Дети снова убивают себя

Правительство решило заняться мониторингом ситуации

Волна детского суицида в Иркутской области не отступает. Мы находимся на втором месте в России по числу трагических происшествий с детьми и подростками. Все более нелепые причины толкают детей на последний поступок: от плохих отметок до непростительного «мне все надоело». Что делают взрослые для того, чтобы противостоять суицидам? Чем мы можем помочь нашим детям?

Во всем виновата школа?

24 апреля в области произошло сразу два случая суицида в территориях, которые
далеко находятся друг от друга. Эти суициды некоторым образом похожи. В
Байкальске было обнаружено тело 11-летнего мальчика. Ребенок повесился в
собственной квартире на детском турничке. Семья мальчика благополучна. Мама, что
называется, вкладывалась в ребенка. Она работала в Доме творчества
преподавателем, там же занимался ее сын — посещал класс баяна. Мама очень
хотела, чтобы он стал баянистом. Хотел ли мальчик? Так или иначе, ребенок,
получив по специальности плохую отметку, пришел домой и повесился.

В среду же свел счеты с жизнью 16-летний житель села Казачинского. Он
повесился в сарае. Найдена предсмертная записка юноши. В ней он обвинил во всем
школу — написал, что в его самоубийстве виновата школа, будь она проклята. Что
же там произошло? Следователи говорят, что мальчик был из трудных, не ходил на
занятия, отличался задиристым характером. В связи с этим школьная администрация
перевела его на домашнее обучение. Родители рассердились на чадо и не взяли его
с собой в поездку в поселок Магистральный. Уехали, а парень свел счеты с жизнью.
Нам стало известно, что министерство образования резко отреагировало на эти
трагические происшествия. В школах идут проверки.

«Все надоело»

Через два дня в Иркутске пропали двое детей — 13-летняя девочка и 14-летний
мальчик. 26 апреля они были объявлены в розыск, а в субботу, 27 апреля, были
найдены около недостроенного здания на улице Фаворского в Иркутске. Они
спрыгнули в четвертого этажа и переломали себе кости.

Даша и Семен были одноклассниками и дружили около года. Накануне вечером они
отпросились у родителей пойти с ночевкой на день рождения приятеля. На день
рождения сходили, но держались там особняком. А потом исчезли куда-то. Люди,
находившиеся на месте возле недостроенного здания по ул. Фаворского, услышали
странный хлопок. Подъехавшая полиция обнаружила возле здания два тела. Подростки
с тяжелыми ранениями доставлены в больницу. Сейчас они находятся в искусственной
коме — ранения, полученные ими, могут вызвать тяжелый болевой шок.

В рюкзаке у Даши нашли записку, в ней что-то вроде «Мне все надоело, дай мне
бог покончить жизнь самоубийством». Девочка и раньше говорила одноклассникам о
том, что ей все надоело. Она одевалась как гот, вела дневник, где упорно
твердила о смерти. Но, собственно говоря, это свойственно многим подросткам.
Семен, очевидно, попал в некую психологическую зависимость от подруги.
Следователям известно, что он общался в Интернете с волонтером, который
отговаривал его от самоубийства. И Семен заявлял, что если подружка захочет
покончить с собой, то он отправится за ней.

Дети учились в школе № 55 в Иркутске. В школе говорят, что ничто не
предвещало такого исхода дела. По словам следователей, психологи с Дашей и
Семеном не работали. Родители также не были встревожены настроением детей.

Служба реагирования

Некоторое время назад руководство Следственного управления СК РФ по Иркутской
области вышло с предложением создать специальную службу или центр реабилитации
для детей, которые пережили насилие или имеют суицидальные настроения. 29 апреля
заместитель председателя областного правительства Валентина Вобликова объявила
руководителям специализированных служб о том, что в области решено создать
Единую службу мониторинга, координации и сопровождения детей, находящихся в
трудной жизненной ситуации. Эта служба будет объединять действия всех служб,
призванных обеспечить безопасность детей.

Сейчас в министерствах региона имеются свои службы, которые нацелены на
профилактику насилия и жестокого обращения с детьми. Но несмотря на то, что у
служб есть штат сотрудников, а также несмотря на то, что работают телефоны
доверия, работа неэффективна. Ситуация с детскими суицидами и насилием над
детьми только ухудшается. В правительстве заявили, что будет налажена четкая
схема взаимодействия всех служб — психологических, медицинских и социальных,
которые наконец-то станут работать в тесном взаимодействии. За «подозрительными»
семьями и детьми в рискованных ситуациях станут вести наблюдение.

Схема работы телефонов доверия будет приведена к простому и эффективному
алгоритму: звонок — реагирование. Для того чтобы не создавать очередную
бюрократическую структуру, к работе привлекут имеющийся кадровый потенциал,
например, школьных психологов из учреждений образования (сегодня в 26
муниципальных образованиях работают школьные психологи). Они могли бы стать
координаторами работы с психологическими службами муниципальных учреждений.
Также на базе этих областных учреждений можно создать кризисные центры, которые
проводили бы раннюю диагностику кризисных состояний в семье и у детей и работали
бы на оздоровление ситуации.

Загрузка...