Завещать себя музею

В анатомическом музее ИГМУ представлены уникальные экспонаты

Анатомический музей мед-университета существует с 1916 года. Он известен как некая местная кунсткамера, где представлены анатомические редкости и аномалии. Его экспонаты несут в массы (в основном молодежные) идею здорового образа жизни. Тот, кто хоть раз увидел прокопченные легкие курильщика или аномалии развития у младенцев, наверняка задумается о вреде и курения, и алкоголя. К сожалению, в музей не просто попасть, все-таки его основная цель — учебная деятельность.

— Ежегодно в конце марта мы проводим день открытых дверей. Будущие
абитуриенты осматривают корпуса, аудитории, чтобы иметь представление, где они
будут учиться. Естественно, музей в этот день мы открываем тоже, — рассказывает
Тамара Шалина, завкафедрой анатомии, доктор медицинских наук, профессор. — Ну и
практически каждый день музей востребован как аудитория с учебными пособиями,
наглядным материалом.

Некоторые экспонаты музея могут вызвать шок или какие-то неприятные эмоции.
Но медики на то и медики, чтобы не падать в обморок при виде крови, мертвых тел
и сросшихся младенцев. Раньше музей анатомии размещался более чем на сотне
квадратных метров. Но помещений под аудитории стало не хватать, поэтому музей
переехал в более компактный кабинет. Раньше экспонаты были выставлены на столах.
Не так давно они переехали в современные шкафы. Препаратов около 260 штук. В
коридоре близ музея тоже выставлены экспонаты. Увидеть печень, пораженную
циррозом, может любой желающий.

Многие экспонаты иркутского музея очень редкие. Некоторые из них вызывают
откровенную зависть коллег из-за рубежа. Как-то в Иркутск приезжали ученые из
Японии. Они хотели приобрести нервную систему ребенка, двурогую и седловидную
матки, бычье сердце (сердце увеличенных размеров; эта болезнь часто приводит к
смерти). Конечно, иркутяне отказались.

В музее есть несколько настоящих мумий. Чтобы увидеть мумифицированные
останки, не обязательно ехать в Египет, все это есть в Иркутске.

— Наши мумии не такие древние, как египетские. Но им уже более 60 лет. Это
классические мумии, выполненные по всей рецептуре, если можно так выразиться.
Мумии очень сложно готовить — нужно препарировать кожные покровы, жировую
клетчатку, высушить тело, про-красить лаком, периодически обрабатывать разными
химикалиями, чтобы моль не поедала. Студенты приходят. Для них это наглядный
материал, ведь все по-прежнему актуально: все мышцы видны, строение тела.
Человек-то не меняется, — продолжает Тамара Шалина.

Мумии действительно прекрасны. Особенно экспонат с протянутой рукой. А вот
коллекция малюток может навести ужас, особенно на впечатлительных женщин.

— Мы не задавались целью специально собирать младенцев с патологией развития.
Что-то нам досталось от наших ветеранов, а что-то передавали уже в нынешнее
время. Например, этот плод со сросшимися ножками нам отдал один из иркутских
роддомов. Мы называем его Русалочкой. А вот сиамские близнецы, они срослись
передними брюшными стенками. Вот Циклопчик — младенец с одним глазом. Чаще всего
такие аномалии развития вызваны вирусными инфекциями, приемом лекарств с
тератогенным действием, наркотиками.

Все препараты в музее натуральные. Раньше проблем с трупным материалом в
медуниверситетах страны не было. В трупохранилище были огромные ванны, в каждой
лежало по 12—15 трупов, или кадаверов, как их называют в меде. Для долгого
хранения и дальнейшей работы трупы заливают фиксирующими растворами. Требуется
выдержка около года. В разделе «Учебное препарирование трупного материала»
студенты работают именно с таким наглядным материалом.

— А сегодня мы имеем всего два трупа. В 1996 году Борис Ельцин издал указ о
погребении человеческих тел и передаче их родственникам. С тех пор мединституты
и университеты остались без препаратов. Мы больше не имеем права брать тела в
морге, даже невостребованные. Студенты учатся на завещанных телах. На сегодня у
нас их всего два. И недавно еще одна иркутянка принесла гербовую бумагу с
согласием на передачу своего тела.

— Обычно тела завещают люди, имеющие отношение к науке...

— Вовсе нет. Например, эта женщина просто одинока и не хочет никого
обременять финансовыми затратами на похороны. То есть человек добровольно
передает свое тело на нужды науки, на нужды медуниверситета. Мы не покупаем эти
трупы, не имеем права это делать. То есть это акт исключительно доброй воли.

Кстати, один из старейших экспонатов музея — это тоже завещанное тело.
Прозектор (так раньше называли патологоанатомов), вскрывая трупы, в 1925 году
заразился неизлечимой болезнью и завещал свое тело медуниверситету. И каждый год
родственники звонят и спрашивают, в каком состоянии находится скелет их далекого
предка. Человек, не так давно завещавший свое тело медуниверситету, сказал: «Я
хочу так же в шкафу стоять». Вот такой своеобразный акт увековечения памяти о
себе.

Метки:
baikalpress_id:  17 755