Фотографировал Фиделя Кастро

Ветеран Борис Демьянович в 92 года написал книгу об Иркутске

«Я технарь, поэтому люблю все делать руками», — говорит иркутянин Борис Алексеевич Демьянович, начиная экскурсию по своей квартире, напоминающей настоящий музей. Первым делом он показывает макет родительского дома, созданный с удивительной исторической точностью; затем — модель яхты, на которой бороздил просторы Байкала. А потом разворачивает уникальную фотолетопись Иркутска — двадцать фотоальбомов с фотографиями города, от еще дореволюционного времени до наших дней. И, наконец, из старинного шкафа достает авторский экземпляр книги об Иркутске, которую он написал, к удивлению родных и знакомых, в 92 года. Сейчас Борису Алексеевичу Демьяновичу 97 лет. В шутку он называет себя молодым, что недалеко от правды, учитывая его достаточно крепкое здоровье.

Уникальный конструктор

Борис Алексеевич Демьянович — человек во всех смыслах уникальный. Пережил
смену политического строя, несколько эпох. По сути, он живая летопись Иркутска.
Рассказывать о своем детстве, студенческих годах в Томске, где он учился в
индустриальном институте, а также о том, каким Иркутск был до революции и в
советское время, он может часами. Но особенно его глаза загораются, когда речь
заходит о его работе конструктором на Иркутском заводе тяжелого машиностроения
имени Куйбышева. На этом предприятии он проработал почти сорок лет.

В отличие от бытующего мнения, что на заводах работают уставшие от рутины и
однообразного труда люди, Борис Алексеевич ходил на работу в прямом смысле как
на праздник. Любимое дело не оставляло его и после работы, когда он увлеченно
мастерил очередной мотоцикл, машину, лодку... Борис Демьянович создал первый в
Иркутске самодельный микроавтомобиль, первую амфибию, необычный садовый трактор,
яхту и еще массу разных транспортных средств.

— В 1957 году в журнале «Техника молодежи» инженер Лис описал свою
примитивную самодельную машинку. Помню, там еще такие юмористические картинки
были, что, дескать, ее можно на балконе хранить и через забор перекидывать. Она
была очень простой: две доски, велосипедные колеса, мотоциклетный мотор с
приводом и руль. Два моих сына — школьники — стали меня уговаривать сделать эту
самодельную машину. Я им говорил, что у нас уже есть своя машина — тогда,
кстати, у нас была «Победа», — но они не унимались. И я подумал — действительно,
чем они будут просто бегать на улице, лучше мы сделаем самодельную машину. А
поскольку я был конструктор, то сделал уже не такую примитивную машину, а самый
настоящий автомобиль. Ребятишки тогда и паять, и клепать научились.

Весь процесс творчества Борис Алексеевич запечатлел на фотопленку, а затем
создал фотоальбом, полностью посвященный изготовлению семейного автомобиля. По
его словам, в 50-е годы это была единственная машина в Иркутске с передним
приводом. После «Ласточки», как назвал Борис Алексеевич свой автомобиль, в
Иркутске началась мода на самодельные машины. Люди технического склада ума
начали устраивать даже своеобразные соревнования, кто смастерит лучший
автомобиль. Впрочем, Борис Демьянович, будучи человеком от природы
любознательным, был первопроходцем во всем. В те же годы он создал первую в
Иркутске амфибию. Это было что-то среднее между лодкой и автомобилем. По его
словам, хотелось сделать такую лодку, чтобы не везти ее к воде на машине, а
прямо на ней доезжать до Ангары. Несколько лет прохожие наблюдали забавную
картину, как лодка на колесах едет по центру города.

— Однажды меня остановили дружинники около памятника Ленину и спрашивают: «А
почему у вас лодка едет?» Я говорю: «Потому что это амфибия». Они говорят: «Так
разве так можно? А у вас права есть?» Я спрашиваю: «А какие вам права нужны? На
лодку у меня есть. На машину и мотоцикл — тоже», — рассказывает Борис
Алексеевич. Кроме того, для младшего сына он смастерил велороллер — в 50-е годы
таких детских транспортных средств пока не было, — а еще грузовой прицеп для
мотоцикла и садовый трактор. Борис Алексеевич считает, что любовь к техническому
творчеству передалась ему от отца. Еще в 1908 году его отец, Алексей Плакидович,
сделал первую в Иркутске моторную лодку.

Почетный даритель

Написать книгу об Иркутске Борису Алексеевичу предложила директор музея
истории города Ирина Терновая. К слову, Борис Алексеевич давно дружит с этим
музеем. В его фонды он передал массу документов, старинных вещей, фотографий. В
общей сложности фонд музея благодаря Борису Алексеевичу пополнился на семьсот
экспонатов, поэтому в музее Демьяновича называют почетным дарителем.

— Я коренной иркутянин и люблю родной город. Мне хотелось, чтобы в Музее
истории города Иркутска материал был именно того времени. А в книге я хотел
рассказать о старом Иркутске — о том городе, которого современные люди не знают.
В ней описание Иркутска дается через рассказ о моей жизни, ведь быт того времени
очень отличался от современного.

В книге «Записки иркутянина» Борис Алексеевич увлекательно и подробно
рассказывает о своем детстве, о периоде взросления, об Иркутске с 1916-го по
1942 год. Борис Демьянович родился за год до революции в интеллигентной
иркутской семье. Его отец, Алексей Плакидович, после окончания духовной академии
в Санкт-Петербурге работал преподавателем истории, латинского и греческого
языков в Иркутской духовной семинарии. Мать, Лидия Федоровна, была дочерью
Федора Геннадьевича Ширяева — правителя дел Восточно-Сибирского отдела Русского
географического общества. Лидия Федоровна окончила женскую гимназию Григорьевой
и училась на Бестужевских курсах в Санкт-Петербурге.

По словам Бориса Алексеевича, Иркутск начала двадцатого века кардинально
отличался от Иркутска современного: обилие храмов, повозки и кареты, понтонный
мост через Ангару, мало зелени и зданий...

— Помню, в те годы зимой часто случались наводнения, — вспоминает иркутский
долгожитель. — Ангара замерзала, а плотины же тогда не было, и ледяная каша,
которую называли шугой, наплывала на Иркутск. Не помогал даже снежный вал,
специально заранее созданный для сдерживания потока. Ледяная вода заливала
Иркутск примерно по колено. В основном страдали прибрежные районы. Это было
настоящее стихийное бедствие. Иркутский старожил много интересного может
рассказать и о традициях, атмосфере старого Иркутска. В 20-е годы, по его
словам, по городу ходили настоящие двугорбые верблюды, которые тянули армейские
фуры с продовольствием.

Он вспоминает еще один любопытный факт. В 1930-x годах на месте памятника
Ленину на одноименной улице стояла кирха, а напротив нее на обочине дороги ждали
своих пассажиров извозчики. Чтобы с пользой скоротать время, они играли в шашки
на доске, выбитой на высоком песчаном камне. Шашками служили кусочки гальки и
кирпича.

— К сожалению, ужасный след оставили сталинские репрессии. До 37-го года люди
верили друг другу, общались, делились своими мыслями, а после трагических
событий стали друг друга бояться, потому что любую неудачную фразу мог услышать
какой-нибудь стукач. Помню, ночью, когда весь дом спал, с улицы раздавался звук
машины — а автомобилей тогда было мало, — вы знаете, буквально все просыпались и
находились в состоянии страха. И если машина останавливалась около подъезда — ну
все, значит за кем-то приехали. Приезжали обычно черные воронки. После 37-го
года общение между людьми было потеряно безвозвратно.

По словам Бориса Алексеевича, город был очень культурным, а интеллигенция —
элитной. Демьянович, к примеру, помнит те времена, когда в Иркутске была своя
опера. В здании нынешнего драмтеатра шли оперные спектакли, и мальчишкой он
частенько бывал там. Сегодня трудно представить, чтобы современные дети с
увлечением слушали оперу. А в то время, когда не было телевидения, Интернета, на
первом месте из зрелищных искусств был театр. Борис Алексеевич говорит, что его
мама перед спектаклем рассказывала ему сюжет оперы и наигрывала мелодию на
пианино.

Всю свою долгую жизнь Борис Алексеевич вел фотодневник. В 70-е годы приятель
подарил ему сорок фотографий старого, дореволюционного Иркутска. Борис
Алексеевич решил сфотографировать те места, что запечатлены на снимках начала
двадцатого века, чтобы посмотреть, насколько изменился родной город. Увлечение
фотосъемкой так затянуло, что в объектив фотокамеры стали попадать не только
здания, храмы и скверы, но и самые эпохальные моменты жизни города: грандиозные
стройки, яркие политические и культурные события, приезд известных политиков...
Например, в одном из альбомов есть фотография Фиделя Кастро, который приезжал в
Иркутск в 1963 году. Так появилась своеобразная фотолетопись Иркутска с
советских времен до наших дней.

Долгожитель

К своему возрасту Борис Алексеевич относится с юмором, любит шутить на эту
тему. Рассказывает забавный случай:

— Моя семилетняя праправнучка, разговаривая с отцом, однажды спросила его:
«Папа, а динозавры давно жили? Ты их видел?» Отец отвечает: «Динозавры жили
очень давно, и я их не видел». Праправнучка говорит: «А деда Боря, наверно,
видел». Вот такое у детей восприятие времени и меня, — говорит иркутский
долгожитель. Журналисты часто спрашивают Бориса Алексеевича о секретах
долголетия. Оглядываясь назад, он говорит, что жизнь была непростой — пережил
три голодовки: в Гражданскую войну, в тридцатые годы и в Великую Отечественную.
Поэтому он не согласен с бытующим мнением, что легкая, беспечная жизнь, без
потрясений и стрессов, а также хорошее питание — залог долгой и счастливой
жизни. Пожалуй, одна из причин долголетия — отсутствие вредных привычек. Борис
Алексеевич никогда не курил, да и выпивал только по праздникам. Но главный
секрет, по его словам, в том, что он всю жизнь занимался любимым делом.

— Я прожил счастливую жизнь, потому что всегда любил то, что делал. Любил
свою работу, — говорит Борис Алексеевич. — На завод ходил с удовольствием.
Чертил деталь и думал, как ее лучше расположить, как лучше всего
сконструировать. Всегда был чем-то занят, даже в гости не любил ходить — жалко
было тратить время на разговоры. Кстати, есть еще один секрет долголетия: я
никогда не делал зарядку, но всегда была серьезная физическая нагрузка — я же
делал машины, трактора, путешествовал, на яхте избороздил весь Байкал. Так что
мой совет прост: несмотря ни на что, занимайтесь любимым делом, и, возможно,
жизнь у вас будет долгой и счастливой.

Загрузка...