Закопал и залил бетоном

Тело искали, прицепив к обвиняемому детектор лжи

В Иркутске вынесли приговор сыну предпринимателя, который убил своего товарища во время ссоры. Он спрятал тело в лесу с помощью приятеля. Потом с помощью своего отца перезахоронил его. Долгое время он пытался запутать следы, устроив для матери убитого целый спектакль. А когда все-таки признался в убийстве, два месяца путал следствие, давая ложные показания о месте, где спрятал тело.

Пустячная ссора

23-летний иркутянин Сергей Белокопытов и его ровесник Алексей Русин были
приятелями. Алексей жил с мамой и бабушкой, Сергей — в обеспеченной семье (отец
занимается бизнесом — лесом, а также владеет машинами-бетономешалками). Алексей
искал работу, вроде как нашел ее и собирался выйти на нее в ближайшее время. А
Сергей учился на юридическом факультете, вел здоровый образ жизни, занимался
спортом. У них были очень разные характеры и жизненные устремления. Белокопытов
— волевой, замкнутый, расчетливый, целеустремленный, а Русин добрый, слишком
мягкий, поддающийся влиянию. Общие знакомые удивлялись, какие у них могут быть
совместные интересы.

В середине сентября 2011 года Сергей Белокопытов и его приятель Александр
Сенькин собрались на природу — на Голоустненский тракт, на шашлыки. Специально
для этого Сергей взял у отца машину. С ними попросился ехать и Русин. Он
рассказал, что знает место, куда можно поехать, там даже есть источник. За
Пивоварихой отдыхающие расположились на шашлыки, достали мангал, стали жарить
мясо. Отдыхали, распивали спиртное. Белокопытов пил безалкогольное пиво.

Ссора между Алексеем и Сергеем произошла на почве ревности. Алексей Русин и
раньше предъявлял претензии товарищу — на основании того, что его, Русина,
девушка звонит Белокопытову. На природе размолвка между приятелями
возобновилась. В этот раз обсуждение проходило особенно бурно, страсти
подогревало спиртное. Как рассказывает сам обвиняемый, Русин схватил шампур и
кинулся на него. Товарищ увернулся и ответил ударом. Он бил друга кулаками, пока
тот не упал, потом стал пинать. Когда заметил ремень сумки, которая висела через
плечо упавшего, стал душить им лежавшего на животе Русина: встал ногой на правое
плечо и тянул ремень вверх. Когда тот стал задыхаться, Белокопытов попросил
Сенькина, который наблюдал за разборкой, достать из коробки скотч. Вдвоем они
перемотали ноги и руки лежавшего. А потом обмотали скотчем лицо, чтобы не
кричал.

На допросах Сенькин объяснил свою позицию невмешательства так: «Пускай сами
разбираются». Потом Сенькин и Белокопытов отошли от Русина, чтобы тот полежал,
успокоился. Но когда вернулись минуты через три, оказалось, что тот успокоился
навсегда. Как позднее установила экспертиза, смерть наступила на месте
происшествия от тупой травмы грудной клетки с развитием жировой эмболии высокой
степени.

Хитрый план

Приятели перепугались. Белокопытов стал трогать живот Русина, прощупывать
пульс, но пульса не было. Белокопытов решил оттащить труп подальше и спрятать в
лесу. Метров через пятнадцать от места пикника Белокопытов и Сенькин обнаружили
овраг, куда и скинули тело. Забросали его ветками, листьями. Потом быстро
собрали пожитки и уехали. Напоследок Белокопытов взял слово с Сенькина держать
язык за зубами. Через два дня, понимая, что труп скоро найдут, Белокопытов решил
рассказать о случившемся отцу. Вдвоем они поехали к этому оврагу, достали тело.
Молодой человек рассказывал следствию, что сам вернулся к машине, а отец остался
на месте с лопатой хоронить труп.

Для того чтобы запутать следы, которые могли привести к нему, Белокопытов
разработал план. Он стал посылать маме Алексея Русина эсэмэски. 19 сентября с
чужого телефона ей написали: «Со мной все хорошо, я у знакомых. Не теряй меня».
Женщина сначала успокоилась. Но, сопоставив планы сына с тем, что было написано
в тексте послания, решила поднять тревогу. Она знала, что в планах сына было
выйти в этот день на работу, этого дня он очень ждал.

Она стала обзванивать всех, кто мог знать Алексея. Написала заявление в
полицию о безвестном исчезновении сына. Дней через десять на домашний телефон
бабушки Алексея Русина, с которой он проживал, позвонили. Мать Алексея, которая
ночевала у бабушки, взяла трубку. Этот ночной звонок был странным: мать услышала
голос Алексея, этот голос ей сказал: «Ты где?» Фоном прозвучал женский крик,
потом фраза: «Иди домой!» Голос сына был таким, будто он не понимает, что
говорит. Еще через пару недель матери убитого позвонил Белокопытов и предложил
встретиться. Она согласилась. Кстати, общение сына с Сергеем она не
приветствовала, так как считала, что не без его участия сын взял кредиты в двух
банках. Она боялась, что Белокопытов может втянуть Алексея в какую-нибудь аферу.

При встрече Белокопытов выс-прашивал, писала ли женщина заявление в полицию.
Через пару дней снова предложил встретиться. На встречу пришел не один, а с
товарищем, которого представил как частного детектива, который будет разыскивать
Алексея. У матери Русина они взяли фото и три тысячи рублей — якобы на бензин.
Потом они еще несколько раз связывались по телефону. Детектив собирался
встретиться с матерью «пропавшего», чтобы задать пару вопросов. Визиты и звонки
прекратились, когда следователь Следственного управления СК РФ по Иркутской
области стала вызывать всех на допросы.

Мать рассказывала следователю, что в дальнейшем ей поступали странные звонки.
Белокопытов и какие-то люди наносили ей странные визиты. В середине декабря днем
ей позвонили в дверь. Она посмотрела в глазок — там стоял молодой человек в
капюшоне. Он сказал: «Вам письмо» — и убежал. Текст письма был таким: «У нас
есть информация об Алексее. В течение нескольких дней вам будет сделан звонок и
будет назначена встреча, т. к. это не телефонный разговор. Если вам
небезразлична судьба вашего сына, просьба никуда не сообщать. Он желает остаться
анонимом!!!» В дальнейшем убитой горем матери неизвестные назначали встречи, на
которые никто не приходил. Ей предлагалось то выйти на торговую площадь им.
Павла Чекотова, то подъехать к торговому центру «Ручей», то приехать в поселок
Маркова. Ей присылались сообщения с вопросами якобы от Алексея. Бедная женщина,
которая осталась одинокой, у которой кроме сына никого не было, измучилась.
Впоследствии она говорила следователю, что живет только до суда...

Обмануть следователей не получилось

После того как Белокопытов признался, его повезли на место, чтобы тот
показал, где перезахоронен труп. Труп искали два месяца, преступник все не мог
вспомнить место. Указывал то на одно, то на другое. В лесу работали полицейские
с собаками, но те не чуяли запаха.

Была перекопана вся лесная поляна 100 на 100 метров, на которую указали
Белокопытов и Сеньков. Тогда Следственным комитетом впервые в области была
проведена полиграфическая экспертиза на местности. Датчики при- крепили на руку
обвиняемому, и специалист с детектором лжи ходил за ним, задавал наводящие
вопросы. И наконец Белокопытов привел следователя к месту захоронения трупа.

Начали копать и поняли, почему собаки не чуяли запаха. На этом месте лежало
метровое бревнышко, под ним — трехсантиметровый слой земли, под ним — плита из
бетона. Оказалось, что Белокопытов перезахоронил труп, засыпал его известью,
галькой, залил бетоном.

В понедельник суд признал Сергея Белокопытова виновным в убийстве Алексея
Русина и принял решение назначить преступнику наказание — девять с половиной лет
в колонии строгого режима с выплатой моральной компенсации пострадавшей стороне
— то есть матери убитого — в размере 500 тысяч рублей. Александр Сеньков,
который помогал ему прятать труп, отделался штрафом в размере около ста тысяч
рублей.

Метки:
baikalpress_id:  18 229