Малая Еланка: в ожидании чуда

Город-спутник обещает сельской местности благоденствие

Жители Малой Еланки вступают в новый, 2013 год с приятными надеждами: в этом году администрация района обещает им начало процветания. В полях возле Еланки, по обе стороны тракта, начнется в 2013 году строительство города-спутника. Называться город или, скорее, поселок так и будет — Спутник. Во всяком случае, именно так он обозначен в документе, предназначенном для публичных слушаний, которые в самом конце прошлого года состоялись в трех деревнях — Мамоны, Вдовино и Малая Еланка.

Тропинки святителя

Малая Еланка, в непосредственной близости от которой и раскинется город не
город, но, во всяком случае, очень большой микрорайон, имеет старую и
благородную историю. Деревня возникла как заимка Вознесенского монастыря. По
рассказам старожилов, сам Иннокентий Кульчицкий, иркутский святой, отдыхал здесь
от церковных трудов и занимался простой физической работой — собственноручно
воздвигал деревянную церковь во имя Николы Чудотворца. Маленькая церковь,
устроенная на взгорке, не сохранилась. Не сохранилась и следующая, тоже
деревянная, — сгорела. На этом взгорке времена советские взрастили более
прозаическое строение — кирпичную водонапорную башню. Правда, недалеко от нее,
буквально в нескольких метрах, в новые времена, совсем недавно, человек из
местных решился на благое дело — начал было возводить храм. Но много не возвел —
говорят, отдали его под суд.

На заимке когда-то растили хлеб для монастыря, пасли монастырский скот. В
советское время, когда дворов стало более ста пятидесяти, колхозники выращивали
овощи и точно так же, как когда-то для монастыря, растили скот — для города. Они
торговали на иркутском рынке. Главная улица в деревне стала называться
Пролетарской. Но среди колхозных «пролетариев» сберегались трогательные
рассказы, передающиеся из поколения в поколение: например, о тропинках, по
которым ходил в здешних местах святитель Иннокентий. Мол, тропинки эти не
зарастают травой и по сей день, держит их чистыми какая-то святая сила.
Почитается также ключ, вода из которого считается целебной, — Герасимский ключ,
названый в честь какого-то здешнего монаха.

В Еланке не так уж много деревенских аборигенов. И Еланка только называется
Малой. На самом деле она невероятно расстроилась за последнее время. На родину
возвращаются те, кто когда-то уехал в город. В Еланке селятся и горожане,
уставшие от суматошного городского быта. Но и дачники, конечно же,
обустраиваются — от города всего лишь четыре километра.

— Еще недавно семь было. А теперь четыре — Ново-Ленино совсем близко, —
говорит Людмила Молокова, пенсионерка, школьный учитель по образованию и до
недавнего времени — бессменный директор Малоеланской начальной школы-детсада.

С 1972 года она, иркутянка, является жительницей деревни. Приехала по
институтскому рас-пределению, здесь же нашла свое семейное счастье. Уйдя на
пенсию, она не может оторваться от школы — ведет для детишек кружок по
краеведению. Тот самый кружок, который есть в каждой деревенской школе и держит
в тонусе многие деревни, не позволяя их обитателям забывать, что их малая родина
— место с особой историей. Она водит малышей на экскурсии в старые дома к
здешним старикам — послушать рассказы, посмотреть на русские печи, которых в
деревне осталось совсем немного. Ведь даже деревенские дети, говорит Людмила
Ивановна, уже не знают что такое простая русская печь, в которой пекут хлеб.

Что обещают?

Социальная жизнь Малой Еланки тесно связана с близлежащим селом Мамоны.
Еланка, так же как деревня Вдовина, входит в муниципальное образование
«Мамоновское» и подчиняется Мамоновской сельской администрации. Но так уж
получилось, что в следующие годы Малая Еланка обречена стать центром мамоновской
жизни. Ведь именно возле нее, в чистом поле, не отягощенном лесопосадками,
выведенном из разряда сельхозугодий, и вырастет, если верить обещаниям
чиновников и строителей, целый городок размером с Шелехов.

От поселка (или города?) Спутник попадет в зависимость все муниципальное
образование. Поселок, строго говоря, будет частью Иркутска, его спальным
микрорайоном. Впрочем, здешних жителей это нисколько не оскорбляет, они не
рассматривают вопрос самостийности деревни как сколько-нибудь важный. Вопрос о
школе, в которую смогут ходить здешние дети, выросшие из начальных классов,
видится куда более важным. Практический подход малоеланцев понятен: сейчас
ребятишки учатся в школе села Мамоны, куда отвозит их школьный автобус, он же
развозит по домам. В Мамонах много кружков, секций, школ для детей, но
ребятишкам из Еланки затруднительно их посещать.

Между тем школьная культура в Еланке высока — еще во времена монастырские для
деревенских ребятишек открыли церковно-приходскую школу. По проекту в Еланке
планируется построить школу на 700 мест (и детсад на 250 мест), притом что
младшеклассников здесь 30, а детсадовцев 25. Деревне Вдовина обещают школу на
200 мест, Мамонам — расширить нынешнюю до 400. Сам Спутник снабдят
общеобразовательным заведением для тысячи ребятишек. И деревенские больше
рассчитывают на эту школу. Остальные построят ли?..

Кроме школы видят местные жители еще немало выгод от Спутника: работа,
дороги, соцкультбыт. Согласно плану, от Спутника будут зависеть местные дороги.
Хотя надо сказать, что по этому самому плану именно на Спутник будет направлено
основное внимание: построить главные и второстепенные улицы, двухуровневые
развязки, подземно-надземные гаражи в большом количестве. Но и поселкам
достанется — опять же, если верить плану. Есть пункт, который обещает
строительство новых дорог и ремонт старых направлений между Мамонами, Малой
Еланкой, Вдовина.

Будет, как обещают, разрешен вопрос с водоснабжением. Оно пойдет от городских
сетей через Спутник. Появятся новые больницы — в Мамонах, в Еланке и в Спутнике,
конечно; а также станция скорой помощи. Новых клубов хотят построить целых семь:
шесть в Спутнике и один, правда на 600 мест, в Еланке. Будет ли клуб в Еланке,
люди не знают, но уверены, что в Спутнике-то уж что-нибудь такое построят. И
даже работа вроде как уже наклевывается для здешнего люда. Взять хотя бы
строительство. Проект, вынесенный на обсуждение жителей, предполагает развитие в
здешних сельских кущах строительной отрасли: большой городок строить собираются,
а в муниципальном образовании имеется маленький, но свой заводик строительных
материалов. Есть и люди, которые занимаются строительством и ремонтом.

Ложка мусора

Есть, правда, пункты, которые тревожат местное население. Местами даже
приводят его в ужас. А иначе как объяснить листовки, развешанные в общественных
местах. В них — призыв бойкотировать строительство промышленного предприятия,
которое предполагается «в расчетный период» создать на территории Мамонов-ского
муниципального образования. А также группу в «Одноклассниках», к которой
присоединились уже 556 человек. Группа носит простое и весьма конкретное
название: «Я выступаю против создания завода по переработке отходов на
территории Мамонов- ского МО». Очень скромно, почти незаметно, в проекте сказано
о строительстве завода по переработке медицинских отходов (обычно эти отходы
утилизируют сжиганием) и о заводе по переработке мусора — не более пяти строк на
двух страницах. Но активисты проявили должную внимательность.

«В Мамонах хотят создать полигон для захоронения мусора, твердых бытовых
отходов с химических комбинатов Ангарска, алюминиевого завода города Шелехова.
Свалка будет угрожать реке Иркут, чистоте воздуха Ново-Ленино, Мамонов,
Максимовщины. Экологическая катастрофа затронет каждого. Данный полигон займет
площадь 20 гектаров, а в дальнейшем — 50 гектаров. Прошу тех, кто против
строительства полигона, сообщить».

В старых Мамонах, как сообщают пользователи социальной сети, уже собирали
подписи против такого строительства. А в Малой Елани и Вдовина это происходило в
конце прошлого года на общественных слушаниях проекта генерального плана
застройки МО «Мамоновское».

Социальный или коммерческий?

Жители Иркутской области за годы правления губернаторов-«варягов» привыкли к
«большим формам» — массивным обещаниям всеобщего благоденствия в виде
Байкальской турзоны, «Золотых ворот», агломерации и прочих призрачных видений.
Видения растворялись, так же как и деньги, отпущенные на начальные этапы. Теперь
все поставлены перед новой идеей: город-спутник будет цвести в пустых,
нераспаханных полях под Еланкой.

И совершенно естественно, что городская общественность отнеслась к проекту
скептически. Его, может быть, не столько поставили под сомнение как таковой (в
проекте принимают участие четыре крупных иркутских застройщика), сколько
усомнились в его социальной значимости, и сразу окрестили иркутской Рублевкой,
предполагая, что проект будет исключительно коммерческим. С недоверием отнеслись
к обещанию хорошего жилья для сорока тысяч человек, в том числе военных, молодых
семей и переселенцев с Севера. В этом случае цены на недвижимость должны быть
весьма невысоки. Но в это, очевидно, никто не верит. Тем более что авторы
проекта полагают, что стоит строить жилье, согласуясь «с потребностями различных
социальных групп». Также в проекте заявлено и о строительстве элитного
коттеджного поселка — именно в рамках Спутника.

Так что если город-спутник не станет городом-призраком, очередным видением
чиновников и политизированного бизнеса, то он вполне может стать элитным
аппендиксом Иркутска. И тогда для жителей Еланки тоже выгоды никакой — городские
богачи, рассуждают они, детей своих повезут учиться в Иркутск, да и все
остальное предпочтут городское.

И все же надежды остаются. Тем более что из Еланки давно, уже в силу близости
к Иркутску, никто не уезжает, все только возвращаются — в родительские
дома...

Загрузка...