Мэр Усолья Евгений Кустос сядет на десять лет

Чиновника обвиняли сразу по нескольким статьям Уголовного кодекса

Вчера состоялось оглашение судебного приговора по делу бывшего мэра, бывшего депутата, а затем бывшего сити-менеджера Усолья-Сибирского Евгения Кустоса, обвиняемого в нескольких преступлениях, в том числе организации заказного убийства своего бывшего конкурента — директора местной компании «Молоко». 26 октября Кустос обратился к областному суду и попросил правосудие о «разумном» сроке — обвинение попросило для него14 лет лишения свободы. Вчера, 31 октября, суд принял решение о десяти годах и одном месяце лишения свободы с отбыванием этого срока в колонии строгого режима.

Напомним, дело на Евгения Кустоса было возбуждено Следственным управлением
Следственного комитета РФ по Иркутской области еще в январе 2011 года — по факту
злоупотребления должностными полномочиями. Оно было объединено в одно
производство с еще двумя делами, обвиняемым по которым выступил тот же Кустос.
Во-первых, в подстрекательстве на убийство усольского бизнесмена Игоря
Востренкова в 2002 году, а во-вторых, в вымогательстве. Евгений Кустос был
задержан в июне 2011 года в Иркутске. Позже к этому составу прибавилась статья
за незаконное хранение огнестрельного оружия.

Вместе с Кустосом по закону ответил за противоправные действия генеральный
директор МУП «Водоканал» Владимир Долганов. За злоупотребление служебными
полномочиями ему назначен штраф в 100 тысяч рублей.

Оппоненты

Со своим бывшим соперником на выборах 2002 года Евгений Кустос не ладил из-за
громкой критики оппонента. Они оба принимали участие в предвыборной мэрской
гонке. Игорь Востренков, генеральный директор местного предприятия «Молоко»,
много занимался благотворительностью и был популярен в городе. Он активно
критиковал Кустоса перед общественностью, неблаговидно описывал его общим
знакомым. Тот отвечал ему тем же.

В Усолье давно и хорошо знали Кустоса. Он служил мэром с 1998 года, репутацию
имел очень неоднозначную. Поэтому критика во время предвыборной кампании,
особенно исходившая из уст главного конкурента, могла ему сильно повредить. Но,
как показали события, не повредила: административный ресурс сыграл свою роль,
Кустос был вновь избран мэром. После того как гонка закончилась и Евгений Кустос
победил, он решил избавиться от вредного недоброжелателя, который готов был
компрометировать его и дальше.

Когда-то, еще в девяностых, Евгений Кустос работал в Усолье сначала в
райотделе в должности участкового, потом стал адвокатом — по образованию он
юрист со специализацией по уголовным делам. В те времена был в городе
авторитетный в определенных кругах человек по фамилии Белодедов. Кустос защищал
его людей, и между юристом и человеком криминальной судьбы сложились тесные
дружеские отношения. Кустос и Белодедов вместе охотились, помогали друг другу.
Когда Кустос стал мэром, он не забыл товарища.

Главный свидетель

Когда на горизонте появился Востренков, мэр стал жаловаться
приятелю-авторитету на этого надоеду. Тот предполагал, что вспыльчивый по
характеру Кустос, прошедший Афганистан, просто нервничает. Но вскоре мэр
предложил убить Востренкова. Авторитет не сильно удивился. Только сказал сразу,
что сам грязную работу выполнять не станет, но есть на примете человечек.
Обговорили цену. Из 150 000 рублей, которые запросил Белодедов, 50 тысяч он
предполагал отдать исполнителю, остальное забрать себе.

Для убийства он нашел подходящего человечка, промышлявшего криминальной
мелочевкой и собиравшегося уехать из города. Этому человеку по фамилии Драков он
дал пистолет и пообещал 50 тысяч. Был оговорен план преступления. Сам Белодедов
уехал на охоту. Драков побоялся идти на убийство один и, не ставя в известность
заказчика, попросил знакомого по фамилии Кривоносов составить ему компанию. За
компанию обещал 25 тысяч. Когда Драков и Кривоносов подошли к нужному дому и
Кривоносов достал пистолет, их скрутили сотрудники полиции — незадачливые
наемники уже были в оперативной разработке. Белодедова задержали после его
возвращения с охоты.

В 2003 году приговором суда присяжных все трое были признаны виновными и сели
на приличные сроки. Сергей Драков первоначально дал показания против Кустоса. Но
в дальнейшем, после того как его в колонии на территории Украины навестил
адвокат усольского мэра, отказался от беседы со следователем.

Долгое время Белодедов, которому дали 11 лет, не называл имени Евгения
Кустоса, молчал как рыба, не давал показания. Белодедов предполагал, что Кустос
поможет ему получить условно-досрочное освобождение, а его семье, пока он сидит,
поможет материально. Помощь была — жене сидельца на рынке, подвластном Кустосу,
были выделены две торговые точки для торговли китайскими товарами. На деньги от
торговли и жила его семья.

Однажды Кустос приезжал в колонию в Усть-Кут, где сидел Белодедов, с
дружеским визитом. Для этого он оформил служебную командировку — якобы с тем,
чтобы ознакомиться с деятельностью администрации Усть-Кута.

Позже Кустос помог товарищу перевестись в колонию поближе к семье — в
Иркутск, потом в Ангарск. Но обещания об условно-досрочном освобождении не
сдержал.

Отсидев шесть лет, авторитет показания против Кустоса дал, надеясь на
сокращение срока, не желая умереть в тюрьме, ссылаясь на опухоль сердца и на
детей, которым на старости лет хотел бы хоть как-то помочь.

Свиньи и бетон

Второй эпизод, который рассматривался в суде, очень ясно характеризует
Евгения Кустоса как управленца: это личная разборка Кустоса — как полагает
следствие, ради наживы — с руководством предприятия, держащего свиноферму.
Предприятие в результате этой разборки потерпело большие убытки. Собственно, по
этому эпизоду можно понять, как делал дела бывший мэр.

В бытность его мэром — а он управлял городом целых восемь лет — у него было
очень много противников. В конце мэрства недоброжелателей было куда больше, чем
сторонников. Но он долго держал город в железном кулаке. С его властью пытались
бороться (особенно активно на этом поприще показали себя коммунисты),
предоставляя письма и документы о противоправной деятельности мэра в разные
инстанции. Долгое время это не имело никакого эффекта, несмотря даже на то, что
и во властных областных структурах его не поддерживали, обвиняли в выгодной
приватизации ряда муниципальных предприятии, в банкротстве Усольехимпрома и так
далее.

Дело, которое докатилось-таки до суда, касалось племенной свинофермы,
располагающейся на территории района. Фирма «Алексис», которая занималась
мясопереработкой, еще в 1999 году захотела создать племенное хозяйство по
разведению свиней. Руководство пригласило немецких специалистов, совместно все
рассчитали. На тот момент такое сельхозпредприятие оказалось неподъемным. Но
через шесть лет, когда заработал национальный проект развития агропромышленного
комплекса, руководство оформило кредиты на льготных условиях, на эти деньги
отстроили ферму, в Усольский район завезли племенных свиней. Учрежденное (для
минимизации налогов) хозяйство назвали ООО «Нечаевское». В 2007 году между ООО
«Алексис» и предприятием «Усолье», которым руководил сын Евгения Кустоса, был
заключен договор на поставку бетона. Мясопереработчики были должны за бетон
около полутора миллионов.

Электрическая блокада

В мае 2009 года Кустос-младший обратился к генеральному директору ООО
«Алексис» с невыгодным предложением: продать железнодорожный тупик,
принадлежащий ООО, в счет долга. Тупик оценивался в пять миллионов. Руководство
фирмы сначала согласилось на сделку, но потом погасило долг за бетон и
передумало. Тогда в дело вступил Кустос-старший, который в то время был избран в
думу. Он приехал к руководству фирмы и устроил разборки, обещая экономическую
блокаду.

Результаты разборок его не удовлетворили. И в декабре 2009 года он приказал
Владимиру Долганову, директору предприятия «Водоканал», которое ведает в том
числе электричеством и принадлежит городу, отключить ООО «Нечаевское» от
электропитания. Для полностью автоматизированного свиноводческого комплекса это
ужасная кара: автоматизированы подача кормов, вентиляция, отопление помещений, а
биологический материал для осеменения — основа племенного хозяйства — хранится в
холодильных установках. Руководство фирмы, узнав о том, что «Водоканал»
планирует отключить ферму на новогодние праздники, когда никого там не будет,
стало бить во все колокола; тревожные письма полетели во все инстанции.

Но все тщетно, переговоры с «Водоканалом» ни к чему не привели, директор
этого предприятия находился в полном подчинении Кустосу. Электроэнергия, хоть и
позже, летом 2010 года, но все же была отключена на три месяца — под предлогом
того, что на ферме «неправильное» оборудование и его надо отремонтировать. Ферма
понесла большие убытки. Производство было приостановлено, большое количество
свиней погибло, часть свиноматок пришлось забить.

Многие предприниматели, которые вели бизнес в Усолье-Сибирском, до последнего
времени находились под жестким контролем бывшего мэра и депутата, который, по
свидетельству местных бизнесменов, подминал под себя весь бизнес и боролся с
непокорными. Теперь, возможно, бизнесмены в Усолье почувствуют себя лучше.
Главный «бизнесмен» Усолья Евгений Кустос признан виновным в совершении
преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 33, ч. 3 ст. 30, ч. 2 ст. 105 УК РФ
(организация покушения на убийство), ч. 1 ст. 286 УК РФ (превышение должностных
полномочий), ч. 1 ст. 222 УК РФ (незаконное приобретение, перевозка и хранение
боеприпасов). Приговорен к 10 годам и 1 месяцу колонии строго
режима.

Метки:
baikalpress_id:  24 845