Заморская без моря

В деревушке страдают от недостатка воды и медицинской помощи

Деревня Заморская, что в Черемховском районе, привлекает внимание своим красивым, прямо-таки сказочным названием. Хочется верить, что сразу за ней раскинулось широкое море, где ходят большие корабли. Однако на деле все оказалось совсем не так. Более того, как с горькой улыбкой уверяют местные жители, воды-то у них как раз и не хватает. Для того чтобы запастись питьевой водой, селянам приходится ездить в соседние деревни. В колодцах, которые есть в Заморской, вода слишком соленая и грязная, поэтому годится она только для полива огородов. «Вот так и живем», — разводят руками жители Заморской.

На каждый дом по малому дитяти

Небольшая и малоприметная деревушка стоит особняком недалеко от Московского
тракта. Пара длинных улиц с небольшими проулками — вот и все селение.
Деревянная, одноэтажная, старинной постройки школа стоит отдельно от жилых
домов. В теплом и уютном здании корпят над учебниками девять школьников.

— У нас два класса — третий и четвертый; еще в двух классах в этом году
обучаются в средней школе деревни Алехино, — говорит Валентина Галкина, учитель
начальных классов.

Тем не менее, несмотря на такое малое количество учащихся, в деревне немало
многодетных семей. Как подсчитали жители, на 43 двора приходится 43 маленьких
ребенка. Пожилых же в Заморской осталось всего семь человек.

Почему деревня получила такое красивое название, местные жители не знают, но
предполагают, что ей больше 100 лет. В старое время здесь жило много семей
Авдеенко, Брюхановых, Лобановых. Возможно, именно они стали первыми жителями. До
50-х годов в селении было всего несколько изб, а после сразу отстроились две
улицы — Красногорская и Мира. Связано это было с появлением коллективного
хозяйства — колхоза «Сибирь», а затем совхоза «Черемховский». Центральное
отделение располагалось в Алехино, здесь находилось одно из подразделений.

При крепком хозяйстве были построены большой каменный гараж, конный двор,
свинофермы. Всего держали порядка 800 голов крупного рогатого скота, около
сорока лошадей, количество свиней исчислялось сотнями. Для нужд населения
открыли фельдшерско-акушерский пункт, детский сад, общественную баню. В так
называемой подеревочной мастерили колеса, ремонтировали телеги и изготавливали
все для хозяйства.

Однако даже в лучшие годы деревня была небольшой, всего около 160 жителей. В
90-х годах хозяйство перевели сначала в Алехино, затем в Зерновое. Люди остались
без работы, многие от безысходности стали налегать на горькую. Сегодня часть
населения трудится на фермах в соседних деревнях, устроившись доярками,
скотниками, трактористами и комбайнерами. Другая мужская часть отправляется на
вахты. Тем не менее, несмотря на развал совхоза, поля вокруг Заморской не
остались заброшенными, каждый год они разрабатываются и засеиваются зерновыми.

От работы никто не отлынивал

О прежних временах любит вспоминать Галина Лобанова, одна из старейших
жительниц Заморской. Еще в 50-е годы она вместе с мужем переехала в эту деревню
из Среднего Булая. В местной конторе она долгое время проработала бухгалтером и
параллельно трудилась в клубе. До сих пор Галина Ивановна полна энергии и задора
— если душа просит, может и спеть. Больше всего бабушка вспоминает даже не свои
трудовые годы, а детство, пропитанное войной. Как рассказывает Галина Лобанова,
она родилась в большой семье, где было 11 детей. Сейчас остались в живых только
она и младший брат Борис.

— Довоенные годы я знаю только по рассказам мамы, а послевоенные помню
отчетливо. Сильно мы в ту пору голодали: ели крапиву, лебеду. Мама всю войну
держала корову и все время говорила, что, если бы не наша кормилица, не смогла
бы она нас всех сберечь. Папа и три брата ушли на фронт. Старший, Александр, без
вести пропал. До сих пор не знаем, жив он или погиб. Мама его никогда не
забывала, до самой своей смерти часто сидела у порога и плакала. Все ждала его.
Я хотела обратиться в поисковую группу или через «Жди меня» попробовать его
отыскать, может кто-то помнит его, — вспоминает с грустью Галина Ивановна. — Наш
тятя, как мы папу всегда называли, и два брата вернулись. Мы их письма в войну
при лампе керосиновой читали, потому что света не было. Садились кружком и
слушали. Когда тятя возвращался домой, он все переживал, что мы умерли.

Перед отправкой на японскую войну, когда вагон остановился на станции
Половинке, он успел забежать домой, а мы в то время все с тифом лежали. Он потом
маме в письмах писал: «Мать, напиши правду, кто из детей живой». Ему не
верилось, что мы все выжили, поэтому, когда с фронта приехал, сразу побоялся
войти в дом, пошел к другу, а мама товарища сразу к нам побежала. Все старшие и
мама к ним убежали, а мы с братом на печи остались. Брат взял своего кота и
кричал ему: «Котик, наш тятя вернулся!»

После войны было очень тяжелое время. Братья и сестры работали на тракторах,
хлеб возили на конях. В то время все дворы нещадно обкладывали налогами: с
каждой семьи нужно было сдать определенное количество яиц, шерсти, масла. На
собственную долю оставалось совсем мало, поэтому и выживали как могли. Младший
брат от голода обезножел.

— Несмотря на те страшные годы, мы жили все дружно. Сначала ютились в
маленькой земляной избушке, затем стали строиться. Папа был подеревщиком — делал
стулья, комоды, шкафы, лавки и др. Братья со временем отделились, женились, себе
дома выстроили, — говорит Галина Лобанова. — У меня с мужем трое детей родилось.
Жили здесь, в Заморской. Я работала в совхозе. Трудились все сплоченно, никто от
работы не отлынивал. Сейчас нас, пожилых, осталось совсем немного, но видимся.
Сын живет рядом, работает механизатором; дочь в селе Голуметь преподает, а
вторая дочь трудится на железной дороге. Я счастлива, что дети выросли
работящие, хорошие. У меня много племянников. На большие праздники собираемся
вместе, хорошо живем, весело и дружно.

Одни парни на селе

Проблемы населения Заморской схожи с бедами других маленьких деревень. Два
года назад здесь закрыли ФАП, теперь за медицинской помощью люди вынуждены
обращаться в соседние поселки. Жители просили помощи в администрации
Черемховского района и в муниципальном образовании «Алехино», к которому селение
относится, однако пока вопрос так и не удалось решить. Свой фельдшер в деревне
есть, и здание имеется, вот только до сих пор оно пустует. Требуется чье-то
волевое решение, чтобы ФАП получил новую жизнь.

— Нет у нас и подвоза воды. Мы только зовемся Заморской, а на самом деле у
нас сухостой, — говорят жители. — Питьевой воды совсем нет. У кого есть
транспорт, те ездят в соседнюю деревню Паршевниково, в четырех километрах
отсюда. У некоторых имеются колодцы, но использовать эту воду в пищу невозможно
— слишком соленая, ею только грядки поливать.

Разбитая дорога, отсутствие освещения — также злободневные проблемы, которые
никак не решаются. Жители ропщут, что перед каждыми выборами им обещают
отремонтировать проезжую часть, однако дело так и не сдвинулось с мертвой точки.
Вот и приходится им жить, как и прежде: преодолевать трудности и выживать за
счет подсобного хозяйства.

В середине Заморской располагается здание Дома культуры. Правда, к нашему
приезду он был на замке. Два месяца назад здесь сменился директор. Сейчас
культурная жизнь деревни в руках молодого, энергичного парня. Как признается
Владислав Андрюхин, пока есть только планы и наметки, что можно организовать.

— Была мечта создать свою команду КВН, но молодежь на это предложение
откликнулась вяло, особого желания ни у кого не возникло. На выходных проводим
дискотеки. Одну часть клуба оборудовали под спортзал: установили боксерскую
грушу, снаряды, брусья, турники — все, что имелось в наличии у местной молодежи,
несли сюда. У нас в деревне в основном парни, девушек практически нет. Возможно,
поэтому и тяжело организовать какие-то праздники, — говорит Владислав.

Единственное мероприятие, которое удалось провести в Заморской в этом году, —
День села. Были организованы праздничный концерт, конкурсы, песни и танцы под
гармонь.

Пожилые до сих пор вспоминают, как весело жили раньше. При клубе работала
школа музыкантов, был струнный оркестр. С концертами ездили по соседним
селениям, а на танцах отплясывали так, что пыль столбом стояла. Пели и плясали
под гармошку и баян.

Метки:
baikalpress_id:  17 267