Побег из колонии: «Бояться их не надо»

Жители поселка Московщина уверены: на новые преступления сбежавшие осужденные не пойдут

Утро прошлой субботы началось с тревожной новости: из колонии строгого режима поселка Маркова сбежали четверо заключенных. Каждая машина, покидавшая Иркутск, подвергалась досмотру. Над лесами вокруг Иркутска кружил вертолет. На момент сдачи номера в печать продолжалась масштабная поисковая операция. Сведения о людях, похожих на сбежавших зэков, поступают из разных районов, но пока поиск не принес результатов. Уголовное дело, фигурантами которого выступали беглецы, как 8 лет назад, так и сейчас вызывает неоднозначную оценку общественности. Мы побывали в поселке Московщина, в котором живут родные сбежавших сидельцев. Жители населенного пункта разбились на два лагеря: кто-то считает, что беглецов вынудила к побегу вопиющая несправедливость приговора, кто-то — что их действиям нет оправдания ни в прошлом, ни сейчас.

Странные самоубийства

Цепь загадочных и страшных событий произошла в тихом поселке еще в 2005 году.
Тогда без видимых причин повесились трое молодых ребят. Третьего парня, Диму
Рукосуева, спасли. Молодой человек рассказал, что его напоили странным чаем
таджики, после этого он ничего не помнил. Парня нашли повешенным на прицепе и
сумели откачать. Инициацию его самоубийства и смерть других ребят родители
связывали с поселившимися в поселке выходцами из ближнего зарубежья.

Поскольку в поселке нет клуба, молодые ребята часто собирались на
производственной базе у таджиков, там устраивались дискотеки, футбольные матчи.
По словам местных жителей, гастарбайтеры предлагали и продавали молодежи
наркотики — насвай и анашу. Местные уверены: именно таджики убили молодых ребят
и инсценировали самоубийства, поскольку парни видели, как они фасуют наркотики,
причем не анашу и насвай, а что-то более серьезное. Обыски в доме гастарбайтеров
начались после того, как дал показания выживший Саша Рукосуев. По словам жителей
Московщины, обыск ничего не дал, поскольку наркодельцов якобы предупредил
участковый.

— А наших мальчишек напоили таблетками, чтобы не сопротивлялись, — говорит
Любовь Москвитина, мама Виталия, погибшего первым. — Неспроста в крови Саши
Рукосуева обнаружили психотропные вещества. Не могли наши дети сами это сделать,
они веселыми были, жизнерадостными, с планами на жизнь. Да и повешение было
очень странным. Виталик сидел на корточках, рука была перекинута через жердь
забора. Веревка, на которой он якобы повесился, не была натянута, она
развевалась на ветру. После гибели Витали, ровно через 40 дней, повешенным на
заборе в той же позе был найден Витя Тумаков, а еще через 40 дней вытащили из
петли Сашу.

Одинаковое количество дней между суицидами кажется нашей собеседнице очень
подозрительным. — Возможно, таджики были сектантами и совершали ритуальные
убийства, делали жертвоприношения.

Все селяне отмечают, что гости из Средней Азии были очень набожными, в любой
момент могли бросить работу и начать молиться. А как-то раз к ним в гости
приехал соотечественник. Своим видом он наводил страх на жителей Московщины — с
черной бородой, в большой чалме и халате, он ни с кем не разговаривал, а только
истово читал молитвы. После его отъезда и начали погибать парни.

— Когда все случилось, много говорилось о группах, которые занимаются
истреблением русских людей, — говорит староста Московщины Евгений Рюмин. — Но
поскольку вина таджиков не доказана, нельзя исключать, что смерти наших ребят —
трагическое стечение обстоятельств.

Многие селяне, с которыми нам удалось поговорить, считают, что вина
гастарбайтеров в том, что они давали молодым парням сильнодействующие наркотики,
после которых те пошли на суицид.

Судьба Саши Рукосуева сложилась трагично — год назад он свел счеты с жизнью.
У молодого человека остались жена и трое детей. На вопрос, почему парень решил
уйти из жизни, в поселке отвечают уклончиво: «По семейным обстоятельствам».

«Они не головорезы»

После того как Саша Рукосуев рассказал, что с ним произошло, по Московщине
прокатилась волна народного гнева. Хозяину производственной базы было
рекомендовано вывезти таджиков, чтобы спасти их от самосуда. Директор привез
бригаду узбеков, полагая, что местные жители сумеют отличить людей разных
национальностей. Но, как показали дальнейшие события, мстителям было все едино.
Дядя Саши Рукосуева, Владимир Авдеев, и четверо местных парней ворвались в
сторожку. Нападение было совершено с особой жестокостью, узбеков били острием
лопаты, отрезали конечности, поджигали. Два человека погибли, остальные остались
калеками.

Владимир Авдеев получил по всей строгости закона — 25,5 года. Тогда он
говорил, что лучше смертная казнь, чем сидеть в тюрьме до старости. Его
подельники получили от 21 до 16 лет. Меньше всех (10 лет) получил брат Саши
Рукосуева, Денис. Буквально позавчера его освободили по УДО.

— Денис и я не одобряем поступка Володи и остальных, — говорит мама Дениса и
сестра Владимира Авдеева, Любовь Рукосуева. — Денис считает, что побег может
отразиться на нем, ведь его освободили условно-досрочно. Сейчас из-за всего
этого к нему особо пристальное внимание.

Любовь Рукосуева считает, что брат пошел на побег по одной причине — не мог
мириться с несправедливостью приговора. На воле у него остались жена и двое
детей, которым предстояло взрослеть без отца. Женщина отрицает, что после
расправы над узбеками Владимир скрывался в лесу, он просто работал на лесоделяне
и не думал прятаться.

— Володя очень крепкий в физическом и моральном плане человек, — говорит его
сестра. — Он не пьет, не курит, занимается тяжелой атлетикой. В колонии он
организовал спортзал, призывал всех заниматься, вести здоровый образ жизни. Я
думаю, в побеге ему вряд ли с воли кто-то помогал, он не привык просить о
помощи.

Жители Московщины считают, что именно Владимир Авдеев, человек суровый и
авторитарный, подбил всех остальных на месть и побег. Вместе с Владимиром бежали
Константин Павловец, отбывавший срок за кражу и грабеж, примкнувший к беглецам,
поскольку был с ними в одной бригаде, Юрий Прохоров и Алексей Рыбаков,
участвовавшие в расправе. Алексей родом из Московщины.

— Мама Алеши Рыбакова каждый день плачет, — говорит Любовь Москвитина, —
повторяет: «Зачем он на это пошел? Лучше бы отсидел». Он очень хороший парень и
в колонии был на хорошем счету, постоянно поощрительные свидания давали. Ему и
сидеть не так долго оставалось, должны были отпустить по УДО года через четыре.
Алеша в колонии получил профессию, обещал матери: «Приду, дом тебе построю».

Присоединившаяся к нашему разговору местная жительница сообщает, что нынешней
ночью из-за побега преступников не решилась остаться ночевать на даче, на что
Любовь Москвитина отвечает: «Бояться их не надо, они никому ничего не сделают,
это не головорезы».

По поводу самого побега в поселке говорят разное. Как удалось заключенным
незаметно прорыть 30-метровый лаз, для всех загадка. Есть версия, что тоннель
помогали рыть с воли, а в нужное место (домик, который строили беглецы) им
удалось попасть при помощи GPS. Кстати говоря, выход из подземного тоннеля
расположен в месте, которого с вышек не видно. Против этой версии говорит тот
факт, что территория за периметром колонии регулярно и тщательно
просматривается. Но тогда возникает вопрос: куда можно было деть грунт, который
беглецы вынимали из довольно протяженного тоннеля? «Может быть, разбивали
клумбы?» — предполагают жители Московщины.

По неподтвержденным данным, Владимир Авдеев после побега был у жены и взял из
дома оружие. В Московщину беглецы не заходили, как уверяют местные жители, иначе
их сразу сдали бы полиции, которая к тому же несколько дней сидела тут в
засаде.

Метки:
baikalpress_id:  25 210