Спят на полу

Семью с маленькими детьми выселили из общежития

С 1996 года Светлана Цветкова, сотрудница иркутской полиции, проживала в общежитии Иркутского управления «Востокэнергомонтаж» в микрорайоне Солнечном. В это ведомственное жилье она попала по договоренности: ее начальство когда-то, в незапамятных девяностых, договорилось с начальством предприятия о проживании в общежитии на ул. Ржанова нескольких сотрудников, в том числе и Светланы. Молодой женщине дали большую комнату. На 22 квадратных метрах до недавнего времени Светлана проживала со своей больной матерью, 12-летним сыном и полуторагодовалой дочкой. Пока не выгнали...

Из-за комнаты уволили

С конца девяностых и до нашего времени в общежитии многое поменялось. Его
приватизировали. Комнаты переделывали в квартиры, жильцов выселяли, квартиры
продавали...

— В нашей секции было пять комнат. Большинство людей, которые жили в
общежитии, давно разъехались. И меня пытались выгнать оттуда с 2006 года,
давили. Но пойти было некуда, и мы не уезжали. Собственник писал на меня письма:
мол, бегаю по общежитию с пистолетом и ножом за соседями. Меня даже с работы
тогда уволили. Но в 2008 году я восстановилась на службе по суду. А в 2010 году
собственник подал в суд исковое заявление о моем выселении — с переселением в
соседний подъезд, в комнату на пятом этаже.

Суд иск удовлетворил. Но когда женщина пошла к собственнику за ключами от
новой комнаты, чтобы начать переносить туда вещи, ей ключи не дали. С тех пор
Светлана на свой страх и риск жила в прежней комнате. Письменный договор о
проживании закончился, а жиличка все не выезжала. И собственник подал в суд,
чтобы ее выселить, но уже без предоставления жилья. Следующее судебное решение —
от 28 октября 2012 года — таким и было: выселить без предоставления жилья.
Светлана, мать-одиночка, подала заявление об отсрочке выселения, ведь идти-то ей
действительно некуда, да еще с полуторагодовалым ребенком.

Квартира есть, жить негде

Для семьи Цветковых выселение из общаги могло и не быть такой трагедией, ведь
для семьи уже строилась трехкомнатная квартира в Ново-Ленино, на ул. Баумана.
Светлане нужно было продержаться некоторое время, пока дом не сдадут.

— По программе для бюджетников мы имели возможность получить жилье. Ну как
получить — не даром, конечно. Государство заплатило первоначальный взнос — около
миллиона, остальное — еще полтора миллиона — я сама должна выплатить через
ипотеку. У меня еще не тронут материнский капитал за дочку, его я тоже думала
вложить...

Квартира должна быть закончена в октябре 2013 года. Оставалось дотерпеть до
этого счастливого срока. Светлана пыталась форсировать события, потому что на
нее все время давили, требовали съехать. Она побывала у своего застройщика — в
городском управлении капитального строительства — и объяснила ситуацию.

— Я сказала, что не могу ждать так долго, до октября. Просила, чтобы мне
поменяли квартиру — предоставили другую, которая будет построена раньше.
Руководитель УКСа Савченко вошел в мое положение и согласился. Но потребовалось
разрешение из городской администрации. Разрешение я получить не смогла.
Пробовала попасть к мэру, но меня почему-то не записывают на прием.

Опечатали все вещи

Решение суда о выселении без предоставления жилья было исполнено 15 января.
Служба судебных приставов выселила четверых Цветковых из комнаты. Пожилая мать
Светланы, сын Олег и полуторагодовалая дочка Ася были выставлены в коридор
общежития. Все вещи Цветковых остались в комнате, их опечатали — из-за того, что
у семьи была задолженность за комнату. Светлана говорит, что задолженность всего
15 тысяч, а опечатали все вещи: бытовую технику, ноутбук, мебель...

— А у меня не было никакой задолженности. Но они даже панталоны мои
опечатали! — возмущается мать Светланы.

Ей в этот день было плохо с сердцем, она вызывала скорую. Самой Светланы в
это время не было дома — она ушла в суд, где хотела добиться права дожить в
общежитии до того момента, пока их квартира не будет достроена. А вернувшись,
Светлана нашла мать и детей в плачевном состоянии в коридоре. Не представляя,
куда им пойти, Цветковы вызвали телевидение, чтобы обнародовать случившееся и
привлечь внимание к своему безвыходному положению. В общежитие приехали и
представители уполномоченного по защите прав детей. На ночь Цветковых общими
усилиями поместили в учреждение для глухонемых детей на ул. Ямской.

Теперь спят на полу

— На следующее утро туда же подъехали представители управления опеки и
попечительства. Они нас выгнали оттуда: мол, вам не положено здесь находиться.
Они сказали, что детей у меня заберут, и предложили написать временный отказ:
мол, одной вам будет легче устроиться в жизни. Но я уже однажды попала в
неприятную ситуацию: дочке нужно было лечение, а для мам мест в больнице не
было, и мне предложили написать временный отказ, чтобы поместить ребенка в
больницу одного. Потом меня к ребенку даже не пускали. Так что в этот раз я
категорически отказалась.

Мать Светланы хотели поместить в дом престарелых. Но для старушки-инвалида
там места не нашлось. Светлана объяснила представителям органов опеки, что
завтра у нее состоится суд, — она подавала иск на временную отсрочку выселения.
Может быть, все решится в ее пользу, уверяла она.

Светлана рассказывает, что быстро поняла, что «опекуншам» исход дела, скорее
всего, известен. При ней они звонили собственнику общежития. А потом сказали,
что единственный выход для Цветковых — поехать в общагу работников МВД, что на
краю предместья Радищево, рядом с кладбищем. Цветковы собрали матрасики, белье и
посуду — вещи, которые им дала завхоз инвалидного учреждения, нашла в списанном
государственном имуществе. И это все вещи, которые есть сейчас у Цветковых. С
ними они вселились в восьмиметровую комнатку, разложив у стен три матраса. Спят
на полу, потому что у них нет кроватей.

Как жить до октября?

Суд, на который Светлана так рассчитывала, принял решение не в ее пользу.
Точнее, не в пользу ее детей.

— Еще в октябре собственник общежития мне сказал: «Квартиры проданы. Ничего
не знаю. Выезжайте». Но я написала в суд заявление об отсрочке выселения.
Просила суд дать сыну доучиться этот год в его школе в Солнечном. Три месяца я
ждала судебного заседания. Оно было назначено на 17 января. Я спокойно ждала. А
тут нас просто выкинули, как собак. На суде выступал 12-летний Олег. Он плакал,
просил судью задержать отсрочку, чтобы он мог доучиться в своей школе. Это не
помогло. Теперь Олег ездит на учебу в Солнечный из предместья Радищево. В прямом
смысле — из одного конца города в другой. Переживания по поводу выселения из
родного дома — для мальчика общежитие на Ржанова было родным домом, другого он
не знал — вызвали у ребенка нервный срыв (по-медицински — ситуационный невроз).

Теперь Светлане нужно думать, как устроить свою жизнь до октября. Доход у
семьи невелик. Светлана сидит в отпуске по уходу за ребенком, снять квартиру они
не в состоянии. Собственник, как сказали ей в службе судебных приставов, против
того, чтобы она забрала вещи: мол, долг у нее. Цветковы рассчитывают только на
понимание городских властей — вдруг каким-то чудом найдется возможность получить
квартиру раньше или найдется для них общежитие поближе к школе Олега, с комнатой
немного попросторнее и с элементарной мебелью, чтобы дожить до
осени.

Метки:
baikalpress_id:  25 010