Все сначала

Война Ольги Чаловой с опекой продолжается

Все круги бюрократического ада — опять, с самого начала — вынуждена проходить Ольга Чалова, которая уже четыре года пытается забрать из детского дома своих внуков. Неравная борьба с чиновниками, которая не утихает уже несколько лет, приводит ее семью в состояние затяжной депрессии: внуки Ольги Чаловой хотят домой и не понимают, за что их держат в сиротском приюте. Старшая внучка, умница Оля, которая еще недавно хотела стать экономистом, теперь готовит себя к юридической деятельности, чтобы, когда вырастет, засудить чиновников органов опеки за то, что лишили ее нормального детства.

— Все сначала... А что делать? — говорит Ольга и достает самый первый
документ, опираясь на который опекунские и судебные органы лишили ее внуков
детства.

Это акт обследования условий жизни детей, который был составлен после того,
как в отсутствие Ольги к ней домой нагрянули сотрудники опеки.

В акте говорится о том, что у детей отсутствуют условия, необходимые для
нормального развития и воспитания. Базовый уход, обеспечение основных
потребностей в пище, соблюдении личной гигиены опекуном якобы не осуществляются.
Данные обстоятельства были расценены органом опеки и попечительства как
представляющие реальную угрозу жизни и здоровью детей. Ребятишек изъяли и
поместили в детские дома. Самая младшая девочка была увезена в дом ребенка в
Слюдянку, откуда ее отдали на усыновление в Москву. Ольга много раз судилась.
Последнее решение суда было не в ее пользу. Теперь она подает заявление в
Верховный суд РФ, с тем чтобы оспорить решение местного суда и в который раз
попробовать отсудить детей.

Нам удалось найти двух женщин, которые должны были выступить свидетельницами
по делу детей Чаловых со стороны Ольги. Однако их показания суду не
понадобились.

Инна Князева, бывшая работодательница Ольги, владела магазином детской
одежды, где та работала продавцом, и сейчас готова подтвердить, что внуки Ольги
были в надежных руках.

— Я приезжала к ней, когда она только-только забрала внучат от своей дочери.
Младшая девочка была в ужасном состоянии — хуже чем в концлагере. Такого я
никогда не видела. Она младшую внучку все по больницам таскала, откромила ее. Да
и старшие дети стали на людей похожи. Она очень хорошо ухаживала за детьми.
Постоянно покупала для них одежду, пазлы, кубики всякие, головоломки... Вторая
свидетельница, Анна Климова, подруга Ольги, говорит о том, что она привозила из
деревни продукты для ребятишек Ольги Чаловой. Она также утверждает, что Ольга
буквально выходила детей и прилагала все усилия к тому, чтобы они росли
здоровыми и адекватными. Она была в суде и готова была дать показания — у нее на
руках была повестка. Но почему-то ее не вызвали в зал заседаний. Еще один
свидетель и непосредственный участник событий — Ольга Яшина. Девочка, которая
сейчас проживает в детском доме, очень надеется, что скоро ее оттуда выпустят к
бабушке. Цепкая детская память очень хорошо удержала события того дня, когда их
забирали. — Я встала, надела халат и пошла играть в компьютер. Потом стала
убирать в комнате — Полина игрушки раскидала. Я еще не до конца убралась, как
приехали тетеньки из опекунского совета. Стали ходить, везде шарить. В
холодильнике смотрели.

— А что было в холодильнике?

— Суп, котлеты стояли, горошек, кукуруза, колбаса, творог со сметаной... А
потом тетенька сказала: «Одевайтесь». Оля говорит, что тетеньки пообещали ей,
что Полину, которую увезли в больницу, в три года переведут в тот же детский
дом, где будут Оля и братья.

— Время прошло. И я один раз пошла к соцпедагогу в детдом и сказала, что моей
сестре уже три года. Мне показали справку, что она отдана под опеку. А потом
сказали, что ее удочерили.

— До того как тебя забрали от бабушки, ты училась в гимназии. Тебя устраивает
уровень образования в школе, которую ты посещаешь сейчас?

— Он гораздо ниже. Я с детского сада английский изучала — бабушка меня
определила на курсы. В гимназии хорошо его учила, а сейчас стала забывать. Здесь
начальный уровень.

— А как учатся и чувствуют себя твои братья?

— Никита стал срываться. Сильный стресс у него, плачет. Учится плохо. Илью
бабушка научила считать, буквам. А здесь плохо ему. Он три раза лежал в
психушке. Стал психованный. В сентябре вообще стал неуправляемым. Я спускалась к
нему и сидела с ним все уроки. Маленького Илью, рассказала Ольга Чалова, скоро
переведут в Тельму во вспомогательную школу — из-за проблем с поведением. —
Разбивают семью. Все делают для того, чтобы довести начатое до
конца...

Метки:
baikalpress_id:  17 241
Загрузка...