Мировая бабушка

Две недели назад иркутянка отметила 101-й день рождения

Доброжелательная, улыбчивая и обаятельная, она с упоением читает газеты и следит за светской хроникой. Любит хорошие книги, кремы и парфюмерию. Словом, в 101 год иркутянка Айша Абубекаровна не теряет бодрости и присутствия духа — выходит на прогулки, ездит на дачу, не пропускает любимые телепрограммы, а вспоминая прошлое, и сама удивляется: «Сколько лет позади, сколько событий!..»

Старый Иркутск

— Бабушка у нас мировая. Всегда милая и приветливая, всегда в хорошем
расположении духа. Читает газеты, интересуется новостями, любит хорошую
литературу. И всегда нам есть что обсудить, всегда нам есть о чем поболтать, —
рассказывает правнучка именинницы, Дина. — Конечно, возраст, прямо скажем,
солидный. И все же держится браво, она у нас молодец.

Сама же именинница, сидя за столом, угощает нас фирменным татарским
чак-чаком.

— Даже и не знаю, что рассказать. За сто-то с лишним лет столько всего
было...

Вот так, за чашкой чая с восточными сладостями, мы и разговорились с Айшой
Абубекаровной, одной из старейших жительниц города. За окнами шумел современный
Иркутск. Ну а мы вспоминали об ушедшей эпохе.

— Да, я помню еще тот, старый Иркутск. Город провинциальный, шумный,
купеческий. С дощатыми тротуарами и с Александровским садом, с конными повозками
и телегами...

Дата рождения 00.00.1911

В далекую Сибирь семья Янгуразовых — мама, папа и пятилетняя Айша — приехала
незадолго до революции. Прибыли из центральной части России.

— В Сибирь нас позвала родная папина сестра, уже успевшая обосноваться в
Иркутске. Тогда, в эпоху волнений и перемен, многие уезжали туда, где спокойнее.

Кстати, точная дата рождения Айши долгое время была неизвестна. — Вот
посмотрите, как интересно, — говорит одна из внучек, показывая нам бабушкин
паспорт: в нем в графе «Дата рождения» значится 00.00.1911.

— Уже позже в связке старых, ветхих документов нашлась телеграмма, где и
упоминалось о рождении бабушки. Так выяснилась точная дата: 12 октября 1911
года.

Выстрелы на Успенской площади

Маленький, неказистый домик, что стоял на Саломатовской (ныне ул. Карла
Либкнехта), как раз напротив мечети, снесли чуть больше года назад. В нем-то в
начале XX века и поселилась семья Янгуразовых. — Снимали комнату, жили непросто,
— вспоминает бабушка. — А тут еще тиф... Сначала заболела мама, а потом и я.
Папа же, чудом выходив нас, сам, к несчастью, с болезнью не справился. Так мы и
остались одни — в незнакомом городе и без работы. Маме Айши приходилось
непросто. Она не знала русского, не владела грамотой.

— Помню, что в возрасте 7—8 лет я неделями оставалась дома одна — мама часто
уезжала на заработки. Еще помню, как однажды через дворы я вышла на Ланинскую к
Успенской площади (ныне площадь Декабристов. — Прим. авт.). Вышла, а там бой —
люди, грохот, выстрелы. Это было в годы смуты, в Гражданскую войну.

Вышла замуж, не зная супруга

Отлично помнит Айша Абубекаровна и татарскую школу при соборной мечети. В
шесть лет она впервые пошла на занятия и числилась в классе одной из самых
маленьких.

— Занятия шли на татарском языке. Каждое утро перед первым уроком мы
торжественно вставали и исполняли гимн. Гимн во славу татарского языка. И первой
его начинала я. Помню, что это было очень почетно.

Позже окончила Айша и курсы староарабского. Будучи прилежной ученицей с
красивым, аккуратным подчерком, она по просьбе имама переписывала старинное
издание Корана — толстую ветхую книгу. Страничка за страничкой.

— Я всегда любила учиться и, помню, постоянно ходила на курсы — то на одни,
то на другие. И даром ничего не прошло, все в жизни пригодилось.

А жизнь между тем шла своим чередом. Через пару лет мама Айши, будучи
женщиной красивой, видной, вышла замуж за татарина, вдовца с тремя детьми.

— Так я попала в большую семью. И жили мы небогато, но дружно. Любили с
сестрами гулять по Большой, любили ходить в драматический театр. За копейки
покупали билеты и смотрели спектакли с высоких галерок.

Знали девушки все пьесы, знали всех ведущих актеров. И едва ли не к каждому
выходу в театр перешивали свои старые платья. — Оборки переставим, воротничок
обновим — вот и новый наряд. После окончания татарской школы Айша пошла в школу
обычную, советскую. Позже поступила в техникум, окончила курсы зубных
протезистов, а в начале 30-х вышла замуж за татарина Хазби Гатауллина — видного,
статного, из уважаемой семьи. Причем вышла замуж согласно исламским традициям,
совсем немногое зная о будущем муже. И хотя нрав у супруга был непростым, они
счастливо прожили двадцать с лишним лет.

— Ну а если он уставший ругался, сердился, я никогда не спорила, не
возражала. Я и внучкам советую: «Не спорьте с мужчинами! Лучше промолчать — и
все будет по-вашему».

Свежая пресса, кремы и духи

Сегодня у Айши Абубекаровны растут четверо правнуков и шестеро праправнуков.
И каждый новый день она встречает с удовольствием. — Бабушка всегда обладала
безукоризненным вкусом: любила украшения, красивые вещи, а по случаю праздника
или приема гостей непременно делала прическу в парикмахерской. Вот и сегодня мы
точно знаем, что в силах порадовать нашу Айшу. Это свежая пресса, духи и кремы,
— добавляет правнучка Дина. — И никогда мы не видели, чтобы бабушка сердилась,
негодовала. Она всегда уравновешенная и доброжелательная.

— Может, в этом и есть секрет долголетия? Не знаю, честное слово, не знаю, —
говорит сама именинница. — 101 год, я и сама удивляюсь: неужто я столько успела
увидеть?!

Метки:
baikalpress_id:  17 237