Учил Путина своему ремеслу

Мастер кузнечного дела Виктор Сливка рассказал, как из огня и металла создаются розы, инопланетяне и фонтаны

Руками ангарчанина Виктора Сливки созданы почти все кованые изделия на улицах родного города, в том числе монументальная композиция «Крылья» в парке Декабристов. Его называют кузнецом от Бога, имея в виду и профессиональное художественное образование, и не угасшую с годами страсть к кузнечному делу, и потрясающей красоты работы — необычные, сложные, со своей изюминкой.

Из династии кузнецов

Виктор Сливка — потомственный кузнец. Мастерами кузнечного дела были и его
отец, и дед. Отца Виктора Сливки в родной деревне вообще называли мастером на
все руки. Он умел рыть колодцы и класть их, был великолепный печник и кузнец.
Так что интерес к одному из традиционных русских ремесел у Виктора Сливки, что
называется, в крови.

Однако освоить кузнечное дело он решил уже после того, как попробовал себя в
других художественных направлениях. В ранние школьные годы очень любил рисовать.
Чаще всего срисовывал картинки из учебников. Учитель рисования заметил эту
особенность и порекомендовал мальчика в местную художественную школу. Затем
Виктор Сливка поступил в Уральское училище прикладного искусства в Нижнем
Тагиле. Но пошел учиться металлопластике.

— Я поступил на металл, потому что это было безумно популярно, — говорит
Виктор Сливка. — В середине 60-х годов вся страна чеканила. Называли эти
картинки давленками. В общем, я влюбился в это дело. Но в училище, конечно, было
много дисциплин — литейное и кузнечное дело, ювелирка, чеканка.

В те годы во всем Нижнем Тагиле не было ни одного художника-кузнеца. Поэтому
кузнечному делу студентов учил литейщик. Уроки проходили в подвале старого
здания, в полумраке, где стоял покосившейся горн, старенькая наковальня да
пара-тройка неказистых инструментов — клешни, молотки, и ни одной кувалды.
Художник вспоминает, что в этой маленькой кузне он выковал первую свою
незамысловатую вещицу — резец по дереву. В ту пору такие инструменты были
дефицитом. Конечно, научить всем азам кузнечного ремесла литейщик не мог,
поэтому приходилось до всего доходить, что называется, своим умом.

— Идешь, бывало, по старинной части Нижнего Тагила, где сохранилось очень
много дореволюционной ковки — опоры, крылечки, украшения... Стоишь,
разглядываешь и думаешь: «Ну как же вы это сделали?» И догадываешься чисто
интуитивно, по наитию, — говорит Виктор Сливка.

От люстр до фонтанов

В советское время Виктор Сливка, как и многие коллеги по творческому цеху,
работал художником-оформителем. Чем только не занимался — и витражи делал, и
рельефную пластику. Но однажды пришла к нему как-то идея сделать небольшую
кузницу, буквально в одном из углов мастерской. Пневмомолота не было, одна
ручная ковка. Решил что-нибудь попробовать смастерить. Самой первой работой
стали люстры для ресторана.

— С этих двух люстр и началось мое кузнечное творчество. Когда я это вкусил,
попробовал, то стал просто одержим кузнечным ремеслом. Понял, что должен
создавать кованые вещи, что меня это вдохновляет и именно в этом мое призвание.
То, что внутренне во мне всегда теплилось, вдруг прорвалось наружу.

Однако художник столкнулся с совершенной ненужностью и невостребованностью
кузнецов — ни в советские годы, ни уже после, во время перестройки. Эта
профессия и в старину-то была редкой. В селе или деревне, как правило, жил
только один кузнец. В советское время к тому же кузнечное дело считалось
буржуазным, не вписывалось в советское искусство.

— Когда пришли люди в кожаных тужурках и кирзовых сапогах, они все разрушили,
они просто убили это искусство. В советское время на всю страну, на все 240
миллионов человек было всего порядка 10 кузнецов-творцов, не тех, кто делал
сельхозорудия, а именно занимался творчеством, мастеров высочайшего
профессионального уровня. Они работали на партийную элиту. Сейчас, слава богу,
пришло другое время, кузнечное дело стало возрождаться, и это, конечно, радует,
— говорит Виктор Сливка.

В перестройку приходилось заниматься всем, что приносило хоть какой-то
заработок. В то время народ стал активно ставить решетки и металлические двери.
Художник вспоминает, что люди толпами приходили в мастерскую, и как бы ни была
эта работа далека от настоящего искусства, выбора не было, пришлось из творца
переквалифицироваться в обычного слесаря. Пять лет он ковал решетки и двери.

Впрочем, Виктор Сливка не из тех, кто отступает от своей мечты. Попутно, в
свободное от заказов время, кузнец всегда мастерил что-нибудь для души. К тому
же в его биографии был интересный, хоть и недолгий, период, когда его пригласили
как художника-оформителя в Читинскую область, где местная власть доверила ему
создавать кованые фонтаны, лавочки, ограждения... Затем, как это бывает, власть
сменилась и кузнец стал не нужен.

В Ангарске дали свободу

Более 10 лет назад Виктора Сливку пригласили в Ангарск и дали, на удивление,
полную свободу творчества.

— Бывший мэр города Евгений Канухин заказал мне очень много всего сделать для
города, — говорит художник. — Я делал ограждения, лавки, фонари, урны и другие
функциональные городские вещи для улиц Ленина, Карла Марса, Чайковского. Это
было замечательное время! Он дал мне полную свободу, я мог воплощать любые идеи
и творческие замыслы. Помню, для улицы Ленина предложил нестандартное
ограждение, но члены градостроительного совета его отвергли, не понравился им
мой проект. Когда я сказал об этом мэру, он, невзирая на мнение градсовета,
подписал проект, дал на него добро и выделил деньги.

Сегодня улицы Ангарска можно назвать выставкой под открытым небом ангарского
кузнеца. Кроме разного рода городских атрибутов, типа резных лавочек, фонтанов и
декоративных элементов, в парке Декабристов стоит его монументальное творение —
шестиметровая трехтонная композиция «Крылья». Не приуроченная ни к какой дате и
событию, не встроенная в клише тех норм, которые обычно предъявляют чиновники к
тем, кто оформляет городские улицы. Свободное творчество в чистом виде, полет
фантазии художника... О такой свободе могут только мечтать дизайнеры и
скульпторы, создающие уличные произведения. Удивительно, что ангарские власти
решились поставить этот монумент. И не прогадали, поскольку это, пожалуй, самая
необычная композиция в городе.

Мастер широкого профиля

В настоящее время Виктор Сливка является членом Российской академии кузнецов
им. Ю.А.Зимина и Союза кузнецов России. Все работы, созданные за последние годы,
художник собрал в специальной галерее при мастерской. Разглядывая разнообразные
творения мастера, удивляешься его широкому диапазону. Без преувеличения можно
сказать, что Виктор Сливка может сковать все что угодно, воплотить в металле
любую фантазию. Наряду с лавочками, сундуками, фонарями, светильниками,
сувенирами, посудой, подсвечниками и другими бытовыми вещами в галерее множество
авторских творческих работ — кованых картин, причудливых объемных композиций.

— Если бы я не делал что-то для души, я бы давно уже умер как художник,
потому что в заказах свободы не дают, — говорит Виктор Сливка. — Хотя когда
говоришь людям, что я сделал какую-то вещь просто так, как я говорю, «на
гвоздь», они очень удивляются и спрашивают: «А зачем?»

Больше всего в галерее фонарей, светильников и роз. Примечательно, что цветов
— реальных и придуманных — произрастает в кузнечной мастерской очень много.
Кузнец шутит, что, наверно, в прошлой жизни был садовником. А еще здесь можно
увидеть множество веселых, ироничных произведений, созданных из подручных
материалов, вернее подножных, того металлического мусора, который часто
валяется, к примеру, на пустыре. К ним относятся «Инобратья» — забавные
настенные фантазии на темы пришельцев, а также «Рельсосвечники». Так шутя кузнец
называет подсвечники, скованные из старых рельс. Шел как-то мастер по улице и
увидел, как бомжеватого вида люди несут старые рельсы, чтобы сдать на
металлолом, тогда и пришла идея сделать из них подсвечники. Многие авторские
работы Виктора Сливки абстрактны и вообще созданы в необычном стиле. Поэтому его
часто спрашивают, что он хотел сказать тем или иным произведением.

— Я ничего не хочу зрителям сказать при помощи своих работ, я просто выражаю
себя. Ведь композитор же, когда пишет, не может точно сказать, почему он сюда
вставил «ля», а не «си». Видимо, внутри он поет и все это выражает в музыке.

Учеников нет

Несмотря на невероятное изящество работ, их удивительную легкость и пластику,
кузнечное дело — это достаточно тяжелый труд, поскольку приходится выполнять
много рутинной работы, не связанной с творчеством.

— Печально, что я уже 25 лет занимаюсь кузнечным творчеством и при этом,
кроме сыновей, у меня нет ни одного ученика. Через стены моей мастерской прошло
примерно 150 человек, и, как правило, они уходят, когда узнают, что даже для
небольшого изделия нужно переделать кучу дел. Чтобы разжечь костер, необходимо
наколоть дрова, затем нужно почистить горн, наколоть уголь, просеять его,
приготовить железо, если ржавое — почистить его, сделать инструмент, потому что
он нигде не продается.

Для того чтобы подзарядиться творческой энергией для будущих работ, ангарский
художник постоянно участвует в различных фестивалях, как в России, так и за
рубежом. Несколько раз он принимал участие и в фестивалях, которые проходят
летом в этнографическом музее «Тальцы». Однажды в этом музее даже довелось учить
премьера РФ Владимира Путина кузнечному ремеслу во время его визита в Иркутскую
область в рамках экономического форума. Однако, несмотря на активный интерес к
кузнечному делу, в последние годы у Владимира Сливки очень мало заказов и нет
целенаправленной финансовой поддержки государства.

— Понимаете, люди бедные понимают, что им это не по карману, а богатые, те,
кто мог бы купить, зачастую просто не разбираются в искусстве. Эти «джиповые»
ребята, как я их называю, понимают разницу между «Запорожцем» и «Мерседесом», но
отличить настоящее искусство от псевдотворчества и дилетантства они не в
состоянии, — говорит кузнец.

И все-таки Владимир Сливка считает, что в жизни ему повезло. Не всем удается
воплотить свою мечту и творчески реализовать себя в таком непростом искусстве.
Свою жизнь, семью и ремесло он называет счастливым провидением.

— У меня душа поет, когда делаю творческие работы, а если что-то получается
так, как задумал, это такое счастье! Мне кажется, в этом и заключается смысл
творчества да и жизни в целом.

Метки:
baikalpress_id:  17 765