Заларинские скоморохи

Построили дом, но не поехали во Францию

Марина и Павел Шамалюк знакомы широкой публике благодаря своим успешным выступлениям на одном из самых известных международных фольклорных конкурсов. Они поразили конкурсную комиссию Маланьинского фестиваля тем, что играли на пиле, горшках, топоре и прочих предметах крестьянского быта. «А что, нормальные инструменты. Вполне традиционные», — говорит Марина.

Топор, пила и горшки

«Традиционные» музыкальные инструменты пила и топор стали объектом интереса
Марины и Павла неспроста. Супруги развивают в Заларях народную культуру,
используя все, что попадется под руку, экспериментируя со старым на новый лад.

— Мы делаем скоморошины — так характеризует Марина семейное творчество. — В
этом году заняли первое место: я на конкурсе мужа продавала...

Муж, молчаливый Павел, профессиональный баянист, окончил музыкальное училище
в Братске. Марина о своей фольклорно-музыкальной деятельности говорит: «А я так,
набралась...» Вообще, она имеет массу профессий. Например, она ленточница в
прядильном производстве. А еще секретарь-машинистка. А еще библиотекарь. И
наконец, художественный руководитель — семь лет назад окончила
Восточно-Сибирскую государственную академию культуры в Улан-Удэ. Теперь
руководит ансамблем «Сибирские напевы» в Тырети и учит вместе с Павлом детей в
музыкальной школе поселка Залари. Но тяга к народному творчеству у нее не
приобретенная, а унаследованная.

— Мамка моя в Сибирском государственном хоре пела в Новосибирске. Я в этой
компании за кулисами варилась. В Усть-Илимск она переехала из-за квартирного
вопроса — там квартиры давали.

Из Усть-Илимска Марина и Павел переехали в Залари в 2008 году. И развернули
деятельность. И сразу прославили Залари тем, что со своими
пилами-горшками-топорами победили в Маланьинском конкурсе. Маланьинский конкурс
для Заларинского района — большое дело. Ведь человек-легенда, чьим именем он
назван, — уроженец села Троицк. Иван Маланьин — легендарный слепой
баянист-виртуоз, под аккомпанемент которого пела Лидия Русланова, он же —
учитель братьев Заволокиных. На конкурсе, показав номер со
строительно-музыкальными инструментами, супруги Шамалюк приобрели почитателей.
За кулисами Марину и Павла тогда научил играть на стакане народник с Украины,
который привез на конкурс свой коллектив.

— Стакан работает как резонатор. Вот теперь думаем, в какой номер игру на
стакане вставить.

— А как вы вообще додумались играть на этих предметах?

— Мы ничего не выдумывали. На этом раньше играли. В 60—80-е годы двадцатого
века на этом в районе еще играли. Потом подзабыли. Играть-то на всем можно...

— А вы себе музыкальные инструменты специально покупаете?

— Сначала на рабочих играли. Но они не звенят. Поэтому стали специальные
покупать. Приходим в магазин и говорим: «Дайте, пожалуйста, гвозди, топор, пилу.
Надо инструмент послушать».

После необычной конкурсной программы супругов Шамалюк приглашали поехать во
Францию. Но они сами должны были найти деньги, причем немалые. Супруги строили в
то время дом, а дом для человека главное.

— Дом необходим, в квартире жить невозможно — у нас после 11 вечера
творчество прет, — смеется Марина.

Дом Павел достроил. Он получился такой же веселый, как Марина; расписной, в
цветочек. В доме кроме супругов живут их дочь и внучка.

Петь легко, как бабушки и дедушки

Во второй раз на том же конкурсе они снова заняли первое место — но уже с
другой программой.

— Прежнее — уже отработанный материал, для конкурса не подходит. Мы вообще не
очень вписываемся в конкурсные программы, не подходим ни под раздел
«Инструменталисты», ни под чистый фольклор — авторское привносим. Но в этот раз
была объявлена новая номинация: «Разговорный жанр».

И вот здесь Шамалюки развернулись. Исполнители придерживаются направления в
народной культуре, которое сами именуют скоморошиной. Залог успеха здесь —
легкое, по-настоящему народное, а не академическое исполнение.

— Ведь легкая народная подача, скоморошина, уходит. Остается академизм. А мы
играем каждую песню, в лицах показываем, как бабушки и дедушки делали.

Выбрав разговорный жанр, супруги преследовали ту же идею скоморошины —
воспроизвести легкую бытовую культуру предков. Они поставили ярманы — сцены на
ярмарке.

— Баба с мужиком приходит на ярмарку и начинает его продавать. А когда
торговля разошлась, вдруг соображает, что такой хороший мужик и самой сгодится.
И начинает его отбивать у появившихся конкуренток, — описывает краткое
содержание Марина.

Очень важный момент в таких сценках — общение со зрителем, живой отклик
слушающего. В Новосибирске, считает Марина, разговор с залом не удался.

— В Иркутске, когда показывали, интереснее было, реплики от зрителей пошли.

Шамалюки часто выступают в Иркутске, Шелехове, выигрывают конкурсы. Их
приглашают на разные праздники. На Байкальском экономическом форуме они
выступали на приеме в «Тальцах» среди других народных коллективов.

— Мы скоморошину показывали, шумели. Бывший губернатор Мезенцев долго смотрел
на нас. Многие уже дальше пошли, а он смотрел дольше всех. Но БЭФ, говорит
Марина, они уже переросли. Заезжие профессионалы советуют Шамалюкам везти свое
искусство за рубеж. Но без серьезной финансовой поддержки сделать это довольно
трудно. Сейчас они имеют хорошую поддержку в лице Татьяны Степанец, директора
музыкальной школы, где работают. И эта поддержка позволяет им выезжать на
некоторые конкурсы. Но, думается, заграницу школа вряд ли потянет.

— Какие у вас планы на ближайшее будущее?

На это Марина с восторгом рассказывает про большой народный ансамбль «Забава»
из Улан-Удэ — она знала его, когда училась во ВСГАКИ. Но добавляет, что им такой
коллективище не собрать. И будут они с Павлом поэтому скоморошину тянуть.

— Пусть я не раскрою голосовой аппарат, но зато как сыграю! Кстати, Надежда
Бабкина определила нас как «живое исполнение».

Комментарии

Нажмите "Отправить". В раcкрывшейся форме введите свое имя, нажмите "Войти". Вы представились сайту. Можете представиться через свои аккаунты в соцсетях. После этого пишите комментарий и снова жмите "Отправить" .

Система комментирования SigComments