13-е? На пикет!

Каждый месяц экологи выходят на акции протеста

Около трех лет назад, в преддверии запуска БЦБК после двухлетнего простоя, Владимир Путин подписал постановление о внесении изменений в перечень запрещенных видов деятельности на берегах Байкала, которое фактически легализовало деятельность комбината. Для БЦБК загорелся зеленый свет: выпускать целлюлозно-бумажную продукцию стало можно, причем не обязательно в условиях замкнутой системы водооборота. Тогда, в 2010-м, общественность эту новость восприняла в штыки. Свое несогласие с решением правительства активно высказывали и ученые, и экологи, и рядовые жители области. Однако ни многочисленные акции протеста, ни сбор подписей должного результата не возымели — комбинат на берегу Байкала по-прежнему работает. С недавних пор 13-го числа каждого месяца в память о скандально известном постановлении активисты-экологи из «Байкальского движения» выходят на пикеты в защиту Байкала.

Вот и в минувший вторник, 13 ноября, экологи вновь вышли на акцию протеста.
Местом сбора стал фонтан у Дворца спорта. Надпись на одном из плакатов: «Спроси,
Байкал, сибиряка: на кой здесь хрен БЦБК?» — стала главным лозунгом пикета. Ее
автор — ангарчанка Марина Аксенова, активистка «Байкальского движения»,
врач-лаборант скорой помощи.

— 13-го числа каждого месяца мы выходим на пикеты — иногда одиночные, иногда
массовые. Плюс раздаем и развешиваем ленточки — символ борьбы за чистоту
Байкала, — говорит Марина Аксенова. — Сейчас мы активно ищем соратников,
единомышленников. Наша цель — привлечь внимание широкой общественности к судьбе
уникального озера. Целлюлозному комбинату на Байкале не место.

Свое мнение по поводу БЦБК вышла выразить и иркутянка Татьяна Новикова.
Биолог по образованию, о влиянии химического производства на экологию Байкала
пенсионерка говорит со знанием дела.

— Пока Байкал справляется, все растворяя и растворяя в своих чистейших водах
вредные отходы. Однако рано или поздно при столь бессовестном отношении к озеру
последствия о себе непременно заявят, — уверена Татьяна Анатольевна. — Выходя на
пикеты, мы не просто выражаем мнение общественности — мы кричим, мы бьем
тревогу.

Главные требования, с которыми вышли на улицу участники пикета, — закрытие
БЦБК и отмена постановления, которое разрешает производство беленой целлюлозы на
берегах Байкал.

— 13 января, день, когда было подписано это постановление, — дата для Байкала
печальная. Она вошла в историю, — говорит Владимир Кулиш, ветеран иркутского
экологического движения с 25-летним стажем. — То, что мы сейчас наблюдаем, — это
планомерное уничтожение озера, это уничтожение 1/5 общемирового запаса пресной
питьевой воды.

Солидарен с таким мнением и Валерий Тетерин — активный участник экологических
акций, в том числе и одиночных пикетов. 13 сентября молодой человек стоял на
площади у «серого дома», 13 октября — напротив общественной приемной на улице
Ленина. И всякий раз его лозунги красноречивы: «Дуракам Байкал не нужен», «БЦБК
— позор страны».

— Озеро гибнет. Ресурсы Байкала небезграничны. Нельзя, зарабатывая деньги на
производстве целлюлозы, уничтожать самое чистое озеро на планете, — говорит он.

Акция в защиту Байкала длилась чуть более часа. Активисты раздавали прохожим
листовки, охотно отвечали на вопросы журналистов. За порядком на пикете
численностью не больше десяти человек следили четверо полицейских.

— В силах ли наши пикеты хоть как-то повлиять на ситуацию? Не знаю, хочется
верить, — говорит один из участников акции. — Но я уверен, это лучше, чем просто
молчать.

Метки:
baikalpress_id:  24 908