Час ледяного молчания на Байкале

Полсотни человек в Риме поддержали байкальское молчание

В районе Утулика на льду Байкала устроен лабиринт. Из прозрачных ледовых зубцов сакральное сооружение собрали любители лабиринтов — музыканты, художники, фотографы, деятели театра и прочие представители богемы. Их дети вырезали из ледяных глыб скульптуры, украсившие сверкающее на солнце сооружение. В день весеннего равноденствия у этого лабиринта творческие люди провели час в полном молчании, вкладывая в это «чувство автора перед чистым листом».

В прошлом году на берегу озера в районе поселка Старая Ангасолка ледовые
скульпторы строили лабиринт с фигурами. Параллельно проходила видеосъемка
строительства, в том числе и с вертолета. В ящик был упакован лед для отправки в
Москву: в Третьяковке собирались представить скульптуру из чистейшего
байкальского льда — точную копию той, которую соорудили на Байкале, только
поменьше.

В этом году те же самые организаторы решили провести на Байкале час ледового
молчания. В Утулик приехали творческие люди, живущие в Москве, Питере,
Екатеринбурге, Хабаровске. Наталья Бриль, руководитель проекта (точнее, двух
проектов, происходящих одновременно), занимается театром, работает в творческой
лаборатории «Театрика». Она объяснила нам, что за проекты реализуются творческой
общественностью на байкальском льду и зачем они нужны.

Те, кто участвует в акции этого года, — люди, вдохновенно полюбившие Байкал.
Сама Наталья по роду деятельности встречается с актерами, музыкантами,
художниками — театр в некотором смысле объединяет усилия многих искусств.
Создается площадка, на которой творческие люди могут встречаться. В этот раз они
встретились с идеей выстругать изо льда кресла и встретить в этих креслах момент
равноденствия полным молчанием.

Ледяное молчание, однако, в силу природных байкальских условий несколько
изменило концепцию, что, по мнению участников, впрочем, ничуть не страшно, а
даже интересно и вообще является неотъемлемой частью живого творческого
процесса. Было решено не сидеть в ледяных креслах. Испытание холодом решено
заменить на более щадящий вариант: построить красивый лабиринт из ледяных зубцов
и провести час молчания либо стоя, либо сидя на подходящих для того предметах.
Для этой акции Наталья привезла войлочные костюмы, изготовленные в Москве.

Идея самого молчания, если объяснить просто, — это момент между окончанием
одной творческой работы и началом другой. Художник как бы сидит перед белым
листом, готовый приступить к работе. Этот момент и есть ледяное молчание.

Акция, как говорит Наталья, поддерживается творческой интеллигенцией в разных
странах мира. Организаторы написали художникам и музыкантам отовсюду и
предложили присоединиться к акции.

— В Риме, например, нас поддержат пятьдесят человек. Это больше, чем будет на
льду Байкала. Мы побывали на творческой площадке, когда вовсю шли
подготовительные работы к дню равноденствия. Лабиринт уже выстроен из зубцов
льда. Дети вытачивают ледовые фигуры. Взрослые решили, что доверят эту важную
часть работы детям. Музыкант Евгений Косухин (в столице он известен как
исполнитель на поющих чашах) стучит по ледяным зубцам, извлекая божественные
звуки и записывая их на диктофон. Кто-то фотографирует. Молодая мама возит в
колясочке самую младшую участницу акции, полугодовалую Дарину. Ее роль в акции
наиважнейшая — улыбаться счастливой младенческой улыбкой, настраивая всех на
позитив. Детская часть акции названа авторами детской байкальской экспедицией.
Раз есть дети, то пусть будет детская экспедиция.

— Мы подумали, что дети и мастера — это одно и то же. Они делают все так, как
будто делали это уже тысячу лет. Дети в этом случае не имеют большого временного
перерыва с того момента, когда они хотят и могут творить. Они могут сразу. Им
никто не говорит: «Ты научись сначала, а потом делай». У нас они начинают
творить, а если понимают, что не могут что-то сделать, — обращаются за помощью.

— Почему выбрали Утулик, а не поехали, скажем, на старое место, в Ангасолку?

— Мы знаем о Байкальске, читали в новостях, что все изменяется вокруг города.
И нам показалось, что нынешнее состояние Байкальска созвучно нашей идее. Мы не
за и не против БЦБК. Думаем, что пикетами ничего не изменить. А у нас
опосредованная мотивация: нужно делать красивые вещи — и мир будет изменяться в
лучшую сторону. Люди будут приезжать, участвовать. Нам кажется, это и есть
функция искусства — вдохновлять, направлять в сторону
творения.

Метки:
baikalpress_id:  25 099