«Сердце, тебе не хочется покоя»

Иркутскому кардиохирургическому центру исполнилось 40 лет

Свыше 70% людей на земном шаре погибают от сердечно-сосудистых заболеваний. Это больше, чем от онкологических болезней, инфекционных заболеваний, травм, катастроф и войн вместе взятых. Поэтому открытие в Иркутской области кардиохирургического центра подсказала сама жизнь. В середине 50-х годов прошлого столетия стало понятно, что почти все заболевания сердечно-сосудистой системы можно лечить хирургическим путем, во всем мире стала активно развиваться кардиохирургия. Ее развитию способствовало и появление новой аппаратуры, новых технологий и лекарств, и более интенсивная подготовка узких специалистов, сердечных хирургов. В декабре 1972 года кардиохирургический центр открылся и в Иркутске. За 40 лет он заработал себе заслуженную славу сильного и мощного медицинского учреждения. Ежегодно здесь спасают сотни людей, многие из них возвращаются к полноценной жизни. Здесь оперируют и совсем маленьких ребятишек, грудничков — детки вырастают, и на их взрослой жизни никак не отражается поставленный во внутриутробном периоде или в первые дни жизни диагноз «порок сердца». Юрий Желтовский, заведующий Иркутским кардиохирургическим центром, рассказал нашей газете о том, от каких болезней сердца чаще всего страдают люди, какие новые технологии применяются сегодня в хирургии и как приобретают опыт молодые хирурги.

Приближаемся к мировым стандартам

Даже обывателю, далекому от медицины, очевидно: лечение сердечно-сосудистых
заболеваний — серьезный шаг во всей медицине. По рекомендациям Всемирной
организации здравоохранения, потребность в операциях на сердце составляет
примерно полторы тысячи на миллион людей в год. Сейчас это позволяют себе лишь
Соединенные Штаты Америки, там делают свыше 1600 операций (на миллион жителей),
в развитых странах Европы эта цифра составляет 700—800 хирургических
вмешательств в год. В России до 90-х годов делали лишь 20—30 операций в год. В
1972 году был издан приказ министра здравоохранения о создании во всех областных
центрах кардиохирургических центров. Не во всей России этот план удалось
осуществить, но Иркутску повезло — благодаря сильным врачам, их энтузиазму,
пониманию важности этого шага в декабре 1972 года на базе областной больницы
заработал кардиохирургический центр.

— Его организатором и первым руководителем был заведующий кафедрой
госпитальной хирургии Иркутского мединститута Всеволод Астафьев, блестящий
эрудит, врач от Бога, он понимал, что без внедрения новых технологий и отделений
не будет развития медицины. Мы тогда еще в старой больнице на набережной
работали, ее называли Кузнецовской, — вспоминает Юрий Желтовский. — В августе
1974 года Астафьев выполнил первые в Иркутской области операции на открытом
сердце. Это был прорыв, мы, молодые хирурги, с замиранием в сердце следили за
этим процессом, учились. Такие операции просто необходимы при врожденных и
приобретенных пороках сердца, ишемической болезни, они позволяют сохранить людям
жизнь. Наша больница была одной из немногих в стране, где выполнялись такие
операции, до этого их делали только в исследовательских институтах. Долгое время
мы были крайней клиникой на востоке страны, где выполнялись операции на открытом
сердце — ни в Бурятии, ни в Забайкалье, ни в Приморье их не делали. В 90-е годы
работать было сложно — не хватало расходных материалов, но такая ситуация
наблюдалась во всей стране. Постепенно все нормализовалось, в последние годы по
большинству позиций мы не имеем проблем с расходным материалом.

Это важно, потому что в кардиохирургии используются очень дорогие
технологии — на одну операцию протезирования сердечного клапана только
расходного материала надо на 150—180 тысяч рублей. Понятно, что простой человек
таких денег заплатить не может, поэтому жителям Иркутской области эти операции
выполняются бесплатно, за счет областного бюджета — даже самые дорогие и
сложные.

— В кардиохирургии нет мелочей, результат операции на сердце во многом
зависит от обеспеченности материалами. Администрация областной больницы это
понимает, нас стараются снабдить самым лучшим и современным расходным
материалом. Это касается обеспечения искусственного кровообращения во время
операции, шовного материала, имплантов (клапанов сердца, протезов и т. д.).
Благодаря отсутствию дефицита в последние несколько лет мы делаем до 1400
операций в год. Это меньше, чем существующая потребность, но мы уже приближаемся
к мировым стандартам. И результаты нисколько не хуже общероссийских.

Когда сердце работает с перегрузками

Раз уж дело дошло до хирургического вмешательства, то всех пациентов волнует
вопрос: возвращаются ли люди после операций на сердце к привычной жизни?
Отвечает Юрий Желтовский:

— Нельзя сказать, что после операции на сердце человек становится абсолютно
здоровым. Потому что у нас больные поступают на операцию в очень запущенном
состоянии. Это вызвано и тем, что пока в России мало развита культура заботы о
своем здоровье, и тем, что врачи не всегда внимательны к пациентам. Особенно это
касается кардиослужбы на местах — она достаточно консервативна и не всегда
соответствует современным тенденциям. В идеале оперировать больного нужно до
развития осложнений, когда миокард находится еще в хорошем состоянии. Любая
операция на сердце — это же не замена сердца, это устранение порока, улучшение
кровотока. А если проблема продолжалась на протяжении 20—30 лет, сердце работало
с большими перегрузками, то к моменту операции его резервы значительно истощены.
А все результаты операции, послеоперационного периода, дальнейшее качество жизни
зависят от того, в каком состоянии мы человека оперируем. А у нас часто
получается, что мы оперируем очень запущенных пожилых пациентов. Дело не в том,
чтобы сделать операцию — все-таки мы имеем большой опыт и широкие возможности,
важнее то, как поведет себя больное сердце в послеоперационный период. Наши
зарубежные коллеги шутят на этот счет: «Вам очень сложно работать, потому что
больные к нам поступают за день до операции, а к вам — за день до смерти». Хотя
в целом у нас хорошая палата реанимации, прогрессивные специалисты, мы владеем
большинством современных методик выхаживания, что позволяет достичь неплохих
результатов.

— Существует ли очередь на операции?

— Сейчас очередей практически нет. В медицине это понятие относительное — это
же не очередь в магазине, это очередь по медицинским показаниям. Человек может
поступить к нам позже остальных, но мы видим, что он срочно нуждается в
операции, иначе может просто не дождаться своей очереди. Поэтому сейчас мы
оперируем пациентов по медицинским показаниям, а не по очереди.

— Какие сердечные проблемы сегодня являются самыми распространенными?

— Нарушения ритма сердца. В прошлом году кардиохирургическому центру удалось
приобрести лабораторию, которая позволяет лечить сложные нарушения ритмов
сердца. Это очень важно, потому что большинство внезапных смертей, особенно у
молодых людей, связаны именно с нарушением ритма сердца.

— Жизнеугрожающие тахиоаритмии. Сегодня операции при такой проблеме
выполняются без вскрытия грудной клетки, с помощью введения катетеров в сердце.

— Ишемические болезни сердца, то есть нарушение кровоснабжения сердца,
которое неизбежно приведет пациента к инфаркту миокарда. Свыше 400 операций в
год проводят в Иркутске при ишемической болезни сердца. Лечение здесь —
улучшение кровоснабжения и питания сердца. Это можно делать несколькими
способами — стентированием коронарных артерий, позволяющим восстановить
кровоток. Если это невозможно, проводится операция коронарного шунтирования — в
год в Иркутске проводится около 400 таких операций.

Еще один важный момент — в Иркутской области ограничена возможность
сделать коронарографию, это исследование, позволяющее выявить поражение сердца и
определить дальнейшую тактику лечения пациента. При подозрении на инфаркт
больному выполняется коронарография, выявляется инфарктозависимый сосуд, из-за
которого случилось прекращение питания того или иного участка сердца. Сразу же
проводится его восстановление различными способами, то есть восстанавливается
кровоток, это лечение инфаркта на начальных стадиях, миокард при этом остается
здоровым. Это не только спасение жизни пациента, но и предотвращение серьезного
осложнения. К сожалению, это можно сделать только в областной больнице. У 444
людей в прошлом году был таким образом предупрежден инфаркт. На сегодня такое
оборудование есть только в областной больнице, но оно уже довольно старое.
Кардиохирурги мечтают о новом кабинете, но стоимость его достигает нескольких
миллионов долларов. Без нового оборудования невозможно добиться тех результатов,
которых могли бы быть. Это крайне эффективный метод, позволяющий сохранить
здоровье граждан, а значит, и трудоспособное население.

7 лет простоять «на крючках»

— В любом деле важнее всего люди, те, кто честно и качественно выполняет свою
работу. Расскажите о своих врачах, о хирургах, которые проводят сложнейшие
операции.

— Это Владимир Носков, который работает с первого дня основания центра;
профессор Владимир Подкаменный, он выполняет практически все операции при
коронарной патологии, в детском отделении уже много лет работает Владимир
Медведев, который оперирует совсем маленьких детишек со сложными пороками
сердца. У нас работает опытный кардиолог Светлана Ломоносова.

— Операции на сердце длятся долго, обычно они трудозатратные. Это непростая
профессия, скажем прямо. Стремится ли к вам молодежь, готовите ли вы смену?

— Конечно, мы стараемся готовить молодежь. Но далеко не все идут в эту
профессию, потому что она трудна как физически, так и психологически. Сейчас
некоторые пациенты считают: если они пришли на операцию, то должны выйти из
больницы полностью здоровыми, ждут чудес. И это тоже сложный психологический
фактор в нашей работе.

Чтобы хирург смог самостоятельно работать, он должен пройти долгий путь,
учебный процесс является достаточно длительным (эта практика используется и за
рубежом). Сейчас невозможно стать хирургом без специальной двухлетней
ординатуры. Если раньше подготовка хирурга длилась 2—4 месяца, то сейчас только
клиническая ординатура. Плюс кардиохирурги должны 7—8 лет простоять, как мы
говорим, «на крючках», ассистировать, наблюдать, только тогда они могут быть
допущены к самостоятельной работе на сердце. И мы прошли этот путь в свое время,
я хорошо помню те времена, когда мы ежедневно ассистировали старшим товарищам.
Только так приобретается опыт, физическая выносливость, психологическая
устойчивость. Поэтому профессия эта остается штучной, лишь единицы хотят и могут
стать кардиохирургами. Отрадно, что сейчас есть больше возможностей учиться. Мы
выезжаем на международные форумы, без таких поездок, без новой информации в
профессии невозможно развиваться. Возможны и стажировки в лучших российских и
зарубежных кардиоцентрах. Недавно одна из наших сотрудниц выиграла грант и скоро
на 3 месяца уезжает стажироваться во Францию. Мы никогда не препятствуем таким
поездкам, даже длительным. Да, нам будет труднее без нашего сотрудника, но мы
это переживем, повышение квалификации и профессиональный рост дороже. Поэтому у
Иркутской области в этом плане есть будущее — мы твердо заявляем, что
кардиохирургия будет расти и развиваться.

Метки:
baikalpress_id:  17 856
Загрузка...