Молоточникам вынесен приговор

«Теперь-то вы довольны?» — спросил Артем Ануфриев у пострадавших, когда в деле была поставлена точка

Во вторник, в день вынесения приговора Никите Лыткину и Артему Ануфриеву, зал областного суда был заполнен до отказа. Чтение приговора, занявшего 150 страниц, длилось около восьми часов. Ануфриев получил пожизненное лишение свободы в колонии особого режима, Лыткин — 24 года с отбыванием первых пяти лет в тюрьме и оставшегося срока в колонии строгого режима. Прокурор и некоторые потерпевшие остались удовлетворены наказанием, но большинство людей, которых молоточники лишили близких, посчитали приговор слишком гуманным.

Первые иркутские экстремисты

Приговор все участники заседания должны выслушивать стоя. Пожилые женщины, не
выдержав нескольких часов на ногах, попросили у судьи разрешения присесть. Один
из участников народной дружины потерял сознание — у него упало давление.
Подсудимые слушали приговор, опустив головы, Никита время от времени с силой
сжимал руки в замок. В зале находилась мать Никиты, мама Артема пришла в этот
день в суд, но в зал, где оглашался приговор, зайти так и не решилась. Маленькая
худенькая женщина стояла на лестнице и горестно прислоняла ладонь к лицу.

Судья быстро читал материалы дела. Становилось понятно, что следователи
собрали достаточно убедительную доказательную базу. По всем эпизодам — 6
убийств, 9 покушений, 3 имущественных преступления и создание экстремистского
сообщества — вина молоточников считалась доказанной. Стоить отметить, что крайне
сложно доказуемое дело об организации экстремистского сообщества было возбуждено
на территории Иркутской области впервые.

Подробности похождений молоточников были хорошо известны постоянным
участникам заседания, но, по их словам, каждый раз слушая это, ужасаешься, как
во вчерашних школьниках могло поместиться столько неслыханной жестокости. Как
следует из приговора, эксперты признали молоточников абсолютно вменяемыми.
Своими действиями убийцы демонстрировали полное презрение к человеческой жизни.
Во время глумления над телами веселились, говорили нецензурные слова. Каждое
убийство совершено с особой жестокостью, и, как неоднократно отмечалось в
приговоре, «по мотивам идеологической ненависти к человеческому виду». После
обеда в зал допустили операторов и фотографов. Никита, хоть и стоял со взглядом
в пол, но лица не прятал. Артем закрыл лицо руками.

Судья зачитал: «Несмотря на наличие смягчающих обстоятельств, при назначении
наказания за убийства шести лиц, совершенные с особой жестокостью, по мотивам
идеологической ненависти, с учетом характера и степени общественной опасности,
суд приходит к убеждению о том, что справедливым за данное преступление будет
наказание в виде пожизненного лишения свободы». После этих слов Ануфриев с шумом
рухнул на лавку.

Когда приговор был зачитан Лыткину, Артем отрицательно закачал головой. Когда
судья потребовал, чтобы Ануфриев встал и ответил на вопрос, понятен ли ему
приговор, не подчинился. В конце судебного заседания он все-таки поднялся с
лавки, посмотрел на потерпевших и сказал: «Теперь-то вы довольны?» В этих
словах, как почувствовали люди, которым они адресовались, прозвучали вызов и
ненависть. Хотя не далее как на прошлом заседании, во время последнего слова,
Ануфриев каялся и просил у потерпевших прощения.

Собирался ехать убивать в Питер

После оглашения приговора следователь по особо важным делам регионального
управления Следственного комитета России Евгений Карчевский, занимавшийся
расследованием дела, рас-сказал, что могло бы случиться, если бы академовские
маньяки оставались на свободе.

— Согласно показаниям осужденных, на совершенных преступлениях они
останавливаться не собирались. Желали расширить сеть убийств. Ануфриев
планировал уехать на постоянное место жительства в Санкт-Петербург, где
собирался совершать убийства. Охарактеризовать их можно сугубо отрицательно.
Личности это слабые, нашли себя в экстремистских преступлениях, создали
сообщество для того, чтобы самореализоваться, сплотить вокруг себя таких же, как
они. В Интернете нужно обязательно отслеживать сайты с экстремистским
содержанием.

— Ануфриев отказался от признательных показаний, которые давал во время
предварительного следствия, пояснив, что они были получены под давлением, —
говорит Александр Шкинев, государственный обвинитель прокуратуры Иркутской
области. — Данные факты не нашли подтверждения. Чтобы помочь Ануфриеву избежать
пожизненного лишения свободы, Лыткин указал, что к совершению преступления
причастны еще два человека. Было возобновлено судебное следствие, в итоге Лыткин
полностью отверг эти показания. В целом позиция стороны обвинения по назначению
наказания полностью совпала с приговором суда. Поскольку колонии особого режима
на территории Иркутской области нет, Артем Ануфриев будет этапирован в другой
регион.

«Это сломанные души»

Светлана Семенова, мать 12-летнего мальчика, первой жертвы молоточников, с
приговором категорически не согласна. Она старалась не пропускать ни одного
заседания суда и внимательно наблюдала за поведением Лыткина и Ануфриева.

— Верилось, что всю правду говорит Лыткин, чувствовался в нем этот
единственный светлый лучик воспитания, которое он получил. Он содействовал со
следствием. Ануфриев изгибался и выворачивался. Этим он вызывал только
отвращение. Его сегодняшние истерические выпады показывают его характер.
Ануфриев и Лыткин — это сломанные души, недовоспитанные, не получившие тепла
материнского, отцовского. Где их отцы, почему ни один не пришел? — Я приговором
Лыткину недовольна. Получается, если у тебя молодой возраст, можно убивать? —
продолжает Светлана. — Он за последнее преступление, которое совершал, будучи
совершеннолетним, мог бы пожизненное получить. Я не согласна с приговором, я
буду подавать апелляционную жалобу. Я считаю, что такие не должны выходить из
тюрьмы, а потом жить, рожать детей. А мы должны забывать свое горе? Вы знаете,
что с этим невозможно жить и забыть. С этим просто доживаешь.

— Я, как и многие граждане нашей страны, считаю, что пора возвращать смертную
казнь, — сказал Владимир Пирог, сын убитой Ольги Михайловны, научной сотрудницы.
— Сегодняшнее наказание преступникам неадекватное. Вопрос нужно ставить не о
наказании, а о защите общества. Раньше это считалось высшей мерой социальной
защиты, вот и надо ее применять. В таких случаях, когда все ясно, когда убито
столько людей, какие тут могут быть судебные ошибки. Здесь полная ясность. И все
же среди жертв молоточников были и те, кто посчитал приговор справедливым.

— Я считаю, что приговор таким и должен быть, — говорит Нина Викторовна. —
Когда были прения и потерпевшим предоставили слово, я сказала, что очень хочу,
чтобы Ануфриев получил пожизненное, а Лыткин — 20 лет. Ему дали 24, большего
желать не стоит.

На пожилую женщину напал Лыткин, это был тот единственный раз, когда он вышел
на улицу с молотком без своего подельника. В феврале поздним вечером Нина
Викторовна возвращалась домой от подруги. Дойдя быстрым шагом до своего родного
дома, пенсионерка была уверена — сейчас ей ничего не угрожает. Села на лавочку,
чтобы отзвониться подруге, успела набрать только две цифры и получила удар
сзади.

Своего мучителя Никиту Лыткина Нина Викторовна называет очень жестоким,
агрессивным человеком. Но посещая в течение полугода практически каждое
заседание, увидела в младшем молоточнике не только монстра, но и глубоко
несчастного человека.

— Никите просто не повезло с другом. Он был изгоем с пятого класса, его не
приняли, и в силу своего характера он не мог этого перенести. Трудно ему было
жить. И вот появился единственный друг. Артем вступил в скинхеды. Потом попал в
национал-социалисты. Ему нужно было себя утвердить. Судя по тому, как Ануфриев
вел себя во время всех заседаний, он довольно лживый, очень хитрый,
самонадеянный. Никита у него просто оказался под рукой. Это не оправдывает
Никиту нисколько, но я так ему и сказала во время прений: «Никита, тебе не
повезло».

Метки:
Загрузка...