Сгорело четверо детей

Мамин гость поджег ацетон?

За неделю в Иркутской области пострадало 12 детей. Шестеро из них погибли. В число этих шести входят четверо детей жительницы Мишелевки Оксаны Деминой. Ее дом в ночь с пятницы на субботу сгорел, в доме оставались четверо малолетних детей. Их мать, а также старшая сестра оказались в больнице. Молодая женщина находится в критическом состоянии — у нее обожжено 70% кожи. Следователи Следственного управления СК РФ по Иркутской области установили подозреваемого в поджоге. Это 18-летний воспитанник детдома, который проживал в доме на правах гостя.

Неблагополучные на пути исправления

Трагедия в Мишелевке имеет историю. История эта началась задолго до нынешних
событий — с того момента, как тридцатилетняя Оксана Демина, как говорят ее
родственники, «забесилась». Жизнь Оксаны не очень складывалась. Ее хорошо знают
в деревне, она местная, здесь родилась и выросла.

— Она из многодетной неблагополучной семьи, здесь, на наших глазах, росла,
училась. И у нее самой родилось пятеро детей. В отношении одного — старшего сына
— она лишена родительских прав. 13-летний мальчик проживает с бабушкой-опекуном
в деревне Верхний Булай. Есть еще старшая дочка Даша 14 лет. Она выжила в пожаре
и помещена в больницу. Погибшие ребятишки: девятилетний Евгений и погодки —
семилетний Александр, шестилетняя Ольга и пятилетняя Светлана, — рассказывает о
семье глава поселковой администрации Александр Рахвалов.

Жизни с отцами своих детей у Оксаны не получалось. Последний ее муж повесился
— в том же доме, в котором несколько дней назад сгорели его дети. (Родственники
Оксаны и соседи даже говорят: как будто он детей забрал.) Последний мужчина, с
которым проживала Оксана в гражданском браке, расстался с ней и уехал на
жительство в Иркутский район. Оксана худо-бедно справлялась сама. К ней
приезжала ее тетка из Нижней Ирети.

Глава администрации рассказывает, что семья стояла на учете. Ее регулярно
навещали, во всяком случае с зимы этого года: более пристальное внимание
социальных органов и администрации было обращено на Оксану Демину и ее пятерых
детишек после того, как старшая дочь 5 января обратилась в администрацию с
жалобами на мать — мол, попивает и бьет их. 25 апреля комиссия по делам
несовершеннолетних Усольского района изъяла младших девочек — Ольгу и Светлану —
и поместила их в социально-реабилитационный центр.

Тетя Оксаны, Татьяна Демина, которая приехала после трагедии из деревни
Нижняя Иреть, рассказывает, что когда они весной узнали об изъятии детей, сразу
приехали и стыдили молодую женщину.

— Я ей говорила: «Ты одна нас опозорила. В нашем роду никто детей не бросал!»
Хотя надо сказать, что она детей своих любила, заботилась о них, в общем-то.
Может быть, теткины увещевания возымели действие на женщину, но, так или иначе,
30 мая та же самая комиссия, обнаружив улучшения в поведении Деминой, приняла
решение о возвращении детей в семью.

— Хочу заметить, что это решение было принято без нашего участия, — уточнил
глава администрации. Однако уточнил также и то, что Оксана прибралась дома и
устроилась на работу. До того она нигде не работала и даже скотину не держала, а
тут пошла на ферму дояркой. Отработать успела только три смены.

После того как детей вернули, в дом к Оксане постоянно приходили проверяющие
— то из ОДН, то из администрации, то из социально-реабилитационного центра. И
все находили условия для детей вполне удовлетворительными. Существуют даже
фотографии, сделанные членом комиссии и свидетельствующие о том, что Оксана
исправилась.

Семье от администрации и созцащиты выделялись продуктовые наборы, была
куплена по программе помощи детям стиральная машина, рассказывает Александр
Рахвалов.

— И в тот день, когда случился пожар, она, кстати, была трезвая.

Квартиранты

Одиночество Оксаны не было тотальным. У нее постоянно гостили молодые люди,
то местные, а то воспитанники или бывшие воспитанники из детского дома в Усолье.

— Трое восемнадцатилетних проживали у нее в доме, — так сказали в
администрации. Один из них, также с сильными ожогами, оказался на больничной
койке.

Родственники и соседи говорят о том, что там бывали юноши разного возраста. —
У Оксаны последние роды были очень трудными. Два года назад она чуть не померла,
кровь два раза переливали. Ей делали тяжелые операции, удалили внутренние органы
по женской части. Но выкарабкалась. Но после этого забесилась — и все тут!
Пригрела каких-то. Сначала был один из Мишелевки, потом двое появились из
детдома. Приезжали, в детдом их забирали. В последнее время трое каких-то жили.
Что уж бесилась? Занималась бы себе детьми... Но недаром говорят, что перед
недобром всегда так.

Между матерью и дочерью были напряженные отношения, как предполагают многие,
на почве этих самых молодых людей. В деревне ходили разговоры о том, что Оксана
имела близкие отношения с кем-то «из малолеток». Да и как они помещались все — и
Оксана с детьми, и «квартиранты» — в маленьком доме, непонятно. Хотя во дворе
была еще сараюшка. А в момент трагедии один из парней спал в старой машине,
которая стояла в ограде дома. Ручки и зеркала машины оплавились от сильного
огня.

Татьяна Демина рассказывает, что ночью племянница, сильно обгоревшая,
ввалилась в соседний дом, где проживал ее отчим Сергей, с криками: «Дядя Сережа!
У меня дети там!» Когда отчим выскочил на улицу, дом был весь объят пламенем,
тушить уже было почти нечего.

— Детишки у Оксаны были шустренькие, они выбрались бы. А они расползлись по
углам, спрятаться пытались, так и погибли. Маленькие еще были, да и со сна не
сообразили, что надо стекла бить.

Менее всех пострадала в пожаре старшая дочка, Даша. Татьяна говорит, что у
Даши порезаны стеклом руки и повреждена губа.

— Она рассказывает, что в доме была, в дальней комнатке сидела за
компьютером. Кто-то кинул что-то в окно, и она успела выскочить. «Квартиранты»
тоже успели выскочить. Только один обгорел и находится в больнице. После того
как полиция и Следственный комитет, заподозрив поджог, попытались установить
подозреваемого и побеседовали со всеми, кто мог что-то знать, внимание
обратилось именно к этому молодому человеку, бывшему детдомовцу, 18-летнему
учащемуся ПТУ. Молодой человек дает показания: признается, что поджег ацетон. Но
говорит, что не специально. Он курил возле дома и бросил непотушенную сигарету в
емкость с какой-то жидкостью, которая воспламенилась. Есть сведения, полученные
от людей, которые его знали, что молодой человек имел страсть к поджогам.
Следствию предстоит это проверить.

Следственные органы Следственного комитета Российской Федерации по Иркутской
области возбудили уголовное дело по признакам состава преступления,
предусмотренного ч. 2 ст. 105 УК РФ (убийство). На месте работает группа
следователей и криминалистов из центрального аппарата регионального управления
СК России. Им предстоит разобраться во всех обстоятельствах произошедшего,
отработать все версии. Другие версии следствием также пока не отброшены, они
проверяются.

Метки:
Загрузка...