В Байкальске умер двухлетний малыш

Мать ребенка пытаются обвинить в его смерти

11 февраля в полицию Байкальска поступило сообщение о том, что в квартире многоквартирного дома в микрорайоне Южном найдено тело двухлетнего Коли Порсина. Ребенок играл в комнате, ничто не предвещало беды. Мама ушла в магазин, а когда вернулась — нашла его мертвым. Следов насилия на теле мальчика обнаружено не было. После того как информация стала достоянием общественности, появились многочисленные версии произошедшего. Некоторые СМИ поспешили заявить о вопиющем случае безразличия властей, из-за которых стала возможной очередная трагедия: мол, не изъяли вовремя ребенка из неблагополучной семьи. Попробуем разобраться, что же произошло в Байкальске.

Отчего умер мальчик?

«В нашем городе произошла трагедия — умер ребенок двух лет, мальчик, которой
жил в неблагополучной семье. Вся семья употребляет спиртные напитки. Город наш
маленький, слухи доходят быстро — ребенок проживал в неблагополучной семье,
голодал, сосал молоко у собаки» — так говорят соседи по дому. Жители
неоднократно жаловались властям на пьянки в данной семье и на то, что мать не
занималась воспитанием ребенка. Ребенок умер, по разным версиям, от голода,
истощения организма, отравления. Силовые структуры и СМИ не афишируют данный
случай, жители возмущаются бездействием или замалчиванием этой трагедии.
Мальчика похоронили 15 февраля. Просим вас расследовать данный факт, чтобы
правда о гибели детей в нашей стране была так же озвучена, как и о гибели наших
детей в Америке».

Такое письмо активисты города Байкальска обнародовали на одном из сайтов.
Написано оно в адрес уполномоченной по правам ребенка при президенте России по
Иркутской области Светланы Семеновой. Возможно, что сами активисты преследуют
благую цель.

Действительно, в Иркутской области слишком часто гибнут дети — по самым
разным причинам. Следователи Следственного комитета говорят о том, что причины
смерти бывают неясны, когда это касается малышей. Медики эти случаи относят к
так называемому синдрому внезапной детской смерти. В последнее время такие
случаи у нас — частое явление. Причем оно не локально, его распространение — вся
Иркутская область. Но есть и вопиющие случаи: родители намеренно убивают своих
маленьких детей, причиняют смерть по неосторожности, дети гибнут по недосмотру,
халатности родителей. К какой же категории смертей можно отнести гибель
двухлетнего байкальчанина?

У маленького Коли, согласно предварительной экспертизе, остановилось сердце.
Однако причина, по которой оно остановилось, пока неясна. Согласно медицинским
документам, мальчик был здоров. Медики патронировали ребенка. Никаких патологий
и отклонений в развитии у него не было выявлено. Его развитие соответствовало
возрасту.

Сейчас проходит гистологическая экспертиза, которая поможет точнее установить
причину смерти ребенка. Мог ли Коля быть жертвой в своей семье? При осмотре
трупа ребенка ни телесных повреждений, ни следов биологического происхождения не
обнаружено, все кости головы, тела и позвоночник целы. Соседи якобы говорили о
гематоме, которую видели на лице мальчика во время похорон, но этому нет никаких
подтверждений. Судебная экспертиза установила также, что алкоголя в крови не
обнаружено, — такое бывает иногда в неблагополучных семьях.

Мог ли мальчик голодать, питаясь молоком собаки? Эта версия активно
муссировалась в электронных СМИ. Но никаких подтверждений этому, кроме слов
соседей о том, что в семье была собака с отвисшими сосцами и никогда не было
щенков, не существует. Предварительный диагноз: — внезапная детская смерть.

Мама Коли не пила и работала

Активисты знают о жизни семьи, где произошла трагедия, понаслышке, от
соседей. Что является бесспорной правдой — то, что семья действительно была
неблагополучной. Но здесь нужно сделать некоторые уточнения, которые несколько в
ином свете представят события.

В открытом письме говорится о том, что вся семья, все взрослые, окружавшие
маленького Колю, — пьяницы. Это не так. Мама Коли, двадцатилетняя Виктория
Порсина, не была замечена за этим предосудительным занятием. Она не училась,
официально не была трудоустроена, но фактически работала официанткой в кафе
«Причал» в городе Байкальске, пытаясь выживать и кормить своего малыша. У
местного участкового к ней не было претензий, девушка ничем не злоупотребляла и
к уголовной ответственности никогда не привлекалась.

А вот ее мать, Зинаида Александрова, молодая еще женщина — 38 лет, примерным
поведением не отличалась. Она работает дворником и пьет. Ее супруг, отчим
Виктории, Владислав Александров, пьет и не работает. Кроме Вики у ее родителей
есть еще двое детей, но оба проживают в Слюдянском детском доме, так как
родители лишены родительских прав. Сама Виктория воспитывалась в сиротском
учреждении города Байкальска — в отношении нее Зинаида Александрова также была
лишена прав.

За Викторией, согласно официальной информации, было закреплено право на
отдельную жилплощадь, однако в связи с отсутствием свободной жилплощади место
для проживания ей предоставлено не было. Девушка, не имея другой возможности,
ушла жить к матери. Когда родился ребенок, Виктория также привезла его к матери.
Отца у ребенка нет.

Условия в квартире Александровых действительно не были приспособлены для
проживания ребенка. После того как умер Коля, полиция и следственные органы,
осматривавшие квартиру, нашли ее заваленной всяким хламом: сломанной мебелью,
нерабочей бытовой техникой, строительным мусором, тряпьем. Антисанитарное
состояние квартиры подтверждено протоколом.

Экспертиза покажет

В связи с тем что ребенок проживал в сложных условиях, семья была поставлена
на учет: в соответствии с решением комиссии по делам несовершеннолетних в
феврале 2011 года Порсиных стали контролировать как семью, находящуюся в
социально опасном положении. Существует план-график мероприятий
профилактического контроля этой семьи. Существуют акты обследования жилого
помещения.

В семье, как уверяет Светлана Семенова, уполномоченная по правам ребенка, не
было предпосылок для изъятия ребенка. — Эта девочка, сама лишенная опеки
родителей, тянула своего ребенка, старалась выживать. А сейчас на нее выливается
столько грязи.

Эту трагическую историю сегодня стараются превратить в очередной кошмар на
тему детоубийства, халатного отношения родителей к своим обязанностям. История
ежедневно обрастает новыми подробностями, которые транслируются через третьи
руки от третьих лиц.

Но в данном случае — и об этом говорят представители всех официальных органов
— нет причин обвинять молодую маму в нерадивости. Виктория Порсина не относится
к категории таких матерей. Тем не менее ей приходится выдерживать серьезное
давление — со всех сторон в ее адрес несутся обвинения.

— Я считаю, что нужно разобраться, сделать реальную экспертизу. И выяснить, в
чем дело. Может быть, это проблема педиатров, которые не разглядели
существовавшую угрозу. Я лично не верю в диагноз «внезапная детская смерть». Он
существует, может быть, в качестве категорических исключений, — считает
уполномоченный по правам ребенка.

Сейчас для полного и всестороннего расследования обстоятельств произошедшего
следственными органами Следственного комитета Российской Федерации по Иркутской
области возбуждено уголовное дело по признакам состава преступления,
предусмотренного ч. 1 ст. 109 УК РФ (причинение смерти по
неосторожности).

Метки:
baikalpress_id:  17 792