Кочевники поневоле

В Ольхонском районе жители постоянно переезжают из одной деревни в другую

В Ольхонском районе сохранилась единственная, пожалуй, в Приангарье бурятская деревня, жители которой ведут традиционный кочевой образ жизни. Летом они проживают в одной местности, а на зиму вместе со всем своим хозяйством перебираются в другую. Как признаются селяне, это отнюдь не способ сохранить исконный быт своего народа, а вынужденная мера. В деревне, где они зимуют, нет пастбищ для домашнего скота, а на летниках они не могут остаться из-за отсутствия у них статуса населенного пункта. Отсюда и все неудобства.

Вода не пришла, а статус забрали

Жители деревни Анги уже привыкли каждый год перебираться из одной местности в
другую. Каждую весну они вместе со своим нехитрым скарбом и многочисленной
живностью кочуют поближе к Байкалу, в местность, где раньше находилась деревушка
Усть-Анга. Когда-то давно по числу жителей она не уступала многим другим
селениям Ольхонского района. Но в 50-х годах, во время строительства Иркутской
ГЭС, населенный пункт попал в зону возможного затопления, и жителей вынудили
переселиться подальше.

Всей деревней они перекочевали в Ангу, туда же перенесли и начальную школу.
Однако после запуска гидроэлектростанции оказалось, что земля осталась
нетронутой. Тем не менее жители вернуться туда не смогли, поскольку официального
статуса населенного пункта у него уже не было. С тех пор бывшая деревня для
селян стала временным местом для выпаса скота. Только в конце 90-х годов сюда
отважились переехать первые жители. Сегодня все население Усть-Анги составляет
всего три семьи. Остальные заброшенные, старые и ветхие жилища ангинцы
приспособили под временные строения — летники. Сюда они приезжают в мае. По
словам Эльвиры Дмитриевой, уроженки и жительницы Анги, она с удовольствием
переехала бы в Усть-Ангу навсегда, но из-за того что ее как таковой официально
не существует, женщина не может оформить там собственность.

— Без статуса здесь нельзя развить инфраструктуру и возродить в целом
деревню: построить новые дома, открыть магазины, вернуть школу и многое другое.
Мы хотим вернуться к истокам, — говорит она. И такого мнения придерживаются
многие жители Анги. Сегодня это селение насчитывает 44 дома, работают клуб и
библиотека. Расположено оно всего в пяти-семи километрах от районного центра,
села Еланцы.

Ангинцы с творческой изюминкой

Как рассказывает Антонида Орбодоева, заведующая клубом, «анга» по-бурятски
означает «пасть, ущелье, расщелина». Образовалась деревня в начале XVIII века,
когда люди начали искать пристанище поближе к воде. Первого жителя Анги звали
Мошон, он обосновался на этих землях, построил дом. Постепенно сюда стали
съезжаться люди.

— Когда началось укрупнение колхозов, в Ангу переехали жители близлежащих
деревень Шулуты, Хара-Гун, Шара-Нимата. В 1954 году, во время строительства
Иркутской ГЭС, из предполагаемых зон затопления переселились жители Усть-Анги,
Хоторука и Халсархая, — говорит Антонида Алексеевна. — В Анге располагались
сенокосные угодья, работало третье отделение овцеводческого совхоза
«Еланцинский». В одной только нашей деревне держали пять-шесть отар по 500 овец.
Были автопарк, гаражи, техника, зерносклад, кузница, работали школа, клуб, ФАП.
Однако со временем молодежь стала выезжать, а с развалом хозяйства деревня и
вовсе опустела. Тем не менее жители как могут стараются поддерживать свою
небольшую деревушку. В Анге есть священное место — гора Сатюрта с наскальными
рисунками. Каждый год 22 мая, в день весеннего Николы, местные жители совершают
там обряд. Пока молодые парни поднимаются к писаницам и капают, женщины у
подножия готовят национальные блюда: кровяную колбасу, саламат, арсу.

Большую известность получил и местный фольклорный ансамбль с одноименным
названием «Анга», который объединяет несколько поколений. Сегодня самому
старшему участнику коллектива 61 год, а самому младшему — три годика. В 1995
году «Анге» присвоили звание народного. Как отмечает Вера Щеботкина,
руководитель ансамбля, они исполняют только фольклор ольхонских бурят. Он
отличается от других в напевах и говоре, а исполняют песни и танцы без
сопровождения музыки.

— Мы постоянно участвуем в районных, областных и межрегиональных конкурсах.
Кроме песен и танцев показываем различные обряды. Например, на одном из
конкурсов мы исполняли один очень интересный обряд, который известен не всем.
Его действие заключается в том, что если в семье рождается прапраправнук и его
прадед и прабабушка еще застают этот момент, их должны по традиции закрыть в
стайке и этим дать понять, что им пора собираться «в дальнюю дорогу». Для них
накрывают стол, они раскуривают трубку мира, — рассказывает Вера Щеботкина. —
Еще один обряд проводится для трехлетних мальчишек. В этом нежном возрасте они
должны пройти посвящение в мужчину. Для этого собираются все родственники,
готовят национальное угощение, сажают трехлетнего ребенка на скакуна и бьют
гнедого по крупу кнутом. Конь должен бежать, а ребенок — удержаться. Во время
этого действия взрослые поют песни о том, что у них растет богатырь: ловкий,
смелый, сильный.

Как говорят в Анге, здесь живут творческие и активные люди, которые любят
принимать участие во всех мероприятиях. Они могут совершенно спокойно на любом
празднике встать и станцевать все вместе ехор. Молодежь старается сохранить
традиции своего народа. Сейчас в деревне проживает несколько молодых семей, и
жители надеются, что они останутся в родной деревне.

«Там жить можно!»

Практически в каждом подворье в Анге держат по 10—20 голов крупного рогатого
скота и несколько десятков овец. С приходом весны живность уже начинает сама
готовиться к своему ежегодному переходу в Усть-Ангу, стремится поскорее попасть
на обширные пастбища. Дорогу они знают и никогда не ошибаются.

— Там растет сочная горная трава, поэтому и ангинское мясо считается одним из
самых вкусных. Его любят не только в районе, но и по всей области, — уверяют
жители деревни.

Усть-Анга расположена примерно в 15 километрах от селения, тем не менее,
несмотря на такое небольшое расстояние, жители хотели бы все же прочно
обосноваться на месте бывшей деревни и не переезжать из года в год с одного
места на другое.

— Мы неоднократно поднимали этот вопрос, и нам пообещали его со временем
решить. Мы понимаем, что это не так просто — вернуть новый и одновременно старый
населенный пункт, но очень бы хотелось. Там ведь сохранились электричество и
вода, поэтому жить можно. Многие пожилые люди просто уже не могут гонять свой
скот туда и обратно, — говорят жители.

Однако нашлись смельчаки, которые уже решили обосноваться на старом месте и
сделали это еще в 90-е годы. «Новыми» жителями этой земли стали Николай и
Октябрина Дмитриевы. Они перебрались на постоянное жительство в Усть-Ангу в 1998
году и стали первыми жителями заброшенной деревни. Несмотря на то что супруги
уже давно на пенсии, у них официально оформлено и свое крестьянско-фермерское
хозяйство: держат 60 голов крупного рогатого скота и овец. Управляться с таким
хозяйством им помогает один работник. Как рассказывает Октябрина Васильевна, с
1968 года они жили в Анге, муж работал в совхозе шофером. Затем, когда хозяйство
развалилось, супруги, вырастив пятерых детей и уйдя на пенсию, решили
перебраться в Усть-Ангу.

— Летом народу много, жить весело, без гостей не бывает. Часто туристы
приезжают в гости, отдыхают, а зимой никого не было раньше, мы единственные.
Ветра дуют и днем, и ночью. Так вдвоем со своим дедушкой и жили. Со временем еще
две семьи переехали. Хорошо стало. Живем дружно, ходим вот проведываем друг
друга, — говорит пенсионерка.

По словам супругов, скот хорошо растет на жирных пастбищах, быстро набирает
вес. Единственное, что огорчает — бродячие собаки, которые нападают на овец.
Только осенью они передавили 11 голов. Однако даже это не столь удручает пожилых
фермеров.

— Нам хорошо здесь, живем тихо и спокойно. Вот скоро весна, а значит, и народ
приедет. Будет весело, — говорят жители несуществующей уже на картах
Усть-Анги.

Загрузка...