Семья Овечкиных: поиск фактов

Телеканал Russia today снимал в Иркутске фильм о первых российских авиатеррористах

8 марта исполнилось 25 лет со дня захвата многодетной иркутской семьей Овечкиных самолета Ту-154, выполнявшего рейс Иркутск — Курган — Ленинград. Целью захвата было бегство из СССР. Во время тех трагических событий погибли 9 человек: стюардесса Тамара Жаркая, трое пассажиров... Мать Овечкиных, Нинель, застрелили сыновья по ее просьбе, потом четверо старших сыновей расстреляли друг друга. В живых остались Игорь и Ольга Овечкины и четверо младших детей. Об Овечкиных снято много документальных и художественных фильмов, но до сих пор остается непонятным, как дружная, успешная семья решилась на такой страшный шаг. Съемочная группа Russia today попыталась найти ответ на этот вопрос.

И снова контрабас...

Возле пункта досмотра терминала внутренних авиалиний Иркутского аэропорта
стоит сотрудник с черным спаниелем. Эта милая собачка обучена искать наркотики.
Все вещи пассажиров проходят через большой энтероскоп.

И вот в дверях аэропорта появляется высокий молодой человек с контрабасом.
Музыкальный инструмент внушительных размеров спокойно проходит через
эндоскопическую установку. Процесс, призванный показать, насколько современная
система безопасности аэропорта совершеннее системы 1988 года (год захвата
самолета), снимает оператор — это часть фильма про печально известную семью
Овечкиных.

25 лет назад знаменитые на весь Союз музыканты — братья из группы «Семь
Симеонов», их мать и младшие члены семьи входили в аэропорт с музыкальными
инструментами. Отнюдь не весь их багаж смог пройти через маленький сканер. Меж
тем внутри контрабаса были спрятаны два обреза, патроны и взрывное устройство.
Семья Овечкиных, летавшая на гастроли за границу, сталкиваясь с пунктами
досмотра, понимала, что аппаратура в Иркутске не увидит начинку музыкального
инструмента.

Незрелые они были

Виктор Кравченко, инженер-штурман, консультирующий экипажи перед полетом,
скромно наблюдает за манипуляциями с контрабасом. 25 лет назад он находился в
кабине Ту-154, захваченного Овечкиными. Тогда Виктор работал штурманом.
Воспоминания о событиях, происходивших на борту, тяжелы для этого человека, но
он мужественно в очередной раз делится ими с журналистами.

— Был праздничный день — 8 марта. Настроение у всех приподнятое. В Кургане мы
сделали дозаправку, забрали еще пассажиров и где-то на середине пути получили
записку с требованием лететь в Лондон или любую другую капиталистическую страну.
В записке сообщалось, что самолет заминирован.

В первые мгновения ситуация казалась экипажу абсурдной. — Мы все думали, что
это какой-то розыгрыш. Никто не верил, но когда стюардесса сказала об обрезах,
мы поняли, что это не шутка. Был введен специальный режим, обо всем мы доложили
на землю, получили специальную инструкцию и продолжали полет. В Ленинграде мы
посчитали опасным садиться, но в любом случае нужно было снижаться. В кабине мы
сидели за бронированной дверью, переговоры вел инженер, с трудом он уговорил
Овечкиных на дозаправку.

Приняли решение сесть на военном аэродроме в Выборге, где хотели сымитировать
дозаправку. Милиция должна была обезвредить преступников. Группа захвата
проникла через кабину экипажа. Когда Овечкины увидели через иллюминаторы солдат,
военных и поняли, что ничего не выйдет, то застрелили стюардессу, привели в
действие взрывное устройство. Самолет загорелся, мы выбирались через форточки,
была неразбериха, дым.

— Никто из членов экипажа из авиации не ушел, — продолжает Виктор Кравченко,
— почти все до 60 лет долетали. Конечно, мы задавались вопросом, почему
получилась такая страшная история с человеческими жертвами. Я думаю, тут
отношение государства к этой семье сыграло роль. Нинель Овечкина хоть и получила
звание «Мать-героиня» и воспитала таких талантливых музыкантов, но не
чувствовала поддержки. Самих ребят доучить, довоспитать бы сначала. Зрелости у
них не было, только музыка...

Стереть налет приключения

В Иркутске и области представители телеканала Russia today проработали две
недели. До этого они летали в Барселону, встречались с Михаилом Овечкиным, в
1988 году он тоже был на борту злополучного самолета. Тогда Мише было 13 лет.
Его музыкальная карьера сложилась удачно, Михаил стал участником испанского
джаз-бенда. Но в 38 лет музыкант перенес инсульт и стал инвалидом, сейчас он
проживает в хосписе.

Встретилась съемочная группа со старшей дочерью Нинель Овечкиной — Людмилой.
Она участие в теракте не принимала и после суда забрала на воспитание младших
братьев и сестер, а также племянников, детей сестры Ольги, жизнь которой после
теракта и тюрьмы пошла под откос. В итоге ее зарезал пьяный сожитель. Помимо
членов семьи корреспонденты телеканала встречались с учителями Овечкиных.

— Мы снимаем в основном исторические фильмы, — говорит Александр Копысов,
корреспондент телеканала RT. — К сожалению, в последнее время появилось много
накипи и ненормального романтического блеска, связанных с трагическим событиями.
Цель наших фильмов — стереть налет приключения, которого на самом деле не было,
и восстановить истину с помощью документов, очевидцев. Использовать минимум
своей авторской позиции и максимум фактов, которые могут составить основу
настоящего документального фильма, а не репортажа в стиле желтой прессы. Лично
для меня до сих пор непонятна трансформация матери-героини в женщину,
командовавшую убийцами, которые безжалостно расстреляли стюардессу и были
морально подготовлены к тому, чтобы расстрелять экипаж. Я не знаю ответа на этот
вопрос. Но надеюсь, что зрители, увидев интервью с людьми, причастными к этой
семье, и материалы дела, сами сделают выводы.

Загрузка...