По воде за браконьерами

С начала года иркутская рыбоохрана составила 600 протоколов на нарушителей

Сейчас, когда рыба пробирается к месту нереста, рыбалка разрешена только с удочкой и на берегу. Однако большое скопление подводной фауны в одном месте не дает спокойно спать браконьерам. Они растягивают сети, в которых оказываются щука, сиг, хариус — рыба, которая могла бы дать жизнь миллионам мальков, но погибла, запутавшись в китайских капроновых нитях. В период, когда рыбная ловля запрещена, ежедневно на водоемы выезжает рыбоохрана. В одном из рейдов принял участие корреспондент нашей газеты.

Браконьерское вооружение

Рабочий день инспекторов Иркутского МРО контроля, надзора, рыбоохраны
начинается в 6 часов утра, в 7 они уже на воде. Ловить браконьеров предстоит на
новом катере. Он стремительно несется по Иркутскому водохранилищу. Новая техника
у рыбнадзора появилась в этом году и уже принесла большую пользу — обеспечивает
комфорт и эффективность работы. По дороге к заливам водохранилища инспекторы
рассказывают об особенностях национального браконьерства.

Нарушители ловят рыбу в основном на китайские сети, запрещенные к ввозу и
продаже в России. Таможня не пропускает эти вредоносные конструкции в нашу
страну, но тем не менее у каждого браконьера имеется по несколько капроновых
сетей. Специалисты рыбнадзора уверены, что где-то в Иркутске существует
китайское подпольное производство. В зимне-весенний период нарушители выходят на
лед тоже с сетями. С помощью приспособления, которое называют торпедой или
ракетой, опять же китайского производства, протягивают сети уже подо льдом.

Дабы браконьерам было сложнее уйти от ответственности, инспекторы часто
меняют тактику, могут подъехать с берега на машине, подплыть на катере или на
резиновой лодке под видом рыбаков. Браконьеры скидывают за борт и сети, и улов,
но все происходящее снимается на видеокамеру, потом запись прикрепляется к
протоколу.

Солнце слепит, отражаясь от воды. Кажется, что у водохранилища слишком
большие площади, чтобы что-то разглядеть, но у рыбинспекторов глаз наметанный.
Против солнца ничего не видно, но в районе залива Уладово что-то блеснуло.
Подойдя ближе, мы разглядели лодку с двумя мужчинами, один из которых вычерпывал
воду — именно она и выдала местоположение браконьеров. Отпираться было
бессмысленно — на дне лодки лежали сети и рыба сорога. Около 40 хвостов
инспекторы изъяли у браконьеров. Им придется заплатить штраф, по 1500 рублей.
Оба они жители Бурдаковки, сторожат бывший санаторий. По словам инспекторов, на
Иркутском водохранилище частенько браконьерствуют именно сторожа турбаз.

Ухи не случилось

Дальше направляемся в район Курминского залива, который у рыбоохраны имеет
репутацию места с самыми агрессивными браконьерами. Они приезжают сюда на
машинах из города, выпивают, расставляют сети, а попав с поличным, ведут себя
вызывающе. В это утро нам попались мирные браконьеры — двое мужчин на резиновой
лодке старательно гребли веслами, но были далековато от берега, катер настиг их
мгновенно.

— Как-то мы преследовали браконьера, тот тоже шел на веслах, — во время
краткой погони вспоминает Иван Тириков, главный государственный инспектор
Иркутского МРО контроля, надзора, рыбоохраны. — Мы на катере идем 60 км в час, а
он 10 км в час скорость развил. Когда догнали, он долго удивлялся. «Я, —
говорил, — мастер спорта по гребле, думал — уйду».

В лодке пойманных браконьеров блестели лещи, рядом лежала сеть. — Может,
отпустите? — жалобно спросил мужчина постарше. — Мы не браконьеры, просто вышли
с сыном порыбачить. Один раз. Отпускать нарушителей, естественно, никто не
собирался. По требованию инспекторов отец с сыном выбрали еще одну сеть, полную
лещей. Рыбаки назвали своим имена и фамилии. Поскольку у браконьеров есть
привычка представляться вымышленными именами, инспекторы пробивают их данные
через адресное бюро. За каждого леща рыбакам придется заплатить по 25 рублей
плюс штраф по 2 тысячи. Нарушителям, можно сказать, повезло: наш рейд проходил
17 мая, а с 18-го браконьерам придется платить уже до 5 тысяч рублей. У
нарушающих закон рыбаков были изъяты сети и лодка. Свое имущество они смогут
вернуть только после оплаты штрафа.

— Хоть на уху рыбку оставьте, — попросил мужичок, но у инспекторов с этим
строго, рыбу изъяли подчистую.

— На днях мы выявили браконьеров в районе залива Уладово, — вспоминают
сотрудники рыбоохраны. — Двое были в лодке, двое хозяйничали на берегу, в
котелке закипала вода на уху. После того как мы изъяли всю рыбу, один из
браконьеров вздыхал над кипевшей водой: «Хорошо хоть тушенку с собой взяли».

Указание посудину не покидать

У рыбоохраны есть свои приметы: над водой летают чайки — значит, есть рыба, а
в рыбных местах установлены сети, на которые указывают маячки — привязанные к
сетям пластиковые бутылки. Одну такую бутылку мы обнаружили в заливе Калей.
Когда инспектор Александр Устинов начал выбирать сети, из воды показались
трепещущие щучки. Страдания этой рыбы красноречиво демонстрировало все
варварство браконьеров. Судя по всему, щуки томились в сетях уже давно.
Поклеванные чайками, израненные сетями, и в брюшке каждой икра. Отпускать такую
рыбу на волю уже не имеет смысла — щуки, получившие болевой шок, все равно
умрут.

Очищать водоемы от сетей — одна из задач инспекторов. Рыба идет на нерест по
маленьким речкам — Тальцинке, Королку и другим; браконьеры перегораживают их
сетями. С помощью кошек (железных крючьев) сотрудники рыбоохраны прощупывают
речушки и вынимают сети. Запутавшуюся в них рыбу, конечно, не спасти, но у
идущих за ней следом сородичей появляется шанс благополучно добраться до места
нереста.

Щуки бились и в лодке браконьера, которого мы настигли напротив поселка
Мельничная Падь. Пойманный рыбак, представившийся Иваном Ивановичем, оказался
человеком трудной судьбы. Выйти на рыбалку его заставило бедственное положение.
Иван Иванович — несостоявшийся золотопромышленник. Дожидаясь разрешения
государства на добычу драгоценного металла, он открыл ИП, купил металлоискатель.
Но разрешения так и не получил, зато задолжал государству налогов на кругленькую
сумму. Теперь каждый месяц от его пенсии размером в 7 тысяч рублей отнимается
ровно половина.

Попав с поличным, Иван Иванович принялся названивать знакомым, после чего
сообщил инспекторам: — От самого главного начальника мне поступило указание
посудину вашу не покидать.

Когда браконьер узнал о сумме штрафа в 2 тысячи рублей и том, что за 6
пойманных щук придется заплатить 1500 рублей, то печально проговорил: — Ничего
себе, дорогая уха получилась!

Еще больше нарушитель расстроился, когда узнал, что у него изымут мотор. И
даже слова инспекторов, что мотор ему вернут после оплаты штрафа, Ивана
Ивановича не успокоили:

— Как я сегодня домой пойду? Ира меня сразу выпнет, как собаку последнюю. — Я
сейчас пишу ироническую повесть про Мельничную Падь, вот вы там попадете, —
пригрозил напоследок пенсионер инспекторам. К этому моменту его воинственный
настрой угас, Иван Иванович перебрался в свою лодку и на веслах пошел к берегу.

В живописном месте залива мы заприметили другую лодку. Ее владельцы сидели на
берегу за сколоченным из досок столиком и употребляли крепкие напитки. Они
приехали из Иркутска и божились, что браконьерствовать не собирались. — У нас
удочка одна на двоих, вот она, да и то это отмазка от жен. Да мы, если честно,
просто побухать приехали, вечером друзья должны подтянуться. Инспекторы
осмотрели прилегающую к полянке местность, но схронов с рыбой не обнаружили. Не
исключено, что двое мужчин уже поставили сеть. Но найти ее будет трудно даже с
кошкой. В этом месте слишком много коряг. Инспекторы взяли владельцев лодки на
карандаш и в ближайшее время навестят вторично.

Загрузка...