Дом с литераторами и привидениями

Призраки приходят сюда с ближайшего церковного погоста

Дом литераторов на ул. Степана Разина, где размещается государственное учреждение с одноименным названием, а также один из писательских союзов Иркутска, скоро «уходит» на реставрацию. Здесь уже работают специалисты, которые делают разного рода измерения и берут пробы материала, готовится проектно-сметная документация. Небольшой, казалось бы, особнячок заслуживает особого внимания — как памятник федерального значения с большой историей. И как дом с привидениями.

Маленький дворец

Особняк принадлежал Бревновым, купцам-миллионщикам. Бревновы, Владимир
Капитонович и Николай Капитонович, торговали оптом и в розницу чугунными и
железными изделиями, бумагой всех сортов, канатами, войлоками и, между прочим,
алмазами. Был у купцов собственный торговый дом — сегодня это здание на улице
Урицкого занимает ресторан «Вернисаж».

В 1901 году купец второй гильдии Владимир Капитонович прикупил большую
усадьбу, занимавшую весь угол Почтамтской (ныне Степана Разина) и Харлампиевской
(ныне Горького), под боком у Харлампиевской церкви. А через девять лет
осуществил проект — отгрохал особнячок для своей семьи и брата.

— Это был очень тщеславный проект. Построен дом по принципу дворца. Чего
только стоит лестница молочного мрамора. Для этого пригласили современного,
очень дорогого архитектора, выпускника Петербургского императорского института
гражданских инженеров Николая Бойкова. Он работал в современном тогда стиле
модерн. Бойков построил для Бревновых и жилой дом, и торговый дом, —
рассказывает Светлана Зубакова, сотрудница Дома литераторов. Она, библиотекарь
по образованию, поступила сюда на работу пару лет назад. Идея восстановить
историю этого дома витала в воздухе.

— У меня было полное ощущение, что здешнее время застыло где-то в советских
семидесятых. Потом появилась новая мебель, новые выставочные центры, и мы с
директором дома Юрием Барановым решили, что нужно заняться историей дома. А
когда начали «разгребать углы» — перебирать весь хлам, который накопился за все
время существования дома, обнаружили интереснейшие книги — издания типографии
Сытина, книги, подписанные иркутянами минувшей эпохи. Было, например, издание с
откровенной надписью: эта книга украдена из библиотеки такого-то мещанина г.
Иркутска.

Отыскали схему здания, нарисованную самим архитектором Бойковым. — Архитектор
занимался не только строительством, но и обустройством дома, обставлял его. В
комнате, где был будуар хозяйки (там сейчас кабинет директора Дома литераторов),
сохранился наборный деревянный потолок. Сохранилось большое зеркало на лестнице.
Сохранилась зеркальная дверь в бальном зале — а когда-то все стены были
зеркальные...

Бревновы бежали из России в 1917 году. Говорят, что бежали в Китай. И там у
них родилась внучка. По некоторым сведениям, она перебралась из Китая в
Бразилию.

— Говорят, она приезжала сюда лет двадцать назад как туристка. Ходила по
этому дому, смотрела на свое родовое гнездо. А никто ее не заметил, никто не
обратил на нее внимания, — рассказывает директор дома Юрий Баранов. А Бойков так
и не уехал обратно в Петербург. Он служил иркутским губернским архитектором,
исполнял обязанности заведующего строительно-дорожным отделом Иркутской земской
управы, преподавал в Восточно-Сибирском индустриальном техникуме. И построил в
Иркутске еще не одно здание: дом Фон Люде (Сухэ-Батора, 18), кожевенный завод по
Сурнова, новую электростанцию на углу Гершевича и Набережной, интернат для детей
работников и военнослужащих УНКВД по ул. Володарского. Он же является автором
проекта реконструкции здания Центрального телеграфа, что напротив цирка.

Предательства

После того как хозяева покинули дом, его национализировали. Во время
революции в нем кипели политические страсти. Хозяйский кабинет занимал какое-то
время генерал Морис Жанен, представитель Антанты, откомандированный в Советскую
Россию как командующий войсками Антанты в России. Его задачей было эвакуировать
взбунтовавшийся Чехословацкий корпус. Жанену не нравился Колчак и белое движение
в целом. И в декабре 1919-го он в обмен на беспрепятственную эвакуацию войск
сдал адмирала политическому центру. По легендам, к нему сюда, в кабинет дома
Бревновых, не раз приходил Колчак.

Есть легенда, рассказывающая, что когда генерал возвращался домой, то на
железнодорожной станции Тулун к нему подошел какой-то человек — бывший
белогвардейский офицер — и бросил в лицо Жанену 30 серебряных монет, как Иуде.

— Наверное, из-за того что здесь происходило всякое, энергетика этого места
для меня, как для человека чувствительного, тяжела. В кабинете это хорошо
чувствуется, — говорит Светлана Зубакова.

Кстати, дом носит имя преданного товарищами человека — писателя-партизана
Петра Петрова. Петров был репрессирован и расстрелян в 30-х. На допросах он не
отрицал, что высказывал сомнения в правильности «линии партии». Видные
товарищи-писатели своими рецензиями, написанными по запросу органов,
подтвердили, что Петров — прямая «контра». Известный писатель Константин Седых —
и не только он — и на допросах товарища защищать не стал: обвинил Петрова в том,
что тот занимается воспеванием эсеров и анархистов. Петр Петров был
расстрелян... Но в то время товарищи писатели еще не имели никакого отношения к
дому Бревновых. Писатели долго ютились в полуподвальчике на соседней улице.

Когда гражданская война угасла, в доме Бревновых разместилось общежитие
коммунхоза, затем — гостиница исполнительного комитета партии. Иркутский
писатель Анатолий Шастин добился передачи этого здания писательской организации.
В доме Бревновых капитальный ремонт имел место лишь однажды — в семидесятых,
именно тогда, когда его передавали писателям. Но и капитальный ремонт
семидесятых годов не смог избавить его от тяжелой энергетики. Более того, здесь
начали появляться призраки.

Потусторонняя жизнь

Легенды о здешних призраках пользуются большой популярностью. Отчасти
благодаря ребятам из группы «Космопоиск», которые интересуются паранормальными
явлениями. Они проводили здесь какие-то измерения, пытались установить контакт с
потусторонним миром. К этому можно относиться как угодно. Что известно про
здешние привидения? Они появляются здесь всегда в грозовые ночи.

Есть люди, которые не только слышали всякого рода неопределенные стуки и
поскрипывания, но и видели своими глазами нечто или же слышали настолько
отчетливо, что это нельзя было спутать со звуками старого дома, который
поскрипывает своими деревянными стенами (стены второго этажа — из дерева) и
половицами.

Свидетельницей появления одного из призраков — женщины в белом платье —
несколько лет назад стала здешняя уборщица. Это была ее последняя рабочая смена
в стенах Дома литераторов. Она оставалась в здании одна, набрала ведро воды,
принялась мыть пол. Домыла до лестницы, которая ведет из покоев хозяев в нижний
этаж. И вдруг почувствовала, что кто-то смотрит на нее, и обернулась. У
лестницы, будто бы поднявшись снизу, она увидела молодую женщину, воздушный
образ которой растаял, как только уборщица испустила истошный крик. На следующий
день техничка попросила расчет.

Ребята из «Космопоиска», которые пытались установить контакт с призраками,
рассказали о том, что женщину зовут Вероника. Она приходит суда искать утерянное
ожерелье. Все призраки не являются обитателями этого здания. Они сюда приходят с
ближайшего кладбища — с погоста при Харлампиевской церкви, которая находится
рядом.

Маргарите, молодой сотруднице Дома литераторов, довелось слышать что-то по
меньшей мере странное. Она занимается в литературном театре «Слово», который
базируется в доме на нижнем этаже — если спуститься по той лестнице, где нашу
уборщицу подкараулило привидение. Маргарита бывает в нижнем этаже одна, она
готовит сцену к выступлению — и всегда ощущает чье-то присутствие, ей неуютно
бывать там одной. Но это при желании она могла бы отнести к области своей
фантазии. Но вот однажды она сидела в своем рабочем кабинете. И вдруг услышала
странное пение: оно доносилось примерно оттуда же, где возник женский призрак.
Будто бы пели левее от лестницы — в районе мужского туалета. Раньше туалета
здесь не было, а был выход на балкон, который некогда шел вокруг всего дома и от
которого сохранились ничтожные остатки. Маргарита знала, что дом пуст. Голос был
скрипучий, пение походило на то, как если бы играла старая, заезженная
пластинка, например патефонная. Внезапно пение оборвалось. Маргарита оказалась
смелой девушкой, она продолжает работать в доме.

Реальные проблемы: строители за стеной

Но привидения не особенно тревожат литераторов. Гораздо больше беспокойства
приносит строительство, которое развернулось под боком. Юрий Баранов говорит,
что в 2008 году было дано заключение, подписанное главой Восточно-Сибирского
территориального управления Росохранкультуры Анной Войтович, о том, что строить
нельзя, так как это может привести к повреждению памятника. Но стройка идет, а
кто ее разрешил — непонятно. Строительством недовольны не только писатели, но и
жители соседнего дома, которые пришли к инженерам человеческих душ с просьбой
воспрепятствовать строительству. По слухам, интерес в нем имеет какой-то «важный
депутат». Что же строят в историческом квартале?

— Это будет трехэтажная реконструированная шиномонтажная мастерская. Во
всяком случае, такой вывод можно сделать из официальных бумаг. Мы уже везде
писали, я обращался в градостроительный комитет, в стройнадзор, в службу по
охране объектов культурного наследия. Мне ответили, что все нормально, никто
ничего не нарушает. Притом что разрешение на это строительство город не давал.
Еще в ноябре 2012 года председатель комитета по управлению муниципальным
имуществом сообщил, что юридическим отделом комитета готовится пакет документов
для подачи иска в суд — для приостановления строительства и сноса самовольной
постройки. Чем дело закончилось, мы не знаем. И на днях обратились в
прокуратуру...

Сотрудники Дома литераторов очень переживают, что памятник истории и
архитектуры может пострадать. Разрушение, говорит Юрий Баранов, уже началось.
Брандмауэрная стенка, которая является частью памятника, была обрушена
строителями, лазившими по ней.

— Что происходит с Иркутском? Он ведь теряет свой удивительный облик
старинного купеческого города, исторического центра. Наш район входит в зону
особой застройки. А что построят рядом с нами? Шиномонтажку в три
этажа?..

Загрузка...