Как живут переселенцы?

Ольга Старостина, показавшая Дмитрию Мезенцеву реальный Иркутск, чувствует свою причастность к проекту 130-го квартала

Иркутский 130-й квартал в начале года эксперты включили в список самых значимых архитектурных проектов России за 2012 год. И если на федеральном уровне проект исторической застройки вызывает несомненное признание, здесь, в Иркутске, люди относятся к воссозданному кварталу неоднозначно. Вызывают нарекания его общепитовская и пивная направленность, почти полное отсутствие музейной составляющей, собственно, ради которой он и был создан. Иркутянка Ольга Старостина, которая не без оснований считает себя причастной к возникновению этого проекта, поделилась с корреспондентом «СМ Номер один» своими впечатлениями от исторического квартала.

Ноги не идут

Ольга Старостина, некогда проживавшая в самом сердце 130-го квартала, в доме
по улице Седова, 2, которого не было ни на одной карте города, в июне 2009 года
повстречала возле своего крылечка экс-губернатора Дмитрия Мезенцева,
руководившего на тот момент областью всего несколько дней. Он подошел, чтобы
воочию увидеть, как в Иркутске могут жить люди. Женщина тогда показала главе
области, куда они ходят за водой, а куда выбрасывают мусор; рассказала, как
топят печку и организуют быт. Тогда газета «СМ Номер один» подробно рассказала
об этой, как оказалось, судьбоносной встрече.

Похоже, именно тогда у нового руководителя региона и созрела мысль о создании
исторического квартала в центре Иркутска и расселении людей в благоустроенное
жилье. Эту идею бывший губернатор вынашивал на протяжении всего своего срока на
посту главы региона.

— Я, честно говоря, за все это время, а 1 апреля будет два года, как нас
переселили, в самом 130-м квартале ни разу не была, — рассказывает Ольга
Старостина. — На месте моего жилья стоит новый дом, на первом этаже которого
написано «Экипировка российских команд», а на втором — объявление большими
буквами: «Продаю». У меня просто слезы навернулись, когда я это увидела. Зайти
туда я не готова до сих пор. Как-то дошла до скверика, где сейчас стоит памятник
бабру. Осталось сделать несколько шагов, а я не смогла...

И все же коренная иркутянка гордится тем, что не без ее помощи сотни иркутян
получили благоустроенное жилье, что наконец-то регулярные обещания властей о
переселении сдвинулись с мертвой точки. Ольга чувствует некоторую свою
причастность к тому, как сегодня выглядит 130-й квартал, и сожалеет, что по
большому счету он не оправдал тех надежд, которые на него возлагали.

— Надежда была на то, что часть жилья отреставрируют, после чего кто захочет
— останется жить здесь, кто не захочет — пере- едет. А в итоге наша улица Седова
превратилась в нежилой квартал. Внешне красиво, но функциональности в нем нет,
нет теплоты. Может, дальше в нем и появятся музеи, напоминающие о прошлом этого
места, но сейчас там в основном магазинчики и кафе, которых в городе и так
хватает.

Спешили снести

Жильцов с улиц Седова и 3 Июля переселяли в срочном порядке — поджимал юбилей
Иркутска, а воссозданный исторический квартал должен был стать одним из
юбилейных объектов — подарков горожанам. Переселение затягивалось из-за того,
что никак не заканчивались переговоры с собственниками домов. Люди, расставаясь
с жильем в центре города, пусть и неблагоустроенным, естественно, хотели
получить взамен достойный вариант и на первый попавшийся соглашаться не
собирались.

Ольга Старостина, к примеру, жила на Седова на площади в 15 квадратных
метров. Квартирой эти жалкие метры назвать, конечно, было сложно. Тем не менее
на них еще претендовали племянник с сестрой. Все втроем вместе и проживали.

Ольга поначалу высказывала желание жить в центре во вторичном жилье, но
подобные варианты властями даже не рассматривались. Сначала ей предложили
22-метровую квартиру в Ершах. Под ней располагались гаражи, над ней — тоже
гаражи, но соседнего дома. Женщина не захотела дышать выхлопными газами днем и
ночью. К тому же прописка там предполагалась не иркутская, а районная. Не
понравилось и то, что, как ей объяснили, едва ли не все системы жизнеобеспечения
завязаны на электричестве.

В итоге она остановилась на варианте в предместье Марата, в новостройке по
улице Мельничной. Когда пришло время оставить обжитый дом, новая квартира еще
строилась. И переселенцам предложили пожить в Жилкино — в маневренном фонде,
втроем в комнате площадью 10 метров. Так пришлось ютиться четыре месяца.

Из центра — в Марата

В новостройке по улице Мельничной теперь живет несколько семей с улицы
Седова. Ольге и ее семье досталась квартира на четвертом этаже в 37 квадратных
метров, с отдельной кухней в 13 квадратов, где она организовала себе спальное
место.

Есть в доме свои особенности. Строители, встречая новых жильцов,
предупредили, что на некоторые стены лучше ничего не вешать. Оказались, что
межквартирные стены не держат ни раковину, ни картинку, а вот межкомнатные,
наоборот, капитальные, из бетона.

На лестницу там один вход, к лифту — другой. Если лифт не работает,
приходится идти по лестнице, а для этого надо выйти на улицу. Основные претензии
людей, привыкших к жизни в центре города, — невозможность добраться до дома и
уехать в центр в утреннее и вечернее время.

— Я в центре работаю — поваром в кафе. Вечером на маршрутки надежды нет. Или
они просто не ходят, или очередь гигантская. Перед тем как сюда переехать, я
измерила, сколько на такси сюда поездка будет стоить. Оказалось, с центра
укладываюсь в минималку. Поэтому нередко на такси езжу.

Ольга Старостина выходит на балкон, где уже успела навести порядок. — Мне
часто снится мой дом, квартира такая родная, пусть и без удобств. Часто
вспоминаю, как мы там жили. Если какое-то мероприятие на Юности — мы тут как
тут. Вопрос транспорта нас не волновал. Тот же салют мы могли посмотреть с
крылечка дома. Здесь я тоже два салюта уже посмотрела, но смотрела издалека.
Пока мне видно, но скоро многоэтажку тут поставят выше нашей — и обзор
закроется.

Метки:
baikalpress_id:  25 012