Оксана Костина: шок и трепет

Прошло 20 лет, как не стало великой гимнастки

11 февраля 1993 года недалеко от аэропорта Домодедово произошла автокатастрофа, которая она потрясла не только спортивную Россию — Оксану Костину любили в разных странах мира. «Москвич», за рулем которого находился Эдуард Зеновка, серебряный призер Олимпиады 1992 года по современному пятиборью, на полном ходу вылетел на встречную полосу... Через несколько часов после столкновения пассажирка «Москвича» — семикратная чемпионка мира по художественной гимнастике Оксана Костина — скончалась в больнице от многочисленных внутренних ран. Она ездила в аэропорт встречать своего жениха — Эдуарда Зеновку. Хоронили Оксану в свадебном платье. На прощании с ней играли музыканты Театра пилигримов. Мы не могли не вспомнить Оксану сегодня, потому что таких гимнасток больше не было и не будет. И дело не в изяществе, не в абсолютном владении своим телом, не в высочайшем мастерстве. В Оксане была редкая духовная наполненность. Посмотрите видеозаписи ее выступлений, они есть в Интернете. Эти глаза невозможно забыть. Оксана была по-настоящему красивым человеком, очень сильным, мужественным и добрым. Три человека рассказывают нам сегодня об Оксане: ее мама, Галина Костина; тренер, выведший ее на спортивный олимп — Ольга Буянова; и композитор, создававший музыку для ее выступлений — художественный руководитель Театра пилигримов Владимир Соколов. Оксана была единственной гимнасткой в мире, для которой музыку писали специально. Она вообще была единственной. И не только для своей мамы.

Галина Костина, мама

В осиротевший дом всегда трудно приходить. Мама Оксаны до сих пор живет в той
квартире на улице Уткина, где росла и взрослела ее девочка. На этом доме сейчас
висит мемориальная доска памяти Оксаны. В квартире все до сих пор дышит Оксаной:
ее фотографии, медали, кубки... И каждый новый материн день похож на предыдущий:
вдох — Оксана, выдох — Оксана. Родственникам Оксаны Костиной до сих пор не
верится в необратимость смерти, в вечный уход этой нежной девочки.

— Когда Оксана пошла в первый класс, старшая сестра повела ее во Дворец
пионеров на просмотр. Детей было 200 человек. Поздний вечер. Их все нет и нет.
Мы уже потеряли их. Вдруг видим — идут наши девчонки, и Оксана впереди бежит:
«Меня взяли, меня приняли!» «Куда тебя взяли-то?» — спрашиваю. «А не знаю куда,
в какую-то гимнастику». Но потом ей это дело очень понравилось, ни одного
занятия она не пропустила. Если 2—3 дня отдыхала, то уже начинала страдать — в
зал тянуло. Очень ответственный был ребенок. В школе хорошо училась, все
успевала. Очень хорошо у нее шла математика. Любила вопросы отцу задавать и
удивлялась потом: «Папа, ты откуда все знаешь? Из книг? Закончу свои дела,
перечитаю всю литературу».

— У нее было много друзей. Оставалось время для дружбы?

— Много девочек рядом было. Всегда, когда она приезжала с соревнований, во
дворе весть проносилась: «Косточка наша приехала!» Дети бежали со всей округи.
Она любила детей, и дети ее любили. Когда маленькая была, то всех на улице
тренировала. Людей она любила. И вообще жизнь любила, хотела жить. Никто же не
думал, что Оксана погибнет. А как о таком подумаешь? Кто мог предвидеть?.. Домой
приезжала — все детишкам тащила, своим племянницам. Очень их любила. Жвачки
тогда не было в магазинах. Оксана ее привозила детям коробками. Помню, как-то мы
с Настей, старшей, встречаем Оксану в аэропорту. Она давай сумку нюхать:
«Оксаночка, жвачкой пахнет!» Она в любой поездке, как выпадало свободное время,
сразу в «Детский мир» бежала, покупала племянницам подарки. Любила детей.
Видимо, чувствовала, что своих не будет. Оксана верила в судьбу, но не
предчувствовала трагический свой уход.

— Как-то она сказала мне: «Закончу гимнастику, тогда жить начну. Заживем мы с
тобой, мама». У нас очень теплые, нежные, доверительные отношения были. Мы жили
как единое целое. Я ее каждый день вспоминаю, думаю о ней, разговариваю. Вот
висит ее последний снимок из Франции, где она с успехом выступала. Очень любила
Париж, и в Париже ее любили и ждали. А я все равно живу как будто она живая. Но
все серо кругом. После Оксаны мир кажется серым. Говорят, время лечит. Нет,
ничего не лечит. Мне все кажется, она летает где-то. И я все же ее дождусь или
сама к ней уйду. Галина Даниловна не держит зла на Эдуарда Зеновку, который был
за рулем в тот день. А что злиться? Это судьба. Он до сих пор звонит маме
Оксаны, присылает подарки на Новый год. Родители его звонят, не забывают. Ольга
Буянова и Анатолий Буянов тоже хорошо поддерживают маму Оксаны, приглашают на
соревнования.

— Если бы не люди, я бы не выжила просто. Но люди кругом, добрые люди. Дай им
Бог здоровья!

Ольга Буянова, тренер

— Потерять такую гимнастку было очень тяжело. До сих пор не знаю, как я это
пережила. Сегодня я смотрю записи выступлений Оксаны и поражаюсь, насколько она
была совершенна. И в то же время удивляюсь: я была еще такой молодой, как у нас
это получалось? В ее период от 19 до 20 лет я такой восторг испытывала, такое
единение и понимание!.. Сидела порой на выступлениях и думала: «Как из
маленького ребенка такое чудо выросло?»

Думаю ли я об Оксане? Конечно. Представляю ли я, как сложилась бы ее судьба?
Уверена, что очень хорошо. Она ведь такая талантливая была не только в спорте.
Она очень умной была, практически отличницей, несмотря на фантастическую
загруженность спортом. Интеллектуально она тоже была одарена, имела склонность к
языкам. Она могла бы еще и вуз окончить, была бы прекрасным хореографом,
прекрасной матерью. Все с ней было бы хорошо. Оксана была на редкость не только
талантливым, но и позитивным человеком.

Владимир Соколов, композитор

— У нас с Оксаной не было разных слов. Сейчас принято дискутировать, спорить.
А у нас ничего подобного не было. Это было как любовь с первого взгляда. Леня
Демин, наш звукорежиссер, назвал ее физкультурницей. Мы ее так потом и звали. Но
это великая девочка была.

— Вы сразу поняли, что великая?

— Конечно. Очень много великих людей живет в Сибири, но, к сожалению, не
всегда они раскрываются. Разные обстоятельства мешают им. А Ольга Буянова —
великий тренер, которая помогла некоторым из них. Смогла работать дальше,
несмотря на такую страшную потерю. В фильме «Оксана», снятом нашей
Восточно-Сибирской студией кинохроники, показывают уже маленькую Наташу
Липковскую. Она тоже стала чемпионкой мира, Королева стала чемпионкой мира, а
Даша Дмитриева тогда еще не родилась. Неисчерпаема сибирская земля. Это главное
для меня. И то, что я иногда полезен бываю таким людям.

— Ольга Буянова привела Оксану в ваш подвал на Ленина еще совсем девочкой. По
сути, к вам пришел ребенок.

— Но она пришла и сразу серьезно сказала слово «да». Для меня это было
толчком для осуществления ее прекрасного «да». У футболистов наших нет слова
«да», а у русского хоккея есть слово «да» и состояние победителей. И наши
традиции победителей надо сохранять и приумножать. Оксана вечная, она носитель
этих традиций, таланта человеческого. Как эти традиции сохранить и приумножить —
вот задача. Такая личность, как Оксана, создает предпосылки для развития. И если
думать о ней, отправляясь в какую-то дорогу, она всегда поможет. Кому хочешь! И
Галина Даниловна такая же — у них порода такая. Мама Оксаны приходит и говорит
«да» или «нет», но у нас никогда нет момента для дискуссии. У меня к ней
глубочайшая любовь, уважение и преклонение как перед личностью, матерью. У нас
есть спектакль «Сердце матери» — он именно об этом, о матерях.

— Вы говорили, что такие люди, как Оксана, еще не родились, что это люди
будущего...

— Да, Оксана — это человек будущего. Потому что до сих пор уровня ее
исполнительского мастерства я не встречал. Это явный самородок. Дай Бог Даше
Дмитриевой до таких высот подняться! У нее все для этого есть: сила, стойкость,
красота.

— Даже сквозь годы и расстояния видно, что Оксана была человеком очень
чистым, светлым, добрым.

— А у нее времени не было на шмотки, на счет в банке, на житейскую суету. Она
стремилась быть совершенной в том, что ей предложила жизнь. И она торопилась это
выразить. Для кого? Да для тебя, для меня, для нас, для живущих сегодня. И можно
выбрать ее путь, ее стремление или путь успешной барышни на конкурсе «А
ну-ка...».

— Когда уходят такие молодые и талантливые, захлестывает чувство острой
несправедливости.

— Ее ранний уход — абсолютная несправедливость. Следуя современным этим
меркам, я считаю, что добра на земле 51 процент. Но этот лишний процент и
требует таких жертв. Чтобы быть этому 51 проценту, лучшие должны себя сжигать.
Так мир, наверное, устроен. Потому что, если не дай бог, будет лишь 49 процентов
добра, таланта, прилетит какая-нибудь комета и всем станет совсем жарко.

— Маму жалко.

— Конечно, это так. Но Господь подарил ей великую дочь. И это навсегда. Здесь
нет времени, нет понятия прошлого. Она мать, а это великое слово. Чем мать
Оксаны Костиной отличается от другой великой матери? У них одно величие, одни
гены. Это Сибирь, сибиряки. Буянова по-сибирски очень сильна, и прекрасна, и
красива. Сибирь сильнее средних территорий — более изнеженных, избалованных,
компромиссных. В Сибири сурово жить. Тем прекраснее поступки Ольги Буяновой,
которая продолжает эту дорогу победительницы, сохраняя при этом память об
Оксане.

Метки:
Загрузка...