Две банды ждут приговора

Предполагаемого заказчика убийств ищут по всему миру

Судебный процесс против двух банд подходит к концу в областном суде. Люди, которым будет вынесен приговор, вероятно, одни из самых известных преступников в городе. Широкая общественность, скорее всего, помнит такие громкие преступления, как ограбление ИСХИ, ограбление автобуса челноков, следующего из Маньчжурии... Также общественность, конечно, помнит заказные убийства Павла Чекотова, одного из руководителей «Интуриста», тогда «Байкал-отеля», Безденежных и другие. Все это совершили одни и те же люди — по мнению следствия, это киллеры, постоянно работавшие на иркутского бизнесмена Сергея Андреева. Он подозревается в создании банды и организации заказных убийств. Самого Андреева в зале суда нет — он находится в федеральном и международном розыске.

Выйти из сумрака

«Разыскивается обвиняемый в совершении особо тяжкого преступления — убийстве,
Андреев Сергей Валерьевич, 1955 года рождения, уроженец г. Иркутска. Приметы: на
вид 50—55 лет, плотного телосложения, среднего роста, волосы седые. Особые
приметы: частичный паралич лица». Вот что известно об этом человеке из сухого
текста полицейского объявления о розыске.

История бизнесмена Андреева весьма живописна. Происходя из интеллигентной
семьи, обременив себя тремя высшими образованиями, этот человек, очевидно, стал
заложником собственных желаний и неотчетливых амбиций.

Когда-то этому человеку приписывали создание в Иркутске одной из самых
сильных криминальных группировок. К участию в ней привлекались спортсмены.
Глубоко уголовный элемент сюда не допускался.

Он был человеком весьма богатым, имея собственность в центре Иркутска,
например здание Рембыттехники, ресторан «Арктика», строительный рынок «Город
мастеров», многие земельные участки в центре и пр. Аренда приносила легальный
доход.

Андрееву, вероятно, хотелось максимально легализоваться, он не видел
перспектив в воровском движении. Заявив об этом однажды одному заинтересованному
человеку, он вскоре получил первые пули. Ранение сделало его инвалидом, частично
парализовало. После него к Андрееву приклеилась неприятная кличка Косорылый —
из-за того, что половина лица его висела мешком. Вторая его кличка, под которой
он был известен, — Андреевский.

На Андреева трижды совершали покушения, но он оказался живучим. Он
передвигался в бронированном автомобиле и, как говорят следователи, ведшие дело,
в последнее время ходил исключительно «свиньей» — имелся в виду
тевтонско-ливонский способ построения войск клином, который предпочитала его
охрана.

Желая выйти из криминального сумрака и предстать перед лицом общественности в
виде представителя чистого бизнеса, бизнесмен распустил своих спортсменов,
оставив небольшой боевой отряд — для особых поручений. Но в серьезных местах его
все же не принимали, рассматривая как человека с непо-правимой репутацией. А он
занимался даже научной деятельностью. Имея кроме экономического еще и
юридическое, а также историческое образование, Андреев стал кандидатом
юридических наук и написал докторскую диссертацию о Колчаке. А его, как говорят
следователи, неплохой научный труд назывался «Криминальные инсценировки как
объект криминологического исследования» (позже Андреев велел своим ребятам
маскировать убийства так, чтобы не было подозрений на заказ). Андреев назвался
директором иркутского общественного фонда «Патриот» и пожелал
облагодетельствовать город памятником адмиралу Колчаку. Колчак должен был встать
возле «Города мастеров», на участке земли, принадлежащей директору фонда.

Правда, с памятником вышла скандальная история. Тогдашний мэр Якубовский, а
за ним и дума, которые были письменно приглашены на открытие памятника,
удивились, потому что согласований на установку получено не было. Появилось
подозрение, что это политическая провокация, направленная против городских
властей: мол, Колчак — фигура неоднозначная; неизвестно, что скажет народ... Но
дело уладили — памятник был открыт рядом со Знаменским монастырем.

Неприязненные отношения

Рядом с Андреевым остались самые беспринципные. Они и выполняли поручения
Андреевского. Поручения — во всяком случае, те, которые значатся как эпизоды в
уголовном деле — были незамысловаты: убить тех, кого прикажет хозяин. И хозяин,
тучный, под 150 кг, полупарализованный, весь израненный диабетчик, приказывал.
Например, «приделать» Вячеслава Безденежных, одного из руководителей «Интуриста»
(который на тот период времени был переименован в «Байкал-отель»). Возможно,
Андреевский хотел зайти на территорию «Байкал-отеля» с рейдерской схемой. Для
этого создал охранное агентство, которое стало формировать мнимую задолженность
компании перед охранным агентством. Но схема не выгорела. Между Безденежных и
Андреевым возникли неприязненные отношения. Автомобиль Безденежных выезжал на
улицу Партизанскую, когда по нему открыли автоматный огонь двое неизвестных.
Подозрения упали на покойного ныне представителя братской мафии, который в то
время арендовал пентхаус в «Байкал-отеле», пока у него дома шел ремонт.

Предполагается, что жертвой заказа стали адвокаты, которые участвовали в
битвах местного бизнеса за усадьбу Донского. Усадьба входила в комплекс зданий
трикотажной фабрики на улице Красного Восстания. За здание боролись Татьяна
Казакова, сын областного судьи, а также имел здесь интересы Андреевский. Часть
усадьбы отошла все же сыну судьи. Адвокат Андреева Владимир Левинсон, чьи услуги
не принесли Андрееву желаемого, позже был убит у подъезда собственного дома на
ул. Байкальской. Его зарезали большим ампутационным ножом.

Вторая жертва — адвокат Евгений Стремлин, директор адвокат- ской конторы
«Доверие», был рас-стрелян несколькими месяцами позже недалеко от офиса, на
перекрестке улиц Рабочей и Пролетарской. Стремлину перебило сонную артерию.
Известность адвоката была скандальной, его хорошо знали в органах — он проходил
подозреваемым в нескольких уголовных делах о мошенничестве. Поэтому версия о
заказном убийстве стояла на первом месте. За что же поплатился Стремлин? Он
работал на сына судьи, но до того некоторое время услугами адвоката пользовался
Андреев — по рекомендации хорошего знакомого. Андреев, вероятно, посчитал, что
Стремлин играл против него в этой партии.

«Служащие» Андреева обвиняются также в том, что летом 2004 года убили
известного иркутского бизнесмена Павла Чекотова, директора ООО «Фортуна». Его
застрелили в районе станции юннатов. Он ехал в машине, когда преступники открыли
огонь. Чекотова ранило, и он выпал из машины. Его добили. Почему Андреев заказал
Чекотова — остается только предполагать. Исполнители говорят, что Андреев ввел
их в заблуждение, рассказав, что Чекотов якобы причастен к покушению на его,
Андреева, жизнь в 2002 году. Есть основания думать, что Андреев просто завидовал
более успешному и абсолютно легальному бизнесмену.

После того как было закончено следствие и начался суд, стали известны факты
предполагаемых покушений, несовершенных убийств: убийцы отслеживали Татьяну
Казакову, чтобы устроить покушение (в ходе следствия обнаружили цепи, которые
преступники намеревались растянуть на Байкальском тракте, чтобы остановить
машину, а также оружие). Отследить Андреев велел и известного предпринимателя,
посоветовавшего ему когда-то адвоката Стремлина...

Две банды

Исполнители этих жестоких пьес — карманная банда киллеров, которую, как
предполагается, кормил Андреев. Принцип у этих людей один: никаких принципов
ради денег. Павла Чекотова убийцы знали лично. Они выходцы из бедных семей,
живших в центре города, занимались спортом. Есть информация, что Чекотов помогал
им, когда было туго. Они знали круг его общения и знакомых; знали, где он бывает
и зачем. Личное знакомство не помешало им повернуть оружие против благодетеля.

Итак, на скамье подсудимых оказались эти самые церберы Андреева. Это и есть
первая банда. Предполагается, что костяк ее составили три человека: основной
стрелок Новосельцев, Молчанов, начавший криминальную карьеру по малолетке,
совершив преступление в театре кукол «Аистенок»; и Сиднев, который отслеживал
жертв. Все они состояли на официальной, но фиктивной работе — двое как
разнорабочие, один как гендиректор подразделения. Работодателем был, конечно,
Андреев. Но зарплату он им платил, вероятно, не за мирный труд.

Способ расчета бизнесмен придумал специфический. За каждого убитого давал
киллерам определенную сумму как единовременную выплату, плюс пять тысяч рублей в
месяц. За следующего — еще сумму плюс пять тысяч. То есть если бы каждый убил по
сто человек, то помимо единовременной суммы за убийство он получал бы пятьсот
тысяч стабильной зарплаты. К моменту задержания каждый получал фиксированно по
40—45 тысяч. На деньги начала 2000-х это было неплохо.

Но им казалось, что денег недостаточно. Они решили втайне от работодателя
сколотить еще одну — свою собственную — банду, № 2. Хотя Андреев предупреждал их
не затевать криминальных делишек на стороне.

Предполагается, что Новосельцев, Молчанов и Сиднев подтянули еще восьмерых.
По большому счету, говорят следователи Следственного управления СК РФ по
Иркутской области, криминальную статистику в области за 2003—2004 годы сделала
эта группа. Все сколько-нибудь громкие преступления в те годы совершали именно
они: и нападение на автобус с челноками (Новосельцеву идея пришла после
разговора с тещей, которая съездила в Маньчжурию), нападение на зверосовхоз (у
Новосельцева жена работала там в цехе по забою норки), на офисы
Иркутскпромстроя, Восточно-Сибирской компании «Молоко» в Иркутске, ЗАО
«Фаст-ойл» в Ангарске, на проходную Сосновгео в поселке Усть-Куда, на ОГУП
«Тепличное» в поселке Искра, на офисы Восточно-Сибирского речного пароходства,
Иркутского завода нерудных материалов и ЗАО «Усольские мясопродукты», Иркутский
психоневрологический диспансер, кафе «Темп» и даже на станцию юных натуралистов
и оранжерею. Самые жестокие — тоже за ними. Стоит упомянуть эпизод, когда
бандиты, услышав случайно, что женщина копит на машину, решили ее ограбить.
Поймали ее на улице, примотали к дереву, под скотчем она задохнулась. В квартире
они нашли ее дочь, которую изнасиловали. Денег на машину преступники не нашли —
только мизерную сумму, которую она скопила на стиральную машинку. Вышло
трагическое недоразумение.

Их задержали в 2005 году, после нападения на ИСХИ, где в результате
ограбления был убит охранник (один из нападавших, член второй банды, был глух на
одно ухо и не слышал, что подельники, приметив в коридоре охранника,
предупреждали его шепотом — ему пришлось стрелять, он поздно заметил человека в
коридоре. Примечательно, что едва ли не все члены банды страдали каким-нибудь
недугом: кто-то был глухой, кто-то дальтоник, у кого-то то в анамнезе
психические заболевания и т. д.).

Когда поймали вторую банду, выяснилось, откуда растут ноги у многих
нераскрытых заказных убийств. Было установлено оружие, проходившее по убийствам.
Некоторые члены банды начали давать показания.

Для того чтобы доказать около восьмидесяти эпизодов, следователям
понадобилось несколько лет труда. Было проведено более 200 экспертиз, изучены
телефонные переговоры всех предполагаемых участников преступлений за шесть лет.

На днях в областном суде состоится приговор. Гособвинение просит для
обвиняемых большие сроки, вплоть до пожизненного заключения. Подозреваемого
Сергея Андреева на приговоре не будет. Надеемся, пока не
будет.

Метки:
baikalpress_id:  17 565