Что с музеем авиации?

На уникальную летную технику покушаются вандалы

Музей авиации Иркутской области, созданный два года назад, — это три кабинета в одном из офисных зданий, семь сотрудников-энтузиастов и десять единиц уникальной летной техники, которая по-прежнему сиротливо стоит на закрытой территории учебного аэродрома. То есть музей как бы есть и его как бы нет. Камень преткновения — отсутствие площадки.

Где разместить крылатую технику?

Напомним: идея создания музея родилась сразу после ликвидации авиационного
училища. Когда вслед за переездом курсантов и передачей материально-технической
базы дело коснулось крылатой техники, в попытке спасти самолеты от неминуемой
гибели местные авиаторы-энтузиасты развернули активную деятельность.

Небезызвестный двойник Брежнева, пилот-инженер первого класса Борис Макаров,
привлек к идее создания музея всю летную общественность. В результате губернатор
области проект поддержал. И хотя часть исторически ценных экземпляров оказалась,
к сожалению, безвозвратно потерянной, распродажу летной техники удалось
остановить. В результате переговоров 10 из 30 авиационных машин были
благополучно переданы из ведения Мин-обороны в собственность региона.

И вот в декабре 2010 года областное государственное бюджетное учреждение
«Музей авиации Иркутской области» было официально зарегистрировано. Учредителями
стали министерство культуры и архивов области и региональное министерство
имущественных отношений. Казалось бы, отлично — все юридические тонкости
соблюдены, уникальные летательные аппараты в наличии. Дело осталось за малым —
найти площадку под экспозицию. И вот здесь-то реализация проекта, увы,
забуксовала.

Музей областной, а земля федеральная

— Ну, у нас и изначально выбора-то, собственно, большого и не было, — говорит
Олег Торский, директор музея. — Все-таки 10 единиц летной техники переместить
непросто. У нас один только Ил-76 весит не меньше 90 тонн. Поэтому в качестве
основного варианта мы всегда рассматривали территорию учебного аэродрома, где и
стоят сегодня все наши самолеты. Площадка отвечает всем заданным требованиям:
подъездные пути, бетонное покрытие, удачное расположение. Плюс вся необходимая
инфраструктура, начиная от мастерской и заканчивая бойлерной.

Однако проблема заключается в том, что территория аэродрома находится в
ведении Министерства обороны, на ней музей областного значения просто так,
понятно, не разместишь. Единственный выход — передача земли.

— Переписка продолжается два года, но должного результата достичь не удается.
На просьбу о безвозмездной передаче земли Минобороны отвечает отказом, — говорит
Олег Торский. — А между тем вариант этот, безусловно, самый оптимальный. Ну
зачем возводить инфраструктуру, зачем тратить бюджетные деньги, если вот она —
хорошая, добротная площадка, которая фактически просто простаивает? И потом, сам
учебный аэродром — это ведь тоже экспонат. Настоящий аэродром в миниатюре.

Переписка с Минобороны — это десятки писем, обращений, официальных запросов.
Однако единственное предложение, прозвучавшее пока со стороны военачальников, —
готовность не отдать, а продать аэродром.

— Нет, конечно, это не решение вопроса. Учитывая среднюю стоимость земли,
понятно, что столь астрономической суммой бюджет области просто не обладает.

Барокамера, вышка и самолет-кинотеатр

Сейчас руководство музея при активной поддержке правительства региона не
оставляет попыток решить вопрос о безвозмездной передаче территории аэродрома в
собственность Иркутской области. Последнее обращение за подписью губернатора
Сергея Ерощенко было направлено в адрес Минобороны минувшим летом.

— Обидно, ведь у нас есть все: и уникальная летная техника, и огромный
научно-технический потенциал. За два минувших года наши сотрудники в лице
инженеров, авиаторов, ветеранов ИВВАИУ собрали интереснейшую историческую базу,
— говорит Олег Торский. — И чем больше мы работаем, тем больше убеждаемся:
Иркутск не просто точка на авиакарте России, а один из крупнейших центров
отечественной авиации.

Между тем есть у музея и план развития, и утвержденная концепция, и макет
экспозиции под открытым небом. Размах, что и говорить, масштабный. В числе
наиболее нетривиальных задумок — создание демонстрационного кинозала в салоне
Ил-76, установка на территории музейного комплекса настоящей барокамеры для
имитации невесомости, а также учебной парашютной вышки и полосы препятствий.
Вера в здравый смысл не дает пасть духом — руководители и авторы проекта
настроены оптимистично.

— Вот здесь мы планируем оформить тематические экспозиции, здесь — открыть
реставрационную мастерскую и кружок авиамоделирования, здесь — создать мемориал
погибшим авиаторам, — говорит директор музея, демонстрируя макет. — Ну а вот
тут, по улице Ширямова, рядом с главным входом в музей авиации, будет стоять
светофор и располагаться остановка общественного транспорта. Предварительная
договоренность с администрацией достигнута. Плюс уже сейчас идет разработка
специальной компьютерной программы, имитирующей работу настоящего самолета. Вот
заходит мальчишка в кабину, садится на место пилота, нажимает пару кнопок и
ощущает, каково это — управлять настоящей крылатой машиной. Вы представляете,
скольких ребятишек мы сможем воодушевить, заразить любовью к небу, авиации,
летной технике?!

С отвертками на самолет

Ну а пока, увы, планы от реальности далеки, а уникальные крылатые машины
воодушевляют на подвиги лишь городских вандалов. Причем с уходом спецназа
ситуация обострилась. Только за последние два месяца на территории раз шесть
ловили бравых молодцев с арсеналом ломов, отмычек, отверток.

— Я даже не знаю, чтобы мы делали, если бы не наши друзья-офицеры из числа
бывших служащих ИВВАИУ. Есть у нас, к счастью, четверо энтузиастов, которые
абсолютно бескорыстно и на добровольных началах приглядывают за техникой на
аэродроме.

«Шило», «работяга» и «поставщик помех»

Учебный аэродром бывшего ИВВАИУ выглядит по-зимнему тоскливо. Снег, бетонный
забор, несколько старых аэродромных построек и сиротливо стоящая летная техника.
Такой вот пейзаж в серо-белых тонах. Остроносые тушки-бомбардировщики, большие и
гордые военно-транспортные Илы. В общей сложности на территории учебного
аэродрома стоит 15 авиамашин. 10 из них, напомним, музейные экспонаты.

Вместе с офицером Геннадием Вирейкиным, в прошлом начальником группы
авиационного оборудования учебного аэродрома, мы пробираемся по снегу к крылатым
машинам. Компанию нам составляют Ванда и Белка — две бойкие собаки неизвестной
породы. — Собаки и раньше, бывало, здесь бегали, ну а сейчас мы специально их
тут развели. Вандалов ловить они, конечно, не ловят, но зато исправно лают,
подсказывая, где искать этих ушлых товарищей. А кто покушается на самолеты? Да
когда кто. Иногда шпана, иногда наркоманы.

Майор Геннадий Вирейкин — один из тех специалистов, кто знает самолеты до
последнего винтика. В компании с такими же энтузиастами он следит за
сохранностью машин, за техническим состоянием летной техники.

— Это наш первый разведчик из семейства военно-транспортных Илов — Ил-76ПП,
некогда сплошь напичканный локаторами, тарелками и прочим радиотехническим
оборудованием. Его еще называли поставщиком помех. Пролетая в небе, эта мощная
машина глушила на земле буквально все сигналы. Даже радио в квартирах давало
помехи. Рядом с ним стоит еще один Ил-76. Большой, красивый, но упавший на
хвост.

— Двигатель сняли, жидкость слили, вот он и завалился — потерял центровку.
Вообще, о каждой стальной птице Геннадию Вирейкину есть что рассказать. Больше
20 лет он отдал авиации. Су-17Б, Су-24М, «шило» Ту-22М2, «работяга» Ан-24.

— «Работяга» — потому что трудяга, выносливый, неприхотливый, простой в
эксплуатации, — поясняет Геннадий, пропуская нас в кабину раритетного экспоната.
— Да, штурвалов нет, часть оборудования сняли, и все же, согласитесь, есть на
что посмотреть. Да сюда любого пацана запусти — он будет в восторге.

В целом, по словам специалиста, все стоящие на аэродроме самолеты давно
нуждаются в серьезном комплексном ремонте. — Мы же стараемся поддерживать их
хотя бы в том техническом состоянии, в каком они остались после ликвидации
училища, когда часть оборудования с летной техники сняли. Ну а в общем-то
спасибо сибирскому климату — в наших природных условиях им не грозит коррозия.
Главное, чтобы влага не проникала под обшивку. Ну и чтобы вандалы технику не
растащили.

Метки:
baikalpress_id:  24 936