«Немыслимой отваги летуны»

Некоторые факты о первых иркутских летчиках и их полетах

После Русско-японской войны в Иркутске расквартировали 2-й Восточно-Сибирский воздухоплавательный батальон (18 офицеров и 677 нижних чинов). На вооружении — привязные и змейковые аэростаты, воздушные шары. В один из полетов на шаре — 9 сентября 1907 года — военные взяли с собой директора метеообсерватории Аркадия Вознесенского. Благодаря его фотографиям мы сегодня можем видеть, каким был Иркутск с птичьей высоты.

Но те воздухоплаватели — еще не военные летчики: царский указ о создании
Российских ВВС выйдет только в 1912 году. А вот первый летчик, поднявший
аэроплан в небо Иркутска, к этому имеет прямое отношение. 17, 20, 22, 28 и 29
июля 1911 года авиатор-гастролер Яков Седов летал на «Фармане» в районе нашего
ипподрома. Известно, что тогда Иркутский отдел Всероссийского аэроклуба вручил
Седову диплом. Таким образом, Седов стал первым иркутским дипломированным
авиатором...

А в октябре 1912 года Черногория, Сербия, Греция и Болгария объявили войну
Турции. Братья-славяне обратились за помощью к России, но она по политическим
причинам не смогла послать регулярные войска. Тогда за дело частным образом
взялись русские авиаторы. Капиталист Щетинин, сам заядлый авиатор, на своем
заводе «Первое Российское товарищество воздухоплавания» изготовил пять
«Фарманов».

Гражданские летчики Евсюков, Колчин, Седов, Костин, Агафонов с мотористами
составили первый в истории авиации боевой отряд. Прибыв на Балканы с аэропланами
и запчастями, они бросали сверху бомбы и листовки, обстреливали и
фотографировали вражеские позиции. Всех героев Болгария наградила орденом «За
военные заслуги с мечами и короной».

По возвращении летунов их принял шеф авиаторов — великий князь Александр
Михайлович. Седову был вручен серебряный знак «За особые заслуги в деле развития
русской авиации». Далее он служил летчиком-испытателем на заводе Щетинина, а
после тяжелой аварии в 1923 году оставил летную карьеру. В годы Великой
Отечественной войны с авиазаводом эвакуировался в Новосибирск, а скончался Яков
Иванович Седов-Серов в Ленинграде в 1964 году. Ему было 85 лет... В фондах
Иркутского университета мне удалось обнаружить журнал «Воздухоплаватель», ранее
принадлежавший библиотеке Иркутского отдела Императорского всероссийского
аэроклуба. В № 11 за 1911 год читаем: «Телеграф принес печальное известие о
гибели в городе Ельце русского авиатора штабс-капитана в запасе Мстислава
Максимовича Золотухина. Авиатор во время спуска на «Блерио» с незначительной
высоты вылетел из аппарата, который всей тяжестью придавил его. М.М.Золотухин,
промучившись несколько часов от тяжких повреждений всего тела, скончался».

Какой-то злой рок преследовал этого летчика. Еще в 1910 году, с декабря, он
начал обучаться воздухоплаванию. Первые его попытки научиться летать были
сделаны в авиационной школе Севастопольского аэроклуба, где он вдребезги разбил
аппарат «Блерио», но сам остался невредим.

Но эта катастрофа не уменьшила стремлений Золотухина к воздухоплаванию. Он
даже начал строить аппарат собственной конструкции. Нашелся в Царицыне миллионер
Воронин, который приобрел для Золотухина новый «Блерио». Снова на нем стал
учиться летать Золотухин. И этот «Блерио» был разбит при падении авиатора,
каким-то чудом снова уцелевшего.

Золотухин перекочевал в Петербург и стал учиться летать на «Фармане».
Наконец-то давно желанная его мечта сбылась. 9 августа он вместе с госпожой
Зверевой сдал пилотский экзамен. Получив диплом, он отправился в Елец, где,
совершая полеты, и погиб на роковом для него «Блерио».

Совет Всероссийского аэроклуба постановил принять на себя все расходы по
погребению погибшего в Ельце летчика, штабс-капитана Золотухина. Вдове покойного
будет выдано пособие из фонда воспомоществования семействам погибших
воздухоплавателей». Вы спросите: и какое же отношение этот человек имеет к
нашему городу? Оказывается, прямое: Мстислав Максимович Золотухин родился в
Иркутске в 1871 году, здесь вырос и окончил курс юнкерского училища. Разумеется,
теперь неимоверно трудно отыскать потомков нашего земляка. По крайней мере,
известно, что он оставил вдову, а возможно, и детей. В любом случае архивная
работа будет продолжена...

В заметке упоминается Лидия Виссарионовна Зверева — третья по счету
дипломированная российская авиатрисса (первыми были госпожа Галанчикова и
княгиня Шаховская). Здесь уместно напомнить: первым человеком, поднявшимся в
иркутское небо, тоже была дама: 24 сентября 1906 года некто Коронтенкова на
воздушном шаре перелетела из Интендантского сада (ныне район автовокзала) к
Знаменскому монастырю...

А в том же выпуске журнала «Воздухоплаватель» всерьез ставится вопрос, может
ли летчик быть женатым. При этом автор категорически заявляет: «Я думаю, что
нравственно женатые люди не могут летать. Это отлично поняли немцы, разрешающие
поступать в авиационные школы только холостым. Упал бедняга Матыевич. Несмотря
на это, на другой же день все спокойно летали, а вот вид жены действует тяжело.
За что страдают они? Каждый полет — волнение. Дома жена мучается, вернется ли
муж целым и невредимым.

Несомненно, это же волнение передается и мужу, а при таких условиях летать,
конечно, не так легко. Ну и представьте себе, что жене по ее состоянию нельзя
волноваться. Как тогда быть мужу? Неужели ему в это время не летать? А летать
он, опять-таки повторяю, не имеет нравственного права. Лучший выход — не
допускать в авиационные школы женатых.

Трудно загадывать вперед, как в дальнейшем сложится обстановка. Но, конечно,
холостой летчик может с меньшим нравственным напряжением отдать себя любимому
делу. Теперь, слава богу, желающих очень много, и нам кажется, что, отбирая в
школу только холостых, этим принесут делу только несомненную
пользу».

Метки:
baikalpress_id:  17 269