«Урку задрали первого...»

Ровно 75 лет назад в Иркутске оборвалась жизнь замечательного человека

Про Виталия Чеславовича Дорогостайского написано немало: к этой яркой и короткой жизни — всего 58 лет — уже ни прибавить, ни убавить. И все же говорить о нем нужно. Хотя бы затем, чтобы иркутяне помнили и, как и я, досадовали, — память о нем до сих пор никак не увековечена в нашем городе.

Сын политического ссыльного

Он родился в Тулуне 16 сентября 1879 года в дворянской семье — от польского
политссыльного и дочери местного чиновника. В 1898 году окончил Иркутскую
мужскую гимназию. Высшее образование получил в Московском университете (кстати,
одновременно прошел курс рисунка в Строгановском художественном училище). Там
ему прочили блестящую карьеру ученого-зоолога, но от скудости средств юноша
вынужденно вернулся в Иркутск, где стал преподавать. Вот несколько фактов из его
биографии.

19 мая 1907 года в Монголию отправилась научная экспедиция: Дорогостайский,
Михеев, Попов и десять казаков с навьюченными лошадьми. 18 июля 1910 года в
Восточно-Сибирском отделении Императорского Русского географического общества
В.Ч.Дорогостайский сделал доклад о восхождении на гору Мунку-Сардык и посещении
Северо-Западной Монголии.

29 марта 1916 года при Академии наук создана комиссия по изучению Байкала,
возглавил которую видный ученый В.Дорогостайский. А 13 мая он выехал в село
Лиственничное, где в железнодорожных мастерских начал строить по своему проекту
катер «Чайка», предназначенный для исследовательских работ на Байкале. Средства
на строительство — 16 тысяч рублей — собрали иркутяне. В 1919 году профессор
Иркутского университета В.Ч.Дорогостайский основал в поселке Большие Коты на
Байкале лисий питомник.

17 июля 1920 года особый отдел 5-й Армии арестовал Дорогостайского по
обвинению в контрреволюционной деятельности. Донос оказался ложным и после
выяснения всех обстоятельств по делу 26 августа профессор был освобожден.

15 января 1926 года правление Иркутского университета командировало
профессора Дорогостайского на 2 месяца в Японию — для изучения организации
зверопитомников и приобретения племенных черно-бурых лисиц для питомника в
Больших Котах. А весной следующего года Сибкрайплан поручает ученому серьезную
тему: «Пушное звероводство в Сибири».

«Зверский случай»

В этом же году главная советская газета «Правда» напечатала фельетон Михаила
Кольцова-Фридлянда «Зверский случай». Авторитет этого журналиста в то время был
столь высок, что выводы по его материалам делались скорые и строгие (правда,
позже сам он будет расстрелян по обвинению в шпионаже). Но вряд ли москвич
приезжал к нам. Наверное, он получил отчаянное письмо Дорогостайского и поверил
профессору на слово. В фельетоне говорилось: «Есть на Байкале, в Котах, в глуши,
в горах, в тайге, питомник пушного зверя. Драгоценнейший питомник, равному
которому, по пальцам перечесть, во всех странах нет. Во всяком случае, по
соболям байкальский питомник считается первым в мире.

В Котском питомнике разводят черно-бурых лисиц. Голубых песцов. Золотых
соболей. Разводят осторожно, внимательно, трепетно, нежно. Вывели ценнейшие
экземпляры этих редких, на большое золото обмениваемых зверей. Руководит
питомником известный профессор Стайский. Сознайтесь, вы до сих пор ничего не
слышали о Котском питомнике, если только не живали на Байкале. А известен этот
питомник во многих странах, в Европе, в Америке. Одна из германских рабочих
делегаций, попав в Сибирь, специально заинтересовалась Котами, съездила туда,
наблюдала великолепных зверьков, любовалась знаменитым Уркой — ручным соболем,
наплодившим в Котах уже целое поколение совершенно ручных соболей.

В питомнике профессор Стайский производил интересные опыты: скрещивал красную
лисицу с черно-бурой. Разводил пятнистых оленей. Отдался этому делу с головой,
потратил на него десять лет своей жизни. В голодные 1921—1922 годы сам недоедал,
но уберег зверей от лишений.

Наступили хорошие времена. Жатва засеянного многолетнего труда должна взойти.
Питомник готов стать центром для снабжения других советских питомников, для
вывоза своей живой валюты в обмен на валюту золотую. Уже посыпался град
телеграмм с заграничными запросами. Уже из Канады поступают настойчивые
повторные предложения купить котских зверей за любую цену. И тогда...

И тогда, именно в тот самый момент, питомник подвергается полной блокаде со
стороны опекающих его учреждений. Сибирское земельное управление, за которым
числится питомник, не только не посылает ему денег — оно оставляет без ответа
все отчаянные запросы с Байкала. Когда заведующий питомником дорвался до
начальства, стал чуть ли не на коленях выпрашивать деньги на кормежку зверей и
свою собственную, он получил поистине римский ответ: «Продайте питомник и
получите сами себе зарплату». В Сибири шуток не понимают.

Заведующий питомником взял да и продал его всерьез. От Сибзема все дело со
зверями перешло к Иркутскому университету. Легче от этого не стало. Полученные
от университета пятьсот рублей исчезли как мечта. А больше... больше в
университете денег не нашлось.

Профессор Стайский не в силах был смотреть, как голодали звери. Он, частное
лицо, скормил четвероногим государственным пенсионерам личных своих четыреста
рублей. Пожалуй, надо привлечь Стайского за превышение власти. Как это он,
такой-сякой, смеет нелегально кормить казенных животных на свои деньги!

Жена заведующего, бросив все, стала ходить каждый день рыбачить и улов делила
между семьей и песцами. Такого снабжения оказалось мало. Звери прибегли тогда к
древнему, но надежному способу пропитания. Они стали поедать друг друга. И в
первую очередь задрали знаменитого соболя Урку, того самого, из которого мы
только собирались доить валюту; того самого Урку, которым любовались иностранцы.

Не стало лучших экземпляров лисиц, соболей, песцов. Не стало и не стало! Кому
какое дело? Университет и Биолого-географический институт бомбардировали Москву,
Главнауку. И слышали в ответ великолепное молчание. А нужно было на спасение
питомника меньше десятка тысяч рублей. Приблизительно столько, сколько уходит у
нас иногда на две хорошие, удобные, интересные... и бесцельные командировки...»

По приговору «тройки»: 29 октября 1934 года профессор Дорогостайский получил
приветствие: «Восточно-Сибирский краевой исполнительный комитет поздравляет Вас
с 30-летием Вашей плодотворной научной и педагогической деятельности. Своей
творческой научно-исследовательской работой Вы внесли ценный вклад в
сокровищницу советской науки. Своим организаторским талантом Вы помогали
укреплению государственного университета и выращиванию кадров молодых советских
ученых. Желаем Вам бодрости и здоровья! Надеемся, что Вы еще долгие годы будете
трудиться в рядах научных работников нашей социалистической Родины».

Тогда же исполком премировал профессора автомобилем. Скорее всего, это был
первый отечественный легковой ГАЗ-А, который, увы, юбиляру не достался, — при
поступлении с завода его забрал себе один из высших партийных руководителей
крайкома Всесоюзной коммунистической партии (большевиков). Кто именно —
установить возможно, если поискать в архивах новейшей истории Иркутской области,
но вряд ли это имя теперь имеет значение.

Интересно другое. Страстный охотник (а еще, как ни странно, технарь-самоучка)
Дорогостайский собственноручно собрал мотоциклет. Старожил Иркутска Борис
Демьянович (в 95 лет — превосходная память!) рассказывал мне, с каким грохотом
Виталий Чеславович и его друг проносились по улицам — за город, на охоту. (Вот
на фото они уже возвращаются с добычей, профессор за рулем.) Еще Борис
Алексеевич вспоминал, как его отец дружил с Дорогостайским, а сам он мальчишкой
часто бывал в их доме на набережной. Боря учился в одном классе с Женей
Дорогостайской. Может быть, оттого, что она была старшей дочерью, отец привлекал
ее к созданию собственного автомобиля. (Вглядитесь в редчайший снимок: в
мастерской — рабочий перерыв, профессор отдыхает, закинув руки за голову;
самоделка уже обрела автомобильные контуры; за рулем сидит Женя — она
полуобернулась к фотографу.)

В итоге двухместный «Жук» был построен и даже получил номер: 42-05 СИБАВТО.
Только и «Жук» недолго возил хозяина — из-за конфликта с ректором Дорогостайский
уехал в Алма-Ату руководить кафедрой зоологии Казахстанского госуниверситета.
Там 26 августа 1937 года он был арестован и привезен в Иркутск, где ему
предъявили обвинение по статье 58 УК РСФСР. А 27 ноября 1938 года по приговору
«тройки» профессора расстреляли... P. S. В Иркутском областном архиве хранится
фонд Дорогостайского. Своих историков и писателей еще ждут уникальные
документы.

Комментарии

Нажмите "Отправить". В раcкрывшейся форме введите свое имя, нажмите "Войти". Вы представились сайту. Можете представиться через свои аккаунты в соцсетях. После этого пишите комментарий и снова жмите "Отправить" .

Система комментирования SigComments