Летчик и георгиевский кавалер

Уроки героизма от участников Первой мировой

В сегодняшнем номере мы начинаем цикл публикаций о героях Первой мировой войны. Ценную информацию для статьи нам передали представители фонда «Вернувшийся полк» и клуба «Губерния», которые ведут поиск сведений о жителях Иркутской губернии — героях тех сражений. Сейчас в центральных и региональных архивах ведется работа, а по ее итогам в следующем году при поддержке фонда и клуба будет выпущена книга, посвященная участию жителей Иркутской губернии в Первой мировой. На страницах издания оживут незаслуженно забытые участники войны, которые спустя сто лет могут служить для нас и наших потомков примером неподдельного патриотизма.

Оказался в авиации

Игорь Антонович родился в 1889 году в Иркутске в семье мелкого чиновника,
происходившего из забайкальских казаков. Начальное образование получил в
Иркутской мужской гимназии. После ее окончания поступил в Елисаветградское
кавалерийское училище.

В августе 1910 года хорунжий Шангин получил назначение в 1-й Читинский полк
Забайкальского казачьего войска, где служил младшим офицером в 4-й сотне. Через
3 года был произведен в сотники.

25 мая 1914 года сотника Шангина, как наиболее грамотного в техническом
отношении офицера, откомандировывают в 2-й Сибирский саперный батальон для
изучения телеграфного и минно-подрывного дела. После объявления войны и
мобилизации Шангин направляется в распоряжение атамана 1-го отдела
Забайкальского казачьего войска. 9 сентября 1914 года он получает назначение в
Гренадерский корпусной авиаотряд на должность наблюдателя. Так началась его
служба в авиации.

Обморозился, но приказ выполнил

Судя по архивным данным, наблюдатель Шангин произвел 30 вполне выполненных
разведок. В общей сложности он находился 71 час 34 минуты в воздухе над
расположением неприятеля. Работа осложнялась артиллерийским и ружейным огнем,
велась в исключительных по опасности случаях. Но наш земляк был хладнокровен,
решителен и каждую разведку доводил до желаемого конца. Пролетая как-то раз над
рекой Вислой, Игорь закартографировал тяжелую неприятельскую батарею на
двухверстную карту. После доклада командиру батарея была найдена, обстреляна и
«приведена в молчание».

Во время поломки мотора над окопами неприятеля напарнику Шангина — летчику
Слепцову — удалось спланировать в расположение своих окопов, где находился 4-й
Несвижский гренадерский полк. Он отходил, чтобы аэроплан не достался противнику.
Из штаба поступил приказ уничтожить аппарат. Но сотник Шангин не мог допустить,
чтобы крылатая техника, в которой остро нуждался наш фронт, была погублена.
Вместе с летчиком Слепцовым он разобрал аэроплан и вывез его под покровом ночи.
Пройдя 68 верст, летчик и наблюдатель доставили разобранную машину в место
расположения отряда.

Однажды наш герой получил приказание произвести важную разведку, для
успешности которой нужно было приложить все усилия. Как всегда, аэроплан, в
котором находились летчик и наблюдатель, обстреливался неприятелем. Но тут
добавилась еще одна беда: начал глохнуть мотор. Минусовая температура в тот день
перевалила за 20 градусов, из-за чего замерзал радиатор. Летчик решил снижаться,
но выполнение приказа для сотника Шангина всегда было делом чести. И он нашел
выход. Выбравшись из гандолы аэроплана, наблюдатель закутал радиатор своим
шарфом. Это помогло, мотор заработал исправно. Разведка продолжалась два часа,
Игорь Шангин выполнил приказ. И только вернувшись на землю, он обнаружил, что,
пожертвовав свой шарф аэроплану, сильно обморозил лицо и руки.

Великая жизнь и печальная смерть

Высочайшим приказом Игорь Шангин был удостоен ордена Святого Георгия 4-й
степени. В наградном листе было отмечено: «За то, что в боях с 10 октября 1914
г. по 5 марта 1915 г., будучи наблюдателем на аэроплане, под ружейным и
артиллерийским огнем привозил много раз ценные данные о расположении противника
в тылу, а также о его передвижениях. Сведения были точны и влекли за собой
успех».

В 1915 году Шангин получил очередной орден — Святой Анны 4-й степени. Потом
прошел курс в Севастопольской военной авиационной школе и 24 декабря того же
года был назначен временно командующим Гренадерским корпусным авиаотрядом. С 26
марта 1916 года он командовал 27-м корпусным авиаотрядом, 5 июля награжден
орденом Святой Анны 3-й степени с мечами и бантом, а 2 декабря был произведен в
подъесаулы.

В начале 1917 года Шангин заболел и с 23 марта находился в отпуске. По
возвращении на службу 12 октября 1917 года, накануне Октябрьского переворота,
был произведен в чин есаула.

После Октябрьской революции Шангин уехал в Сибирь и служил в армии Колчака.
Известно, что в июле 1919 года он был начальником воздушного флота Западной
армии, затем начальником воздушного флота 3-й армии. Произведен в полковники за
боевые отличия, после чего временно замещал начальника авиации Восточного
фронта.

Шангин имел еще одну георгиевскую награду — оружие. В армии адмирала Колчака
награждение георгиевским оружием продолжалось и в годы Гражданской войны.
Историк и архивист Валерий Дуров в статье «Асы Российской империи» отметил:
«Последним по времени получения георгиевского оружия летчиком стал Игорь
Антонович Шангин, заслуживший эту награду уже в белой армии у адмирала Колчака
за сбитый неприятельский самолет». Здесь, казалось бы, можно поставить и точку:
белый авиатор сбил красного. Но эта история требует более детального разбора.

В послужном же списке Игоря Шангина значится: «За боевые отличия был
произведен в полковники и награжден георгиевским оружием «за то, что 20 июля
1917 г., будучи помощником командира 1-й авиационной группы армий Юго-Западного
фронта, вылетел на самолете «Ньюпор» для борьбы с неприятельскими самолетами и,
встретившись с одним из таковых, сбил его в 10 верстах к югу от Хотина.
Неприятельский летчик был убит, а аппарат достался нам в целом виде». Отсюда
следует, что Шангин эту награду получил не за бои в годы Гражданской войны, а за
подвиг в Первой мировой.

После поражения белой армии в Сибири и Забайкалье Шангин эмигрировал в Китай.
Но жизнь на чужбине не задалась. Человек, совершивший не один подвиг,
награжденный шестью высшими воинскими наградами и георгиевским оружием, был
вынужден покинуть Родину, долго скитался на чужбине. Скончался Игорь Антонович 1
декабря 1938 года на одной из улиц Харбина. Ему было 49 лет. Похоронен герой
Первой мировой войны как бездомный в общей могиле на Биньцзянском кладбище.

Воевали на совесть

К сожалению, до сегодняшнего дня сохранилось очень мало сведений о героях
Первой мировой войны. Поэтому так важны любые крупицы информации о мужественных
людях, которые были незаслуженно забыты при жизни. Мы начинаем публикацию
архивных данных о подвигах наших земляков на фронтах Первой мировой.

Вот первые их фамилии: Бородин Аким Александрович, уроженец д. Килим
Нижнеудинского уезда, старший унтер-офицер 33-го Сибирского стрелкового полка.
Получил Георгиевский крест 4-й степени посмертно. Как следует из архивных
данных, «в бою 18 августа 1916 г. по собственному почину выдвинул пулемет на
опасно близкую дистанцию и действием его поддерживал атаку». В этом бою Аким
Бородин погиб.

Комаров Иван Васильевич, уроженец д. Тарасовки Киренского уезда Орлингской
волости, рядовой 258-го Кишиневского полка. В бою 17 и 18 ноября 1916 г. на
южном склоне выс. 1228, находясь в боевой передовой линии, под сильным огнем
траншейных орудий противника, самоотверженно перевязывал и выносил раненых и
убитых, за что и был награжден Георгиевской медалью 4-й степени. Мыльников
Гавриил, уроженец Киренского уезда Усть-Кутской волости, старший унтер-офицер
телеграфной роты 39-го саперного батальона. Получил Георгиевскую медаль 4-й
степени за то, что «наводил телеграфные линии и обслуживал телеграфные столбы
под действительным огнем неприятеля». Павлов Петр Павлович, уроженец
Балаганского уезда Укырской волости, старший унтер-офицер 33-го Сибирского
стрелкового полка. Георгиевский крест 4-й степени получил «за отличия в делах с
неприятелем 7 сентября 1915 г.». Георгиевским крестом 3-й степени награжден за
то, что 18 августа 1916 г. во время атаки первым выскочил из окопов своей линии
и, бросившись на укрепленный неприятельский пункт, первым ворвался на вал окопа
противника. Попов Иван Арсеньевич, уроженец Балаганского уезда Бурецкой волости,
ефрейтор 258-го Кишиневского полка. 1 октября 1916 г. после отбития дневных атак
с наступлением темноты противник силой около 2 взводов окопался на левом фланге
10-й роты перед самыми проволочными заграждениями, не давая людям роты привести
в исправность разбитые артиллерией противника окопы и заграждения. Вызвавшись
охотником, взяв с собой несколько человек, Иван Попов вышел за проволочные
заграждения, ручными бомбами и ружейным огнем выбил неприятеля из занимаемых им
одиночных окопов. За отвагу Иван Попов был удостоен Георгиевской медали 4-й
степени.

Сергеев Максим Павлович, уроженец участка Умыгинского Нижнеудинского уезда
Курзинской волости. Будучи рядовым 13-го пехотного Белозерского полка
генерал-фельдмаршала князя Волконского, в бою с 18 по 21 августа 1916 г. у
города Зварова под сильным пулеметным огнем совместно с товарищами подполз к
проволочным заграждениям неприятеля и перерезал проволоку, дав путь атакующей
части полка. За проявленный героизм был представлен к Георгиевскому кресту 4-й
степени.

Мы обращаемся к жителям, краеведам г. Иркутска, Нижнеудинского,
Балаганского и Киренского районов. Это ваши земляки. Если у вас сохранились о
них воспоминания, документы, фотографии, сообщите, пожалуйста, об этом в
редакцию.

Загрузка...