраки не беспокоят. Судя по всему, вся аномальная активность сосредоточилась в бывшей церкви. Место это, веками намоленное, обладает сильной энергетикой. Когда после восстановления клуба люди стали бывать здесь каждый день, а сторожа оставались на ночь, потустороння активность вошла в свою активную фазу.

Клуб состоит из двух частей: каменной (задние церкви; сейчас здесь находится зрительный зал) и деревянной (пристрой, сделанный в позднее время; в нем находятся библиотека, музей и помещение для дискотеки).

На Масленицу библиотекарь Татьяна Таюрская и сторож Елена Черентаева стали свидетелями чуда. Никто в клуб блинов не приносил, но в зрительном зале пахло выпечкой — стоял такой аромат, что каждый представил себе блинчики, только-только соскочившие со сковородки и оплывающие сливочным маслом.

— А в Вербное воскресенье здесь пахло вербой. Я не одна этот запах чувствовала, — рассказывает Елена.

Возле входа в церковь сторожа часто слышат шорох — как будто батюшка идет и полы его рясы шуршат о ступеньки, а из зрительного зала доносится чистое женское пение.

— В крещенскую ночь мы с дочерью здесь были на дежурстве, — вспоминает Елена. — Я прилегла в комнатке, а дочке позвонила подруга и рассказывала какой-то ужастик. Дочка ей говорит: «Ой, не рассказывай мне, я в клубе». А самой любопытно, слушает. С подружкой поговорила и стоит в коридорчике возле зрительного зала. И вдруг слышит, что там кто-то тихонько причитает женским голосом: «Ой-е-е-е-й!» Ночь. Мы во всем здании одни. Дочка ко мне прибежала. «Пойдем, — говорит, — мама, домой. Я здесь не могу находиться».

Сменщица Елены, пожилая женщина, везде ходит со своей собачкой. И вот приходит она на дежурство, а собака замерла в дверях, рычит, скалится, и шерсть на загривке дыбом. Хозяйка ее за шкирку — и внутрь. Собачонка забилась под кресло и до утра не показывалась.

Странные события

Директор клуба Марина Кошелева — убежденный скептик. Но и она была свидетелем странных событий. В Крещение, когда в бывший храм принесли святую воду из иордани, на втором этаже ни с того ни с сего вдребезги разбился плафон. А в Покров, когда в здании клуба традиционно празднуется День пожилого человека, на крыше со страшным грохотом рухнуло стропило. Кроме того, когда в зрительном зале никого нет, оттуда доносится грохот, как будто бетонная плита упала. Люди заходят внутрь — все порядке. А иногда в закрытом помещении, где абсолютно точно никого нет, хлопают кресла стульев. Иногда сторож читает книжку и слышит рядом с собой треск, как будто кто-то сел на стул рядышком. Порой из зрительного зала доносится разбойничий свист.

— Две недели назад еще один скептик, сторож дядя Федя, под утро услышал звук, как будто колокол звонит, — рассказывает Татьяна Таюрская. — Говорит: «Я пошел, закрыл дверь. Пока делал обход, вернулся, а дверь нараспашку. Опять закрыл. И снова ее кто-то открыл изнутри». И тут он не выдержал, побежал домой. Жена говорит, что ни разу своего супруга не видела таким напуганным. 

Еще один сторож дядя Ваня — мужчина, кстати говоря, непьющий и с крепкими нервами — уволился после первой же ночи. Он прилег на скамеечке и увидел перед собой облачко, которое приобрело очертания старушки, строго спросившей: «Ты кто?»

В зрительном зале, который, напомним, располагается в главном здании бывшей церкви, есть сцена. Она расположена как раз в том месте, где стоял алтарь. Когда открыли клуб и шел первый концерт, один из молодых артистов упал замертво. Человека парализовало. На досках сцены, в строго определенном месте, на протяжении более чем 20 лет проступает влажное пятно. И сколько по нему уже топтались артисты, сколько уже раз по нему с мокрой тряпкой проходились уборщицы, но маленькая лужица проступает вновь и вновь. Вода не может капать с потолка — прорех там нет. Да и летящие капли заметили бы. Значит, вода сочится через доски. Возможно, это машинное масло, пролитое на дерево еще во времена существования моторно-тракторной станции.

— Когда станцию закрыли, здесь заменили все полы, — говорит Татьяна Таюрская. — Но я думаю, что масло не могло бы проступать целой лужицей в течение 20 лет. Доски сцены подняты над землей, и непонятно, что может питать лужицу. Совершенно очевидно, что это не смола, но и не вода. Содержимое лужицы маслянистое. Одно из предположений — мироточит место бывшего алтаря. Но миро душистое, а эта жидкость абсолютно ничем не пахнет. Елена Черентаева сбегала домой за ватными палочками и пакетом. Мы взяли пробы, которые хотим передать экспертам. Результаты лабораторного исследования мы опубликуем в одном из следующих номеров.

Метки:
baikalpress_id:  18 494