Гроза 12-го года: Европа

В событиях, определивших ход дальнейшей истории, принимали участие сибирские воины

В прошлых публикациях мы вместе с Иркутским драгунским полком прошли путь от Енисея до западных границ Российской империи. Летом 1812 года встретили армаду наполеоновской армии и в арьергардных боях с дивизиями Мюрата и Нея отходили к Смоленску, Бородино, Москве, Тарутино. После Бородино в строю остался только каждый десятый...

Из драгун в гусары

Когда французы были выбиты за Березину, за пределы Российской империи, возник
вполне резонный вопрос, что же делать с полками, понесшими самые большие потери.
Вариантов было немного: можно было дополнить их рекрутами до штатной
численности, переформировать либо расформировать. Иркутский драгунский полк,
выведенный в резерв, ждал своей участи.

В то время в Москве шло формирование народного ополчения, и граф Петр
Иванович Салтыков объявил о решении за свой счет образовать конный полк из
десяти эскадронов. Для обмундирования полка граф решил избрать гусарскую
униформу и назвать его «Московским гусарским графа Салтыкова полком». С
прошением об этом он обратился к императору Александру I, и вскоре высочайшее
разрешение было получено. Однако после смерти графа, в декабре 1812 года,
последовало новое решение императора об объединении Московского ополченческого
гусарского полка с Иркутским драгунским. Новое подразделение сохранило гусарскую
униформу, столь милую сердцу московских волонтеров. Об особом происхождении
гусарского полка напоминал ополченческий крест на кивере с вензелем Александра I
вместо стандартной круглой кокарды.

Фактическое же объединение иркутских драгун и московских гусар в единое
воинское подразделение — Иркутский гусарский полк — произошло 30 июня 1813 года,
когда командир полка подполковник Антон Лукич Южаков рапортовал о прибытии на
службу трех штаб-офицеров, 21 обер-офицера и должного количества нижних чинов.
Так в одном полку объединились коренные сибиряки и московские добровольцы.

«Расточают девам чары, то — иркутские гусары!»

В полк принимали почти всех желающих. Прием воинов производился на следующих
правилах: «Лета от 20 до 45, не затрудняясь, если несколько старее или моложе,
имея в виду лишь силу телесную. Мера не назначается, лишь бы представляемый в
воины был не урод и не карла». Охваченные патриотическим порывом, в полк
вступали люди разного возраста и всех сословий: рядом с юнкером, итальянцем
22-летним Иосифом Пиони, стоял московский купец 3-й гильдии Лаврентий Богомолов,
а в соседнем эскадроне студенты Московской духовной академии Маслов и Спасский
соседствовали с 20-летним польским дворянином Живальским...

Пестрым был и офицерский состав полка. Рядом с опытными воинами, вышедшими из
отставки, гарцевали бывшие кандидаты Московского университета или переводчики
архива Министерства иностранных дел. Кто-то из них уже испытал воинскую службу и
не раз был в сражениях, как подполковник Дмитрий Мордвинов, служивший в элитном
гвардейском кавалергардском полку и носивший «в петлице» ордена Св. Анны 3-й
степени и Св. Владимира 4-й степени, а кто-то начинал свой путь с ноля, как
будущий российский дипломат и писатель Александр Грибоедов «20-ти лет, из
дворян, в службу корнетом из кандидатов императорского Московского университета
в формируемый графом Салтыковым гусарский полк определен».

Прибыв на место службы, он попал в компанию таких же «юных корнетов из лучших
дворянских фамилий — князя Голицына, графов Ефимовского и Толстого, Алябьева,
Шереметева, Ланского, братьев Шатиловых». Со многими из них Грибоедов состоял в
родстве. Именно об этом времени он писал впоследствии в письме к своему другу
Бегичеву: «Я в этой дружине всего побыл 4 месяца, а теперь 4-й год как не могу
попасть на путь истинный».

Вот и граф Николай Ильин, сын Толстой «из дворян, из статской службы, которой
состоял губернским секретарем был принят корнетом 28 дня июля 1812 г.
переводом... в формируемый графом Салтыковым полк». Интересен и воинский путь
отца великого русского писателя. Как свидетельствуют его письма к родителям,
будучи причислен к иркутским гусарам, Толстой получил назначение адъютантом к
генералу Горчакову и находился в походе с декабря 1812 года. Боевое крещение
Николай Ильич получил в апреле 1813 года в боях под Дрезденом, отличился в Битве
народов под Лейпцигом в ноябре 1813 г., был награжден орденом Владимира и чином
штабс-ротмистра. В ноябре 1813 г., по возвращении в свою часть из Петербурга,
куда он был послан курьером, у местечка Сент-Обен попал в плен и был освобожден
только в марте 1814 г. при взятии Парижа русскими войсками.

Освобождение Европы

Летом 1813 г. основные силы Иркутского гусарского полка квартировали в
Гродненской губернии у местечка Драчин. Но два его эскадрона были включены в
состав так называемой Польской армии и приняли участие в боевых действиях на
территории герцогства Варшавского, Шлезвига, королевства Саксония, Ганноверских
владений и в осаде Гамбурга. В этом походе приняли участие и иркутяне, вахмистры
Таюрский, Михалев, рядовой Харитонов. Не менее интересно сложилась судьба
резервного эскадрона Иркутского гусарского полка, который действовал в составе
русских войск на территории европейских государств, оккупированных Наполеоном.

В послужном списке штаб-офицера этого эскадрона, ротмистра Михаила Антоновича
Клинберга, указывается, что он участвовал: «декабря 27 в границах княжества
Варшавского, 1813 года в сражении при Калише и преследовании неприятельских
войск до реки Одры, марта 1 чрез Шлезвию в пределах Саксонии, апреля 19 и 20 в
сражении при Люцене, за которое награжден орденом Св. Анны 3-го класса, а с того
у прикрытия ретирады 28 в отряде у местечка Стольн, 29 при деревне Вейснег. 30
на ретираде к Бацене, мая 3 при Бацене в сражении, в июле через Богемию в
пределах Австрии, сентября 16 в Саксонии, октября 2, 4 и 6 в сражениях при
Лейпциге, 7 при занятии оного, с 9 при преследовании неприятельских войск,
ноября 9 чрез владения Вютенбергское, Баденское во Францию: в походе 1814 года,
февраля 15 в сражении при Бар-Сюр,19 у дер. Мобресель... 13 при форте
Фер-Шампенуаз и 18 при Париже. В сражениях при возвращении войск из Франции до
пределов России августа по 5-е число находился».

Такое еще раз осилит русский солдат спустя 130 лет, в 1941—1945 годах, пройдя
с боями от Бреста до Москвы, а затем развернувшись от Москвы и до Берлина.

Родная сторона

Многие воины-сибиряки из состава Иркутского гусарского полка после отставки
связали свою жизнь с родной стороной. Кто-то вернулся в свою деревеньку тихо
доживать свой век, кто-то вступил в статскую службу. Из офицеров свою жизнь с
далекой окраиной связал майор полка Александр Григорьевич Меретеев, герой
Бородинского сражения, за участие в котором был награжден почетной для младшего
офицера наградой — орденом Св. Анны 3-й степени. После отставки он меняет пышный
гусарский ментик и лихой гусарский загул на тихую и спокойную должность
городничего в сибирском городке Кузнецке. По словам земляков, несмотря на свой
почтенный возраст и уже далеко не прежнее здоровье (бравому гусару было более
восьмидесяти лет, сорок из которых он посвятил воинской службе), старик старался
держаться молодцом, рассказывая о тяжелых боях 1812 года, о взятии Парижа, о том
волнении, какое он испытал, командуя эскадроном личного конвоя императора
Александра I, когда тот победителем въезжал в столицу наполеоновской Франции —
Париж.

Вернулись в родное Приленье отставной прапорщик Иркутского гусарского полка
Иван Александрович Таюрский и рядовой Михаил Емельянович Харитонов. Их имена
сохранились в делах о награждении серебряной медалью в честь окончания войны
жителей Киренского уезда. Сохранился рассказ о том, что на могиле Таюрского был
выбит контур гусарского кивера, в котором доблестный герой прошел от Смоленска
до Гамбурга.

А Иркутский гусарский полк доблестно воевал в 1826—1829 гг. с турками. За
доблесть, проявленную в сражении под Кулевчей, был награжден серебряными трубами
с надписью: «За отличие при Кулевчей 30 мая 1829 года». В период реформирования
русской кавалерии был расформирован, чтобы вновь возродиться в 1895 г. в городке
Борисове под Минском и с честью пройти всю Первую мировую войну...

История иркутских драгунского и гусарского полков ярка и драматична. К
сожалению, в Иркутске нет памятного знака, перед которым мы могли бы поклониться
жителям Иркутской губернии, рядовым, унтер-офицерам и офицерам за их гражданский
и военный подвиг в Отечественной войне 1812 года.

Иркутский областной общественный фонд возрождения истории «Вернувшийся
полк» объявляет о начале акции по сбору средств на возведение и открытие в
октябре 2013 года в исторической части нашего города мемориала в честь жителей
Иркутской губернии, положивших свои жизни, судьбы и средства на алтарь победы в
Отечественной войне 1812 года. Открытие мемориала мы предлагаем приурочить к
200-летию Битвы народов под Лейпцигом, где союзные войска России, Пруссии,
Австрии и Швеции нанесли ощутимое поражение армии Наполеона. В сражении, в
котором и наши земляки лихим гусарским сабельным ударом надолго определили
будущее Европы...

Метки:
baikalpress_id:  24 892