А после урока биологии затопило школу...

Ребятишки из северных поселков рассказывают, как в их дома пришла большая вода

Нынешней весной поселки Киренского и Катангского районов оказались в зоне затопления. Вода шла стремительно, люди оказались к этому не готовы. Многие потеряли едва ли не все свое имущество. Стихия начала отступать лишь после того, как спасатели взорвали лед на Лене и Тунгуске. Но последствия разлива реки оказалось не так-то просто ликвидировать. В воде погиб скот, размокла мебель, сломалась бытовая техника, рассыпались печи... Вместе со взрослыми страдали дети. Министерство образования Иркутской области организовало для ребят реабилитацию. В понедельник 80 мальчишек и девчонок из сел, наиболее пострадавших от подтопления, а это Подволошино, Петропавловского и Преображенка, прибыли в оздоровительный лагерь «Галактика» под Ангарском.

«Замечательные ребята!»

Сезон в детском лагере, который по привычке называют пионерским, в этом году
начался досрочно. В «Галактике» круглый год проходят мероприятия с участием
школьников, поэтому к приему большой группы ребятишек он оказался готов.
Ангарский педколледж выделил студентов-вожатых. Подкорректировав рабочий график,
в лагерь приехали педагоги и психологи.

Лагерь принял школьников от 7 до 14 лет, ребята постарше остались сдавать
экзамены. Никто из детей, с кем нам довелось поговорить, и не думал радоваться
преждевременному окончанию учебного года. Вода причинила слишком много бед
практически каждой семье трех поселков.

Директор учреждения Олег Ивкин лично встречал ребятишек. Он рассказал, что
дети приехали с хорошим настроением и веселым любопытством, никто не плакал и не
высказывал желания вернуться домой. Наоборот, кто-то из ребят вспомнил, что
уговаривал родителей, отпустить его отдохнуть.

— Замечательные ребята! — резюмирует Олег Васильевич. — Это как-то сразу
видишь и чувствуешь — умные, рассудительные, некапризные. Юные отдыхающие прошли
медицинский осмотр, сейчас у них адаптационный период. Вожатые проводят игры,
чтобы ребята быстрее между собой перезнакомились. Чтобы детям было легче
освоиться, руководство лагеря разбило их на отряды по дружескому принципу:
ребятишки из одного поселка, связанные дружбой, оказались в одном отряде.

Мы навестили ребят на следующее утро после их заселения в лагерь. По
довольным лицам сразу видно, что детям здесь по душе. На вопрос «Что нравится
больше всего?» семиклассник Сережа отвечает: «Пока еда». На столике после
завтрака остаются нераспечатанные сырки, сытые дети даже не смотрят в их
сторону.

Первый раз за 100 лет

Ребятишки из Преображенки рассказывают, что вода унесла из деревни все
заборы. Нижняя Тунгуска разлилась ночью. Вся деревня собралась на бугорке, там
стояли два дома, только они оказались незатопленными. Один человек, дядя Юра,
утонул, потому что был пьяным. Кстати, эту информацию подтверждает и МЧС.

Житель Петропавловского Леша Молчанов учится в 8-м классе в первую смену.
Река Лена, на берегу которой стоит его поселок, разлилась утром во время второго
урока — биологии.

— В класс забежал Антон, он уже не учится, ему 20 лет, и сказал, что Лена
переливается через дорогу, надо уходить из школы, — вспоминает Леша. — Тут же
прозвенел звонок, учительница нас отпустила. Мы побежали домой, потом оглянулись
— вода шла в школьную ограду. Через несколько часов окна школы погрузились в
воду, это притом, что у нее высокий фундамент. Школьники разбежались по домам и
вместе с родителями пытались спасти имущество, технику водрузили на шкафы.

— Но это не помогло, — с грустью говорит Сережа Коженицкий, семиклассник из
Петропавловского. — Шкафы размокли, и все с них попадало. Дома у кого как было —
у кого вода по пояс, у кого по грудь, а кого и с крышей затопило. Домов у нас в
деревне 147, только до 7 из них вода не добралась.

Школьники обнаруживают хорошие знания истории наводнений своего поселка. По
словам ребят, даже старенькие бабушки и дедушки не помнят, чтобы Лена так
выходила из берегов. Последний раз существенный подъем воды на реке был в
далеком 1968 году, но имел куда более скромные масштабы. Мальчишки рассказывают,
что вода шла в три вала, третий был самым мощным и все затопил. В самом сильном
наводнении за последние 100 лет (так отзывались о нем старожилы) погибло очень
много животных — коровы, свиньи, кошки, собаки. — У нашей учительницы истории
три коровы погибли, — продолжает Леша. — Вода пришла так быстро, что их не
успели увести.

А сама учительница оказалась в плену у паводка и едва не погибла. Вода
подняла с земли дощатый настил и подперла им дверь. Дом заливало, женщина не
могла выбраться, сидела на шкафу. К ее дому на лодке подъехали односельчане,
разбили окно и спасли пленницу.

— Больше никто из наших жителей не подвергался опасности, — по-взрослому
говорит Сережа. Семья Леша Молчанова перебралась к заброшенному складу — он
стоял на возвышенности, когда к строению начала подбираться вода. Людей вывезли
эмчеэсники.

Сережа Коженицкий вместе с родителями отсиживался на крыше. — Вертолеты
летали, с речки доносились взрывы, лед взрывали, — вспоминает Сережа. —
Спасатели на лодках подъезжали к домам, уговаривали людей спуститься, но многие
отказывались. На ночь люди переместились, кто в клуб, кто в сельсовет. Никто не
спал, и я тоже, не до сна было. На следующий день вечером вода начала сходить.

— У нас-то дом, когда вода ушла, был еще ничего, а вот у деда — ужас, —
рассказывает Леша. — Все перевернуто вверх дном, грязи немерено, штукатурка вся
размокла, отвалилась, печка стала грудой кирпичей. Несколько дней все это
убирали.

Метки:
baikalpress_id:  25 203
Загрузка...