Она окрыляет, вдохновляет, истязает....

Накануне Дня святого Валентина известные иркутяне рассказали о своей первой влюбленности

Галина Солуянова, директор ГАУК ИО «Центр А.Вампилова», заместитель председателя правления Иркутского областного Фонда А.Вампилова:

— Вы спросили о первой любви, а я сразу вспомнила Ваню — мальчишку, с которым
училась в школе. Он был в меня влюблен и свои чувства проявлял нетривиально —
одергивал, задирался, хохотал, язвил... Это было так мило, по-детски, хотя
взаимностью я не отвечала, ответных эмоций не испытывала.

Первое по-настоящему серьезное чувство пришло ко мне в студенчестве. Я
влюбилась в своего педагога, руководителя курса. Это была любовь, о которой не
знал никто, — сильная, безответная, обреченная.

А вообще я не мыслю себя без чувства влюбленности. Я всегда влюблена — в
какой-то образ, в какую-то личность, в какой-то характер. Любовь несет в себе
массу противоречивых эмоций. Она окрыляет, вдохновляет, истязает, мучает... Но
если это чувство меня покидает, все вокруг становится скучным, пресным и
обыденным. Жизнь — это и есть любовь. Я в этом абсолютно убеждена.

Владимир Тихонов, директор архитектурно-этнографического музея
«Тальцы»:

— Первая любовь у меня случилась в 4-м классе. У нас училась очень красивая
девочка. И я, естественно, влюбился. Начал ухаживать. Конечно, в школьные годы
все происходит не так, как во взрослой жизни. Мальчишки как проявляют симпатию?
Дергают за косички, могут толкнуть и т. д. Я так себя и вел. Но она не
обижалась, ей было приятно проводить со мной время. Видимо, она понимала, что
очень нравится мне. Несмотря на то что в эту девочку были влюблены почти все
мальчишки в классе, она общалась только со мной. Мне это, конечно, очень
льстило.

Помню, часто занимал для нее очередь в раздевалку, а потом мы вместе шли
домой. Самое интересное, что мы еще писали друг другу записки, в которых даже
признавались в любви. Хотя, скорее всего, это была не любовь, а влюбленность,
близкая к симпатии. Мне просто было приятно, что я хожу с такой красивой
девочкой, что у меня есть такой друг. А еще я знаю, что она рассказывала обо мне
своим подружкам, а те хвастались своими кавалерами. Одним словом, все было
хорошо, пока родители не нашли ее записку, адресованную мне. Мне было очень
неловко и стыдно, но мама с папой проявили себя как понимающие родители и не
стали меня ругать. Напротив, они попросили пригласить ее домой. А потом, через
год-два, мы перестали дружить.

А вот настоящая первая любовь, когда были сильные чувства, произошла в
студенческие годы. Девушка имела первый разряд по стрельбе из пистолета, что и
стало поводом для знакомства. Я встретил ее в тире, куда мы зашли с другом.
Когда познакомились, решили заключить пари, кто наберет больше очков. И она
выиграла. Эта девушка потом стала моей первой женой.

Алексей Петров, политолог:

— Конечно, трудно назвать это любовью, но, помню, в детском саду мне очень
нравилась одна девочка. У нас даже был любовный треугольник, потому что этой
девочке нравился еще один мальчик. И она не могла никак определиться, с кем же
дружить. Но потом он уехал с родителями на Север. Так что все разрешилось само
собой. В таком возрасте все ухаживания сводятся к разным забавным вещам.
Например, я ей дарил пикульки — так мы называли стручки акации, на которых можно
свистеть. Ее мама была фотографом и часто нас двоих снимала. До сих пор
сохранились фотографии, где мы танцуем с этой девочкой в национальных костюмах.
Самое интересное, что я еще десять лет с ней проучился в одном классе. Я знаю,
что она счастлива, у нее трое детей, работает архитектором. Сейчас у нас
дружеские отношения, как и со всеми одноклассниками. А еще так совпало, что моя
племянница учится с ее дочкой в одном классе. Уже осознанно и по-настоящему
впервые я влюбился в 15 лет. Никаких особых страстей не было, в любви до гроба
не признавался, не страдал, просто это было такое светлое чувство, о котором
приятно вспоминать.

Сергей Язев, директор астрономической обсерватории ИГУ:

— Впервые я влюбился в третьем классе в одноклассницу. Ее звали Оля. Была у
нее замечательная коса пшеничного цвета. Она сидела на первой парте, а я смотрел
на нее с предпоследней парты. Мы подружились, и все было замечательно. Но ее
отца — офицера ИВАТУ — перевели служить в Горький, и она уехала с родителями. Ее
фотография и пара писем из Горького до сих пор в моем архиве школьных лет.
Вспоминаю — и грустно улыбаюсь...

Метки:
baikalpress_id:  25 053