«И я сказала себе: «Даша, соберись!»

Олимпийская чемпионка Дарья Дмитриева уверена: настрой на победу у сибиряков в крови

В минувшем году гимнастка Дарья Дмитриева навсегда вписала Иркутск в мировую историю спорта. Честно говоря, до сих пор без дрожи и подступающих слез невозможно вспоминать то лето: как решался вопрос, едет ли Даша на Олимпиаду. Как мы все болели за нее! Как дети со всей страны писали ей письма поддержки!.. В итоге было олимпийское серебро, и в августе иркутяне с восторгом встречали своих дорогих чемпионов — Дарью Дмитриеву и ее тренера Ольгу Буянову. В январе Даша некоторое время провела в Иркутске, хотя сейчас она здесь редкий гость. Ее вторым домом давно стала тренировочная база в Новогорске. Корреспонденту «СМ Номер один» удалось встретиться с прославленной гимнасткой. Даша и в жизни невероятная красавица. А какая в этой 19-летней девочке чувствуется сила, какой характер!.. И при всем этом она словно еще остается ребенком — тонким, нежным и чистым.

«Мама» — главное слово в каждой судьбе

— Свой первый вопрос мне хочется задать про твою маму, самого дорогого для
тебя человека. Она у тебя тоже и красавица, и умница. Сразу понятно, в кого ты
пошла. Это ведь во многом ее заслуга, что ты стала такой яркой спортсменкой?

— Безусловно, мама очень много сил на меня положила. Я часто думаю о том,
что, если бы не она, ничего из меня не получилось бы. Потому что были непростые
времена, когда мне не хотелось ходить тренироваться. Но мама умела найти слова,
знала ко мне подход, чтобы я могла заставить себя пойти в спортзал. Это же мама
все-таки, она меня чувствует очень хорошо. Мама все время за меня переживала,
поддерживала как могла. Я ей очень благодарна. У меня еще есть старший брат,
Саша. Он старше меня на 6 лет. В своей семье я всегда чувствовала лишь
поддержку. Поддержка — самое главное, что могут дать близкие люди спортсмену.

— Как сегодня ты вспоминаешь свое детство?

— У меня отличные, светлые, хорошие воспоминания о детстве. Оно было, потому
что я достаточно поздно пришла в гимнастику — почти в 9 лет. Поэтому я ничего не
потеряла и не упустила. И набесилась, и навеселилась вволю. В первые два-три
года, когда тренировки еще не были сложными, оставалось время и на общение, и на
веселье. А затем уже начался взрослый, трудовой этап карьеры.

— Спортсмены, часто выезжающие на соревнования, обычно своеобразно учатся в
школе, находятся на особом счету.

— Я училась в школе № 9. И большое спасибо моим учителям, директору, которая
мне серьезно помогала. У меня было много пропусков, я еще ничего толком не
достигла, и мне понятно возмущение учителей, их вопросы, почему я не хожу в
школу. Но директор всегда утверждала: «Даша — будущая звезда, чемпионка. Она
молодец и обязательно добьется своего». Они все мне очень помогли. Я окончила
школу, поступила в Санкт-Петербургский университет физкультуры, спорта и
здоровья.

Тренировка — это шаг к очередной цели

— А это правда, что Ольга Владимировна Буянова стала твоей второй мамой?

— Практически да. Когда живешь вдалеке от дома, то учиться всему приходится у
тренера. Она и воспитывает как мама, и учит, как вести себя в обществе, и
ориентирует на жизненно важные вещи. В зале между тренером и гимнасткой порой
бывают разногласия. Возраст такой — сопротивляешься, не хочешь что-то делать. Но
в итоге все равно понимаешь: тренер плохого тебе не пожелает, все во благо.

— С 14 лет ты практически живешь в Новогорске. Как дался отрыв от дома в
столь юном возрасте?

— Сначала было тяжело, я скучала по дому. Но это продолжалось недолго — я
ведь очень общительный человек, быстро нахожу общий язык с другими людьми.
Появились друзья. База в Новогорске — это огромное здание, мы в нем и живем, и
тренируемся, и восстанавливаемся. Она полностью закрытая. Находиться на базе
могут только спортсмены, посторонним вход запрещен. После 10 вечера база
закрывается. Все очень строго. Спортсмены живут в комнатах по 2—3 человека. Наш
будний день обычно состоит из тренировок. Каждый день одно по одному. Тяжело, но
когда есть цель, ты тренируешься от старта до старта. То есть тренируешься ты
две недели, потом едешь, например, в Австрию на соревнования. Разнообразие все
равно присутствует, а тренировка — это очередной шаг к очередной цели.

— А ты помнишь свой первый выезд за границу?

— Конечно, это были соревнования в Польше, мне тогда было лет 10—11. Я там
заняла первое место — выступала с булавами. Мы ездили с Еленой Борейко, на тот
момент очень именитой гимнасткой. Я на нее смотрела, училась так же стремиться к
победе.

— Как складывались твои отношения с легендарной Ириной Александровной Винер?
Она производит впечатление довольно строгого, волевого тренера.

— Сколько я себя помню, отношения у нас всегда были хорошие. А если и
возникали разногласия, то всегда по делу. Она очень справедливый человек. Ирина
Винер — не только профессионал с большой буквы, но и очень мудрая женщина.
Столько интересных и важных вещей говорит. Их слушаешь, раскрыв рот. Мне Ирина
Александровна очень нравится.

— Есть ли у тебя кумиры в художественной гимнастике?

— Кумиров в полном смысле этого слова нет, но мне очень нравилась Ира Чащина.
Она была моей любимой гимнасткой, когда выступала. Также люблю Ульяну Трофимову,
она сейчас выступает за Узбекистан. она потрясающе умеет сочетать предметы и
эмоции, что очень сложно. И, конечно, несравненная, непобедимая Женя Канаева.
Она внесла огромный вклад в российский спорт, по-настоящему легендарная
гимнастка. Я не знаю, когда еще такие у нас будут.

Сибиряки — люди с особым характером

— Прошлый год был для тебя знаковым, переломным. Знала ли ты, что станешь
серебряным призером Олимпиады, или только надеялась на столь высокий титул?

— Я была уверена, что если попаду на Олимпиаду, то результат не может быть
плохим. Иначе быть не могло, ведь столько было вложено в меня! И я сама
полностью отдалась спорту. В предолимпийский год мы с моим тренером сделали все,
чтобы попасть в Лондон. Бог есть, он видит твой труд — и вознаграждает.

— Сильно волновалась перед выступлением?

— Волнение, конечно, присутствовало. Все-таки это Олимпиада, это даже не
чемпионат мира. Она бывает раз в 4 года, и смотреть Олимпийские игры съезжается
весь мир. Волнение усугубил тот факт, что обычно мы начинаем выступления с
обруча, а я начинала с мяча. В последний день перед соревнованиями на
тренировках у меня вообще ничего не получалось — мяч за площадку вылетал на
броске. Мне звонила Ирина Александровна, поддерживала меня всячески. И я
постепенно успокоилась — раз я здесь, все равно придется выйти на площадку, как
бы я ни волновалась. Самый волнующий момент — это когда тебя вызывают: «Дарья
Дмитриева». Тогда просто мурашки по телу проходят. И я сказала сама себе: «Даша,
соберись!» Я вся отдалась своим выступлениям, сил после ни на что не было. И
когда я завершала Олимпийские игры в личном первенстве, когда сделала последний
бросок в ленте, когда осознала, что Олимпиада закончилась, то поняла: я должна
оказаться на каком-либо призовом месте, потому что выступила хорошо.

— Когда ты вернулась на родину, самолет приземлился в Иркутске и тебя с
Ольгой Буяновой торжественно встречали в аэропорту — это, наверное, тоже было
очень волнительно?

— Конечно. И очень трогательно, как меня все время поддерживали дети. Перед
Олимпиадой они писали мне письма: «Даша, мы с тобой!»; развешивали в социальных
сетях мои фотографии. У меня даже слезы порой выступали на глазах. Я не
представляла, что за человека так могут болеть и переживать, волноваться. Самые
искренние слова поддержки, самые живые эмоции шли именно от детей.

— Тебе помогало то, что ты сибирячка?

— Конечно, ведь сибиряки — это люди с особым характером: с силой воли, очень
упертые в хорошем смысле этого слова и в то же время добрые и открытые. Настрой
на победу у сибиряков в крови. Евгения Канаева тоже сибирячка, она из Омска.
Сибиряков видно сразу. Я сейчас нечасто бываю в Иркутске, у меня почти нет
времени погулять здесь, например. Но Иркутск — мой родной город. Я все равно
буду его любить, стоять за него горой. Это словно частица меня. Мне кажется, что
если бы я родилась не здесь, то никогда не стала бы чемпионкой. Я уверена, что
наш город будет расти и развиваться, у него есть будущее. И наш губернатор все
для этого делает. Просто надо иметь терпение и самим что-то делать, а не только
мечтать о прекрасном будущем.

— А узнают ли тебя на родных улицах?

— Бывает. Я сразу начинаю стесняться, улыбаться во весь рот. Люди просят
разрешения сфотографироваться или просто спрашивают, как дела.

— Твой тренер Ольга Буянова говорит, что ты использовала лишь 50% своего
спортивного потенциала. Есть ли желание продолжить карьеру?

— Я тренируюсь всего 11 лет. За такое время еще ни одна гимнастка таких
успехов не достигала. Но и нагрузка за эти годы шла двойная. Я чувствую
некоторую усталость, но буду стараться тренироваться и дальше. Мне это нравится,
я не хочу терять общение с детьми, другими спортсменами. Сколько здоровье
позволит, столько и буду работать.

— Мне очень нравится, что ты не заразилась такой опасной звездной болезнью.

— Звездной болезнью страдают те, кому легко все достается. Так и мой тренер
считает. А у меня другое отношение к жизни, успеху, деньгам. Я в такой нищете
жила — нас чуть ли не 10 человек проживало в одной квартире. А на тот момент
казалось, что все нормально. Сейчас многое изменилось, но у меня совсем другая
оценка жизни, иное отношение, например, к деньгам. Я не могу себе позволить
спустить на ветер премии за победу, потому что трезво смотрю на вещи. Помню, как
мы жили, стараюсь всеми силами поддерживать маму.

— Ты уже думала, каким может быть твое будущее без спорта?

— Я каждый день задаюсь этим вопросом. Пока у меня есть только незаконченное
высшее образование. Я ничего не умею, кроме спорта. Но, я думаю, можно
развиваться и дальше в спортивной карьере — свой опыт передавать другим. Мне
вообще трудно думать о будущем предметно. Я вот влюбилась недавно, а он в Москве
живет. Меня туда сейчас тянет. Он хоккеист, и мне легче строить отношения со
спортсменом, чем с человеком другой профессии, мы ведь все одной крови. Я и о
детях уже думаю, потому что хочу быть молодой мамой. И на одном ребенке не хочу
останавливаться.

Метки:
baikalpress_id:  17 685