Бьют женщину...

Сценарии семейного насилия передаются из поколения в поколение

Проблема насилия по отношению к женщинам, как в семье, так и вне ее, не теряет своей актуальности. Напротив, только набирает обороты. Как ни странно, в эту проблему входит и тема социального сиротства — результат того, что происходит сегодня между мужчиной и женщиной, между мамой и папой. Социальные сироты появляются как во внешне благополучных семьях, так и в маргинальных. Их количество значительно выросло — из-за тех испытаний, которые прошла и проходит сейчас Россия. Современные родители часто не могут создать дома психологически благоприятный климат и комфорт, и из поля их зрения выпадают дети. Супруги стали очень жестокими друг к другу, и в такой ситуации они обязательно будут жестоки и к детям. Ну а женщина часто находится в заведомо проигрышном положении — в силу пола, физической слабости, меньшей ценности на рынке труда. По данным статистики иркутской город- ской общественной организации «Кризисный центр для женщин», около 60 процентов женщин сегодня страдает от той или иной формы насилия. Очень немногие из них обращаются за профессиональной помощью.

Девочки повторяют мамину судьбу

 «Меня преследует отец моего ребенка, пугает тем, что отберет его у
меня. Он угрожает: «Я буду жить там, где живет мой ребенок», он хочет вернуться
на принадлежащую мне жилплощадь, хотя я быть с ним вместе больше не хочу».

«Муж регулярно выпивает и бьет нас с детьми. Идти нам некуда — квартира
принадлежит ему. Когда он приходит в себя, просит прощения, но через
месяц-другой все повторяется».

«Я регулярно подвергаюсь сексуальному насилию со стороны мужа. Обращаться
в правоохранительные органы не вижу смысла — в глазах полицейских штамп в
паспорте дает мужчине право так поступать со мной».

«Муж выставил меня с детьми из дома. Оказывается, мужчина может разлюбить
не только жену, но и детей; они тоже становятся бывшими».

«Муж угрожает заразить меня СПИДом и убить того, кто будет рядом со
мной».

Это лишь некоторые из жалоб, с которыми обращаются жительницы Иркутска и
других городов Приангарья в кризисный центр для женщин. Они звонят,
рассказывают, плачут, бросают трубку, чтобы через некоторое время позвонить
снова. Самые решительные приезжают на консультации, они буквально выворачивают
себя наизнанку. Это больно и страшно, но необходимо, чтобы начать новую жизнь.

— Девушки очень часто повторяют материнскую судьбу. Срабатывают
психогенетическая память, родовой сценарий, семейная история. Когда ко мне
приходят женщины со своими проблемами, я в первую очередь спрашиваю: «Как жили и
живут ваша мама, бабушка, прабабушка? Счастливы ли они?» Потому что семейный
сценарий жертвенности почти всегда наследуется, — рассказывает Людмила
Свистунова, психолог-консультант кризисного центра для женщин, эксперт по
гендерному развитию, член Общественного совета при ГУВД Иркутской области. —
Мужчина-палач и женщина-жертва бессознательно ищут друг друга и обычно находят.
Они оба травмированы детством, нуждаются в психологической коррекции, в
психотерапевтическом лечении. Часто женщина добровольно возвращается в свое
унизительное рабство — это срабатывает привычка, выученная беспомощность перед
психологическим и физическим насилием. Если женщина смотрит правде в глаза,
видит себя жертвой, что она может сделать сама для себя? Совет подруги на кухне
за вечерним чаем не поможет. Не будет толковой помощи и от мамы, которая не
привила дочери женскую самоценность, уверенность в себе, которая сама всю жизнь
страдает от мужа-деспота. Здесь нужна именно профессиональная психологическая
помощь. Самостоятельно женщине не справиться — у нее просто нет таких знаний и
умений. Порой люди отмахиваются от психологов, прибегая к простому аргументу:
психология — неточная наука. Но сможете ли вы самостоятельно вылечить себе зуб,
сделать операцию? Так и здесь — помощь должна идти из-вне, и она должна быть
профессиональной. Чтобы избавиться от позиции жертвы, женщине порой требуются
годы психологической коррекции. Параллельно решаются и другие задачи: женщины
избавляются от чувства вины, повышается их самооценка, уходят психосоматические
проблемы со здоровьем. Работа по исцелению женской судьбы практически всегда
приносит свои плоды. Нужно только не бояться перемен.

Гендерные отношения изменились и требуют особой политики

— Почему для Приангарья проблема насилия, семейного в том числе, является
столь насущной?

— Это и особенности социальной жизни, и климат наш суровый. Но самое главное
— Иркутская губерния была местом ссылки еще до революции. Ссыльные, причем не
только политические, каторжники, вольнопоселенцы формировали местную
цивилизацию. И это далеко не декабристская культура. Сюда бежали и те, у кого
были сложные отношения с властями в родных краях. Какие же преступления могли
совершить люди, если они затем были вынуждены бежать из тепла в морозы? Мы, наши
предки впитали лагерную культуру, криминальную культуру, и никуда от этого не
деться, — убеждена Людмила Свистунова. — После перестройки сформировались новые
маргинальные слои населения. Эти люди не получают в полной, достаточной мере ни
образования, ни просвещения. Последние исследования канадских ученых доказали:
бедность, отсутствие пищи для мозга, а также элементарного образования меняют
структуру молекул ДНК. Это наследуется аж в четырех поколениях. Не решая сегодня
этой проблемы, мы автоматически создаем себе ущербное будущее. Это социальная
проблема. Есть и другой, не менее важный вопрос. В Иркутске сегодня учится
порядка ста тысяч студентов. Если бы они владели знаниями о современных
гендерных отношениях, какой бы это был вклад в будущее?

— А чем же современные гендерные отношения отличаются от тех, что были 30,
50, 70 лет назад?

— Женщины стали сильнее, взяли на себя некоторые мужские функции, но при этом
по-прежнему считают, что мужчины должны быть добытчиками, чтобы обеспечивать их
и детей. То есть на поверхности лежит некая двоякость стандартов. И мужчины при
этом стали слабее — не у всех есть высокооплачиваемая работа, не происходит и
мужская инициация. Раньше на себя эту функцию брала армия. То есть мужчина и
хочет быть добытчиком, но условий, вполне подходящих для этого, нет; рабочих
мест не хватает. Плюс мальчиков мамы порой воспитывают без участия мужей, они
вырастают слабыми и инфантильными. Они видят более сильную женщину, но не хотят
признавать ее равенство. И мужское доминирование в какой-то мере проявляется как
раз в выплесках агрессии, то есть в социуме мужчина себя выразить не может, а в
семье это ярко выражается. Тяжелые условия жизни, невозможность в полной мере
реализовать себя профессионально выливаются в агрессию, а та переходит в
насилие.

Так остро проявляется отсутствие современной гендерной политики, в которой
нуждается нынешний мир. Кризис происходит не только в экономике, но и в
отношениях мужчины и женщины.

— Раньше как было? Мужчина считал, что раз у него есть власть, сила,
мужество, то женщины и дети должны исполнять его приказания. По мере развития
цивилизации сила так и принадлежала мужчинам. И сегодня в органах власти и
управления преобладают мужчины. Женщинам же отдается вторая роль — исполнителей
мужской воли, — продолжает Людмила Свистунова. — Мужчины заинтересованы, чтобы
на колоссальной территории России было как можно больше народу. Они принимают
закон о материнском капитале. Но при этом не строят детских садов в достаточном
количестве. Так появляется новый термин — дискриминация по признаку материнства.
То есть женщин призывают рожать, теряя при этом свою квалификацию на рынке
труда. Голос женщины должен быть услышан власть имущими. Вопросы гендерного
просвещения должны обсуждаться уже на уровне старшей школы, ну а грамотная
гендерная политика обязана войти в нашу жизнь. Молодые женщины зачастую не хотят
замуж, не желают рожать детей, у них не проявлен материнский инстинкт. Они хотят
власти над мужчинами, желают профессиональной реализации. Это своего рода
компенсация. С одной стороны, они отрицают то, как живут их матери, но при этом
свой путь найти не могут. И, как ни странно, часто они все же повторяют
родительский сценарий.

Женщинам необходимы социальные гостиницы

Второй важный момент — закон о противодействии домашнему насилию, который
работает во многих странах мира. Он решил бы многие проблемы в нашей стране.

Третье — необходима государственная поддержка кризисных и психологических
центров. После Пекинского всемирного женского конгресса был принят документ —
«Платформа действий». Защита прав женщин от насилия и бедности является
обязательной для каждого государства. Ежегодно все страны мира отчитываются
перед ООН по этому направлению.

— И каждый год государство спрашивает с нас, кризисных центров, ни разу при
этом не поинтересовавшись, за счет каких ресурсов и средств мы существуем. Еще в
конце 90-х годов в России начали работать благотворительные фонды, которые
создали сеть кризисных центров для женщин на территории всей страны, —
вспоминает Людмила Свистунова. — Затем мы предполагали, что государство возьмет
на себя обязательства по поддержке центров, но этого не случилось. И многие
центры просто перестали существовать. Мы сами обучали работе, ставили на ноги
кризисные центры Сибири и Дальнего Востока, к нам приезжали учиться из 15
городов. Но выжить мало кто смог. В Иркутской области сегодня работает лишь два
центра — в Саянске и Иркутске. Без поддержки нам тяжело, но поддержки мы сегодня
не видим. Жизненно необходимы убежища или социальные гостиницы, куда женщина
может уйти с ребенком на какой-то период. В Улан-Баторе, в соседней Монголии,
степной стране, такие гостиницы есть. Мы знакомились с работой местных кризисных
центров, и в некоторых вопросах у меня возникла здоровая профессиональная
зависть. Нужна мощная государственная поддержка психологических и кризисных
центров. Проблема агрессии, насилия, нетерпимости — глубинная проблема, она
изучается по всему миру. Психологические службы у нас работают лишь 25 лет,
тогда как в Европе и Америке у каждого давно есть свой психолог и психотерапевт,
что значительно снижает уровень психологического напряжения. В России вдобавок
нужно менять общественное глубинное сознание. И эту работу должно взять на себя
государство — в лице кризисных и психологических центров. И России придется это
делать, хотя бы для того, чтобы сохранить национальную идею на такой громадной
территории.

Это важно

Вы являетесь женщиной, над которой совершается насилие, если:

— Вас подавляет характер или темперамент вашего партнера;

— Вы чувствуете себя запуганной им;

— Вас унижают, оскорбляя и обзывая;

— Вы часто сдаетесь, потому что боитесь реакции вашего партнера;

— Вас критикуют за повседневные мелочи — приготовление пищи, непорядок в
доме, внешний вид;

— Вам угрожают, что вас лишат денег, собственности, отберут детей, изменят
вам;

— Вас принуждают к сексуальным отношениям;

— Вам не позволяют навещать ваших родителей или друзей;

— Вы чувствуете себя одинокой и изолированной от других;

— Вы прощаете в поведении других плохое отношение к вам;

— Ваш партнер бьет вас.

Метки:
baikalpress_id:  17 659