Иркутянин собирает аудиокассеты со всего света

В коллекции Галинура Шавалиева их около тысячи

Собирать чистые магнитофонные кассеты иркутянин Галинур Шавалиев начал еще в школе. Унять зуд, которым он называет свое увлечение, 40-летний инженер авиазавода не может до сих пор. Чего только нет в его коллекции, а ему все мало. Мы расспросили коллекционера о самых дорогих сердцу экземплярах и о том, что еще непременно хочется иметь.

Искал 20 лет

— Вот, например, кассета, которую я искал больше 20 лет, а получил только на
днях, брат купил для меня в Москве, — не может отвести взгляда от еще одного
объекта коллекции иркутянин. — Это шведская кассета фирмы Track, 1981 года. Ей
уже больше 30 лет, а она еще в упаковке, правда разлезшейся от времени.
Посмотрите внимательно, как она сделана: на корпусе выдавлен логотип фирмы,
стрелочки, указывающие сторону движения ленты, окно в виде буквы А. Кассета
очень редкая. Она меня сразила наповал, как только я ее увидел. А было это в
90-м году, она мне попалась на глаза, когда я был в гостях у одноклассницы. Я
потом пожалел, что тогда ее не выменял. Позже искал ее в Интернете, за несколько
лет встречал на аукционах только дважды. Оба раза ее покупал один москвич,
довольно состоятельный.

— Какие были ощущения, когда наконец-то взяли ее в руки?

— Конечно, я очень рад, что она у меня теперь есть, но ожидание праздника,
как говорится, лучше самого праздника, я смотрю дальше. Чего-то новенького
хочется.

Интерес к кассетам возник у Галинура еще в детстве, параллельно с интересом к
музыке. В то время основным носителем была магнитная лента.

— Мне лет 14 было, и даже сейчас помню, как возник сильнейший интерес к
музыке, хотелось больше информации о любимых исполнителях. Тогда время совсем
другое было, жили мы в Якутии, в Нерюнгри, город небольшой, информации никакой.
Музыку слушали на кассетниках, кто побогаче — на японских бобинниках. О группах
узнавали в школе, от ребят. Помню, даже толком не знали, как пишется название
той или иной группы, понятия не имели, когда она создана, кто в нее входит,
какие песни исполняют.

С тех пор и возникла любовь к магнитной записи. Лет в 15 у будущего рьяного
коллекционера (долго уговаривал родителей) появилась рижская магнитола. Ему этот
примитивный аппарат не нравился, магнитола не шла ни в какое сравнение с
японскими магнитофонами, которые Галинур видел у друзей.

Но делать было нечего, на ней маленький меломан слушал модное тогда
европейское диско. Американских исполнителей подростки 80-х там не знали, едва
слышали о Мадонне и Майкле Джексоне.

— Сейчас я гораздо реже слушаю музыку, я давно это перерос. Использовать
кассету по прямому назначению уже не так интересно. И раньше, и сейчас кассеты
интересуют меня прежде всего с точки зрения дизайна, разных стран и
производителей.

Нет большей глупости, чем распечатать ценный экземпляр

У Галинура Шавалиева около 600 видов кассет.

— Вид для меня — кассета определенной марки, модели и года выпуска. Очень
люблю любоваться внешним видом, дизайном, рас- сматривать, как она сделана.
Раньше, когда я только начинал, принцип был очень простой — если у меня этой
кассеты нет, то она мне нужна. Но даже тогда я предпочитал кассеты ранних лет,
конца 70-х, именно классический дизайн тех лет привлекает больше всего. Зато
современные меня не интересуют. Всеобщее удешевление коснулось и кассет, стал
тоньше пластик, оформление делается по минимуму, изменилась технология нанесения
магнитного слоя. Кассеты, которые выпускались где-то с 1996 года, я не беру,
даже бесплатно. Все, что было произведено позже, еще хуже. Современные кассеты
меня просто расстраивают, если честно. Примерно 250 кассет у Галинура Шавалиева
в фабричной упаковке. Он полагает, что распечатывать сейчас кассеты старого
производства — кощунство и глупость. Их цена сразу упадет процентов на 90. А
вдруг случится тяжелая финансовая ситуация? Их можно продать и какое-то время
держаться на плаву. Галинур также допускает, что может потерять интерес к этому
занятию, и тогда опять-таки можно будет пустить некогда драгоценные предметы с
молотка. Кстати, супруга заядлого коллекционера иногда наталкивает его на мысль
отказаться от бесполезного на ее взгляд занятия. Но он пока держится.

Собиратель кассет показывает японский экземпляр на 150 минут, еще в упаковке.
В Советском Союзе встречались только стандартные кассеты по 60, 90 и 120 минут.
А эта, нестандартная по продолжительности, и привлекла внимание коллекционера.

— Я знаю массу коллекционеров, которые собирают только 90-минутные, на нее
как раз помещается 2 пластинки. Я же намеренно беру кассеты разной
продолжительности, в том числе повышенной длительности. Кстати, раньше в
инструкциях для магнитофонов писали: «Не рекомендуется использовать кассеты
длительностью 120 минут, это может вызвать заминание либо зажевывание». Наши
кассетники жевали все. Даже ходил анекдот в то время.

Стоят два магнитофона, японский Sharp и наш «Романтик». На «Шарпе» играет
кассета. Наш говорит:

— У, хорошая кассета, дай пожевать. Относительно плохое качество советских
кассет и магнитофонов было объяснимо. Все самое лучше у нас делали в оборонном
комплексе. Мы гордились прекрасными космическими кораблями, танки тоже были
ничего, а попроще вещи у нас получались хуже. Раньше часто можно было встретить
кассеты Казанского фотожелатинового завода, который трудился на оборонку. За ту,
основную продукцию с них спрашивали, если что — наказывали, а за кассеты их
никто не хвалил и не ругал. Соответственно, силы и средства в разработку не
вкладывались, то же было и с магнитофонами. Когда в свободной продаже появились
японские кассеты, наши оказались никому не нужны, к ним относились с долей
пренебрежения. Они скрипели, пленку часто клинило, она переставала мотаться, без
брака тоже не обходилось. Но как оказалось позже, отечественные кассеты были
существенно лучше, чем хлынувшая позже продукция из Китая.

— Я сам одно время перевел свои записи только на иностранные кассеты, много
наших выбросил, о чем потом, лет через 15, пожалел. Как объект
коллекционирования они очень даже интересны. К тому же первые кассеты у меня
были именно такие, а это ностальгия. Сейчас ищу советские кассеты достаточно
активно, но не всегда успешно.

Как в кино

Галинур может раскладывать свои кассеты часами, а рассказывать о них еще
дольше.

— Вот, к примеру, немецкая кассета Agfa, оранжевая. Разве среди современных
кассет вы увидите такое буйство красок? Конечно, нет. А вот красная, синяя,
желтая — это иностранные. А это наша, казанского завода «Полимерфото» — розовый
пластик и бело-зеленая на- клейка, просто чумовая расцветка.

В коллекции существуют экземпляры со своей особой историей. Так, в фильме
«Служебный роман» есть момент, когда Самохвалов, которого, как помните, играет
Олег Басилашвили, сидит в «Волге» и в салоне играет музыка. Там пару секунд
показывают немецкую кассету Basf зеленого цвета. В коллекции иркутянина есть
такая же. Она очень старая, 70-х годов. Вот еще кассета той же фирмы с
изображенными на корпусе двумя американскими башнями-близнецами ВТЦ. После
трагедии 11 сентября 2001 года эта кассета стала стоить на аукционах в несколько
раз дороже. Объектом коллекционирования стала и прозрачная компакт-кассета с
мини-бобинами внутри. Сделана она в Китае. Солидные фирмы, такие как TDK и Sony,
по словам иркутского коллекционера, такую продукцию не делали. Это чистое
украшательство, а технические характеристики в таком изделии далеко не на
высоте. Впрочем, этот экземпляр еще очень скромный — некоторые японские фирмы
делали кассеты и с цветными бобинками. Галинуру приходилось быть свидетелем
охоты на такие экземпляры. Для кого-то они становятся фетишем. Меломаны, имеющие
магнитофон с прозрачной дверцей, покупают такую кассету, чтобы созерцать, как
она в нем крутится, создавая должный эффект.

— Ради того чтобы поразить любимую или друга, люди покупают такие кассеты.
Сейчас они дорогие, в упаковке цена доходит до 3 тысяч рублей. Меня она тоже в
свое время впечатлила. Если бы я подобную кассету увидел в 88-м году, я испытал
бы культурный шок.

Свою нишу в коллекции занимают демонстрационные кассеты, которые входили в
комплект к магнитофону. Туда записывалось что угодно — от «Полета шмеля» до
«Битлз», главное здесь оценить качество звука. Интересны Галинуру 1-, 3-,
6-минутные кассеты и даже 30-секундные, для пленочных автоответчиков. Есть в
коллекции кассеты для чистки магнитных головок, тестовые кассеты для настройки
магнитофона.

Мало кто знает о компьютерных кассетах, на которые писали программы, к
примеру такие компании, как Apple. Это было в те дремучие времена, когда еще
дискет не изобрели. Такие тоже составляют часть коллекции иркутянина.

— А какую бы еще кассету хотелось иметь?

— Есть у меня пара задумок. В конце 70-х кассеты делала и известная немецкая
фирма Grundig, она еще при Гитлере работала. До сих пор не могу заиметь хотя бы
одну. На аукционах они продаются нечасто, за них бьются коллекционеры, потому
что кассеты очень редкие, а это главное качество для тех, кто их собирает. Для
фирмы это был попутный товар, они их делали недолго, в Советский Союз попадало
еще меньше. Отсюда ценность. Любопытно было бы иметь в коллекции и одну из самых
первых кассет, которые появились в 1963 году. Их изобрела и начала производить
голландская компания Philips. На аукционах такую еще можно найти, вопрос лишь в
цене.

Некуда складывать

Коллекция постепенно заполняет квартиру иркутского коллекционера. Галинур
стал серьезно фильтровать имеющиеся экземпляры, а то места в шкафчиках и ящичках
уже не хватает. Кое-что хранится в картонных коробках по 10 штук, так называемых
блоках. В них кассеты раньше паковались. Иркутский собиратель кассет сохранил в
том числе и такие коробки 70-х годов. Для него они тоже представляют
определенный интерес.

Однажды иркутянину довелось обсуждать проблему хранения своей коллекции с
одним знакомым, кстати, тем самым москвичом, который дважды уводил из-под носа
вожделенную шведскую кассету.

— Я говорю ему: «Некуда кассеты складывать. Как ты хранишь?» А он отвечает:
«У меня отдельная квартира». Вы представляете, в Москве отдельная квартира для
коллекции кассет. У него, видимо, там аппаратура, он уединяется, как Кощей над
этим делом чахнет, любуется. Опять же семье не мешает. Я отдельную квартиру для
кассет позволить себе не могу. Как бы там ни было, каждая кассета иркутского
коллекционера экземпляр штучный, или, по крайней мере, Галинур стремится, чтобы
так было. Поэтому почти из тысячи кассет, находящихся в коллекции, треть или
даже больше числится в обменном фонде. Он над ними постоянно колдует: что-то
продает, обменивает, ищет новое, чего еще нет в его коллекции.

Метки:
baikalpress_id:  17 888