Когда на Ольхоне были только шаманы...

На Байкале мастер-керамист ощутила настоящую свободу творчества

Художник-керамист Инна Рогова на симпозиуме «Байкал-КераМистика — 2013» заняла первое место в номинации «Лучшее формальное решение». Она живет в Перми, занимается керамикой более 20 лет, предпочитает работать в технике ручной лепки.

— Как вы пришли к керамике? В какой момент поняли, что это занятие вам по
душе?

— Ну, это же не бывает так, что вот сегодня проснулся — и вдруг озарение. Все
было постепенно. Сначала лепила понемножку, просто потому что нравилось. Но со
временем это стало моей профессией, делом всей моей жизни.

— Помните свою первую работу?

— Помню лишь, что глина не слушалась в моих руках, получалось совсем не то,
что представляла.

— Где и как вы черпаете идеи для своих работ, откуда приходит вдохновение?

— Сложно ответить на этот вопрос однозначно. Ведь человек никогда не видит
что-то напрямую, особенно художник. Есть его жизненный опыт, характер,
эмоциональное состояние, из чего в результате складывается комплекс. Мне
кажется, любая поездка встряхивает, пробуждает острые чувства. Постепенно
рождаются образы, которые немедленно хочется воплотить в работе.

— В какой обстановке предпочитаете творить?

— Наверное, каждый художник любит, когда он сидит в тишине, тепле и уюте. Но
иногда художники ездят на этюды. Керамисты ездят на такие симпозиумы, как
«Байкал-КераМистика», потому что здесь, на Байкале, происходит соединение
энергетик, я бы так сказала. Собираются художники, которые по-разному работают,
по-разному чувствуют, по-разному видят этот мир. И когда они собираются вместе,
как в котле, получается варево творчества и нескончаемых идей. Проникаешься этой
энергетикой, которую ты не получишь у себя дома в мастерской. А может быть, то,
что ты получишь здесь, те незабываемые впечатления, — все это отразится у тебя в
мастерской.

— Названия для ваших работ рождаются сразу, без колебаний?

— Давать названия очень сложно, и часто они бывают самые банальные. Например,
«Осень». Но это всего лишь толчок для зрителя.

— Название для работы «Ольхонские сны» придумали сразу?

— Нет, это пришло уже после того, как работа была готова. Я долго думала, как
ее назвать; пыталась нащупывать свои ощущения. Я представила то время, когда
Ольхон еще не был заселен людьми, когда здесь обитали только духи и доступ сюда
имели лишь шаманы. И в своей работе мне хотелось передать это ощущение
сакральной земли.

— Ничего мистического не происходило?

— Нам мистическим казалось очень многое. Во-первых, конечно, красота
пейзажей, удивительное небо, потрясающие горы. На Ольхоне ощущаешь удивительную
свободу. Самая поразительная и непредсказуемая вещь на Байкале — это, конечно,
погода. Девять ветров, девять погод, и они меняются в течение дня много-много
раз.

— Погода мешала работе?

— Безусловно, работать было сложно. Солнце и ветер — не самые хорошие
помощники, так как глина сохнет раньше времени. Но ведь в этом вся прелесть
экстремальной ситуации.

Метки:
baikalpress_id:  18 360