Музей истории ищет малиновый пиджак

Количество дарителей среди иркутян растет

Знаете ли вы, что старая посуда, одежда, устаревшие предметы быта и интерьера — это не хлам, от которого надо расчистить дома и квартиры, а самые что ни на есть востребованные музейный экспонаты? Например, в Музее истории города Иркутска будут рады практически любой старой вещи из вашего дома. Те предметы, что вам кажутся устаревшими и давно неактуальными, для музея могут стать раритетными. Например, сегодня сотрудники иркутского городского музея были бы очень рады пейджеру и малиновому пиджаку, когда-то это добро было символом целой эпохи. Что же ныне можно приносить в музеи и что дарят иркутяне — об этом наш материал.

Достаньте штопаные чулки

Музей истории Иркутска начинался достаточно своеобразно — идея его создания
родилась еще в 70-е годы прошлого века. Но только в 90-е по инициативе активных
граждан, в том числе и поэта Марка Сергеева, было принято решение о его
открытии. Музею отдали помещение бывшей лаборатории камеральной обработки
Иркутскгеофизики по улице Чайковского.

— С момента создания нашего музея и началась история накопления наших фондов.
Я хорошо помню самые первые дни, когда я туда приехала, — рассказывает Ирина
Терновая, нынешний директор Музея истории города Иркутска. — Я пришла на работу,
уже будучи серьезным музейным работником, сегодня мой стаж зашкаливает за 37
лет. Интересно было и поработать над городской темой, и начать новый проект.
Первая встреча с будущим музеем вызвала легкий шок — шел капитальный ремонт,
залы только разбивали. В одной из комнат лежала груда, как мы говорим,
неатрибутированных материалов, которые нам передал Иван Иванович Козлов со
своими коллегами. Это были экспонаты музея сибирской фотографии, который к тому
времени уже прекратил свое существование. Именно эта коллекция и послужила
основой для нашего музея. И была заложена традиция дарить. Сегодня большинство
экспонатов нашего музея — как раз подарки иркутян.

Первыми дарителями стали иркутские ученые. Например, Владимир Свинин,
этнограф, преподаватель ИГУ, принес археологическую коллекцию, которая
рассказывает о прошлом Иркутска, об уникальных стоянках эпохи палеолита и
неолита. Также первые коллекции помогали активно формировать Герман Медведев и
другие археологи, благодаря им появился интересный зал, рассказывающий об
иркутской школе археологии. После музейщики обратились к горожанам с просьбой о
передаче коллекций и каких-то интересных вещей, так и завязалась эта традиция.

— Наш музей — живой организм, мы не только храним и экспонируем коллекции,
проходит много массовых мероприятий. Приходят взрослые и дети, каждый старается
принести в музей что-то свое.

А знаете, кто является самыми активными дарителями? Члены клуба жертв
политических репрессий «Встреча». На каждое заседания клуба, которые проходят
ежемесячно, они что-то приносят.

— Иногда я даю им задания — нам необходимы штопаные чулки. Это ведь тоже
символ эпохи! И члены клуба достают эти чулки! — улыбается Ирина Терновая. — И
когда наши гости и посетители видят, что мы выставляем, то хватаются за голову и
восклицают: «Боже мой! Ведь мы совсем недавно вы- бросили целую кучу таких
вещей».

Конфетный фантик как символ эпохи

Чтобы понять значимость тех или иных предметов, достаточно лишь изменить угол
зрения на привычные предметы.

— Сколько у нас в Иркутске конфетных фантиков начала ХХ века? Около 10
находится в краеведческом музее, примерно такое же количество — у нас. И отныне,
разворачивая конфетку, давайте подумаем о том, что конфетный фантик — это тоже
символ эпохи. И сохраним его для потомков. Может быть, ваши дети или внуки
передадут эту коллекцию в наш музей через 30—50 лет. Такими символами эпохи были
и давно ушли капроновые чулки и сапоги-чулки, нейлоновые плащи и рубашки,
кримпленовые пиджаки, телевизоры КВН и радиоприемники, чайники, галстуки,
запонки, очки, в том числе и солнцезащитные, первые сотовые телефоны. Все это
постепенно уходит из жизни, и остается только ностальгия. Вы помните бутылки
из-под молока и кефира с зелеными и белыми крышечками? Остались ли они у
кого-нибудь? А бутылочки из-под духов? Лекарств? Люди порой находят на дачах,
среди старой посуды, мебели и инструментов удивительные, уникальные вещи. Как-то
на чердаке своего загородного дома иркутянин нашел потрясающий чемоданчик
офтальмолога начала XX века. А ведь вещи, связанные с профессией, — это тоже
потрясающе интересно.

Да даже обычные пуговицы могут стать реликвией и раритетом. В городском музее
огромная коллекция пуговиц, и она может пополняться бесконечно. Ведь понятия
«много» у музеев не существует. И важно сохранить не только день вчерашний, но и
день сегодняшний. Потому что завтра может быть поздно. Например, по некоторым
моментам есть провалы, бреши по истории 50—60-х годов. Не так уж много
информационных носителей осталось от закрывшихся в Иркутске фабрик и заводов. Но
чаеразвесочная фабрика успела передать в дар музею две уникальные коллекции, и
сегодня коллекция чаев Музее истории города Иркутска — самая богатая в городе. А
главный девиз музейщиков: «Ничего не выбрасываем, все несем в музей».

— Сами музейщики не могут спокойно пройти мимо старых домов и мусорных баков.
Я сама неоднократно в музей приносила такие найденные вещи. Как-то раз иду —
вижу бак, на баке дощечка, на дощечке шкатулочка, привезенная, видимо, в 70-е
годы с какого-то южного курорта. А мы как раз в это время выставку делали
«Ларчик просто открывался», — вспоминает Ирина Терновая. — И эта шкатулка с
мусорного бака как раз в тему пришлась. Я очень благодарна ее владельцу, который
ее не выбросил, а выставил. И теперь шкатулочка работает музейным экспонатом.

В прошлом году много даров музею передал иркутский травник Изислав Лившиц: —
Он передал нам картины, а картины нам редко дарят, его же коллекция оказалась
довольной интересной и разноплановой. И от картин дело пошло дальше: монеты,
значки, плотницкие инструменты, уникальная коллекция минералов — мы специально
приглашали для атрибутации наших геологов, которые сами были поражены богатству
частной коллекции. И когда мы посчитали стоимость даров Изислава Лившица, то
сумма получилась около миллиона. Хотя денежный эквивалент для нас не так уж и
важен. Дар иркутянки, которая со времен Великой Отечественной войны берегла
штопаные чулки, тоже бесценен.

Конечно, среди дарителей больше людей в возрасте — в силу прожитых лет они
иначе оценивают события и вещи. Например, иркутянка Елена Черепанова завещала
после своей смерти пригласить сотрудников музея домой, с тем чтобы они сами
отобрали ценные с точки зрения истории вещи. В результате фонд музея пополнился
на три тысячи единиц хранения — мебель, игрушки, куклы конца XIX века, куклы
20—30-х годов, украшения, вышивки — сегодня все это составляет гордость
коллекции. Иркутянин Борис Демьянович, автор книги «Записки иркутянина», в 90-е
годы принес в музей 500 рублей и передал эти деньги на покупку экспонатов. Но
часто к ряду дарителей присоединяются и молодежь, дети. Ирина Терновая
рассказала трогательную историю, как ученица 3-го класса школы № 64 во время
похода по Кругобайкальской железной дороге нашла огромную тяжеленную гайку и не
поленилась привезти ее в музей. Так ребенок тоже стал дарителем.

Некоторые предметы и экспонаты музей готов купить — для этого существует
специальная фондозакупочная комиссия. Но тем не менее большую часть коллекции,
которая сегодня насчитывает около 100 тысяч экземпляров, составляют подарки. И
каждый год в мае дарителей торжественно чествуют и благодарят бесплатным билетом
в Музей истории города Иркутска на целый год.

Метки:
baikalpress_id:  18 196