Село бурята Бажея

Старожилы Бажира до сих пор помнят совхоз-миллионер, известный на всю страну

Когда-то давно село Бажир Заларинского района называли братским улусом. В разные времена сюда приходили русские, буряты, выходцы из Смоленска, Украины. Вместе они организовали большое и крепкое хозяйство: молочно-товарные фермы, обширные пашни, телятник, свинарник, птичник, собственный маслозавод. Перенимать производственный опыт в Бажир приезжали немцы. Сегодня от былого процветающего совхоза практически ничего не осталось, только старые постройки и заросшие поля навевают на местных старожилов воспоминания давно минувших дней.

«Вперед, бедняк»

Жители Бажира сохранили достаточно подробную историю своего родного села.
Так, например, точно известно, что основано оно было русскими в далеком 1726
году на месте бурятского поселения, которое принадлежало буряту Бажею. Деревня
была маленькой, насчитывала около 30 домов. В то время была только одна часть
современной улицы Набережной и Школьной. По соседству располагались несколько
заимок: Мухина, Осай, Кольчежино, Рахаилово и др. Затем с годами они исчезли, а
их жители переселились в Бажир. Своей церкви здесь не было, зато был так
называемый престол: сруб с крестом. По большим престольным праздникам местные
жители приносили икону из заларинской церкви, надевали свои лучшие наряды и
носили икону по улицам, пели религиозные песни. Самой большой постройкой того
времени был хлебный амбар, в котором хранили зерно для бедных. Все население
занималось хлебопашеством и скотоводством. Пахали на конях, молоко возили на
быках, а сеяли вручную.

В Бажире существовала интересная традиция проведения свадеб. Как правило,
такой праздник играли после сбора урожая. Просватанной невесте нельзя было
встречаться с женихом до самой свадьбы. До торжества невеста носила одну косу,
во время свадьбы волосы распускали, надевали уваль (фату из марли), украшали
голову бумажными цветами, облитыми воском. При выкупе жених наполнял два стакана
— один вином, другой деньгами. И после проходил к невесте. Венчались в
заларинской церкви. Кто побогаче, вызывали попа на дом. У невесты гуляли только
на выкупе, затем праздник продолжался в доме жениха, где гуляли три дня. В конце
первого дня с невесты снимали уваль, плели две косы. Если у девушки волосы были
короткие, то ее называли «кобылой». Если у жениха имелись зажиточные
родственники, они могли пригласить гостей к себе. Свадьбу иногда играли больше
недели.

Существовали и другие традиции. Так, к примеру, проводины тех, кто уходил в
армию, никогда не устраивали. Ребенка крестили в Заларях, батюшка давал имя
новорожденному по ближайшему празднику. После установления советской власти в
селении была создана управа. В 1929 году образовалась коммуна, построили здания
клуба и сельсовета. В 1933 году ее реорганизовали в колхоз «Вперед, бедняк».
Сначала он был совсем маленький. Бедные крестьяне сдавали коров, лошадей, овец,
потом к этой живности добавился скот, отобранный у кулаков. Известно, что на
заимке Мухина жило много зажиточных людей, которые не хотели отдавать свою
живность и боролись за нее кулаками. Приходилось отбирать силой.

Брынза местного производства

В 1938 году построили ферму на 20 голов, появились изба-читальня, школа,
пилорама. До войны школа была начальной, в каждом классе стояли печки. В местной
кузнице изготавливали плуги, бороны, ободья на колесах. Почти в каждом подворье
была своя баня, которую топили по-черному.

Во время войны женщины вышивали кисеты, варежки, носки и отправляли их на
фронт. На семью выдавали по 400 граммов хлеба. С 60-х годов село переживало
период своего наибольшего рассвета. Строились новые дома, фермы, клуб, гараж,
свинарник, овчарник, птичник. На маслозаводе готовили брынзу, молоко перегоняли
на ручном сепараторе.

Совхоз «Заларинский» считался одним из самых крупных и развивающихся в
регионе. О тех временах старожилы любят вспоминать с радостью и печалью,
поскольку от былого процветания не осталось и следа. Сейчас земледелием и
разведением живности занимается только один частный предприниматель, остальные
живут за счет личного подсобного хозяйства.

Школьная жизнь

Несмотря на развал столь крупного совхоза, Бажир и сегодня довольно твердо
стоит на ногах. Наряду с пенсионерами здесь проживает и много молодых. Они
строят новые дома, разводят не- прихотливое хозяйство, работают на селе или в
соседнем районном центре. В селении есть своя администрация, неполная средняя
школа, детский сад, Дом культуры. Вадим Чепурин, директор школы, рассказал, что
сегодня здесь обучается 131 человек. Особенность учебного заведения в Бажире
заключается в том, что численность учащихся здесь постоянно меняется в течение
всего года.

— Часть школьников к нам приезжают из социально-реабилитационного центра
поселка Молодежного. Как правило, это дети, попавшие в трудную ситуацию: из
неблагополучных семей, сироты. Для них центр — это временный пункт. Пока они там
находятся, их пытаются пристроить в приемную семью или детский дом, — поясняет
Вадим Чепурин. — В СРЦ приезжают дети со всей области. Поступают они в течение
всего учебного года, поэтому и текучка у нас большая. Примерно 50 детей в год
уезжает, и столько же приезжает новых. Есть, конечно, среди детей и
«долгожители», которые остаются до самого окончания школы, но это дети, которых
усыновляют местные жители.

Несмотря на такой необычный режим, учителя со своей работой справляются. В
основном в школе трудятся молодые преподаватели, 25—35 лет. Как признаются
педагоги, они стараются найти подход к каждому ученику индивидуально.

В небольшом музейном уголке хранятся старинное домотканое полотенце, перьевая
ручка, советский телефон, который пользуется особенным спросом у школьников (они
то и дело норовят им воспользоваться), абонентский громкоговоритель «Обь-302»,
пионерская форма, барабан и горн.

Наталья Будникова, учитель истории и руководитель краеведческого кружка,
рассказывает, что два года назад они с ребятишками провели акцию «Солдатский
платок». Каждый класс приготовил платки, на которых были вышиты инициалы местных
жителей, погибших на войне. Пока платков всего десять, но работу обещают
продолжить.

С песней по жизни

Одна из старожилов села — Евгения Каравай. Для нее развал такого большого
хозяйства стал личной трагедией, поскольку всю свою трудовую жизнь она
проработала там дояркой.

— Родом я из Аларского района, из деревни Бодонки. Сейчас ее уже нет. Там
вышла замуж, родила детей, а затем уже вместе с семьей переехала в Бажир. Из
родной деревни нас не хотели отпускать, мы там хорошо работали в местном колхозе
«Страна Советов». Нам грозили, что не выдадут трудовые, и квартиру еще месяц для
нас держали уже после отъезда. Думали, вдруг вернемся, — вспоминает Евгения
Каравай. — Мы с мужем в 16 лет поженились. Пятерых детей растили. В Бажир
переехали в мае 1965 года и сразу устроились в совхоз. В квартире, которую нам
выдали, не было ни окон, ни дверей, ни подвала, стены не отштукатурены, потолок
из досок. Ничего, со временем привели все в порядок.

Муж Евгении Григорьевны трагически погиб совсем молодым, поэтому женщине
пришлось самой поднимать на ноги детей. Зато сейчас на них не нарадуется, все
трудолюбивые, выбились в люди. Еще маленькими помогали своей маме на ферме.

— В 1968—1969-м наш совхоз процветал: две молочно-товарные фермы, телятник,
на котором держали 600 голов молодняка, а всего было 2000 голов скота. На ферме
работали шесть доярок, у каждой было по 25 дойных коров. Чистили их, доили.
Дисциплина была строгая: доили только в белых халатах, а убирались в черных.
Посторонним входить запрещалось. Даже начальство проходило строгий контроль.
Однажды не пустили даже председателя райисполкома, но он только похвалил за
хорошую и добросовестную работу, — говорит бабушка.

По ее словам, работали в то время с 4.00 до 00.00. С фермы всегда ходили с
песнями, которые были слышны во всем селении. Несмотря на такой плотный график,
работницы успевали участвовать в художественной самодеятельности, репетировали
прямо на рабочем месте, на ферме. К ним приезжали баянист и две девушки: одна
учила танцам, другая песням. Совхоз считался образцовым хозяйством, посмотреть
на него и перенять опыт приезжали даже немцы. Сеяли в то время все: пшеницу,
овес, рожь, ячмень и т. д. Поля были обширные, кукуруза росла высокая, пшеницу
собирали по 25—30 центнеров с гектара. Выращивали картофель, турнепс.

— Работали дружно, весело, не делились на бедных и богатых. В те времена даже
велосипед, телевизор считались роскошью, — говорит Евгения Григорьевна. — Я
работала и районным депутатом, собирала отчеты, проверяла фермы, а заканчивала
свою трудовую деятельность уже в должности ветеринарного врача. В конце 80-х
начался развал: стремительно сокращалось поголовье скота, посевные площади... Мы
просили, чтобы хоть молодняк не угоняли, не кололи. Говорили, что начнем сами с
нуля поднимать хозяйство, но нас никто не слушал. Вот так все и развалили.
Больно и горько об этом вспоминать, да что уж теперь. Я вот свое уже отжила,
дети все живут и работают в городах, кроме одной дочери. Она со мной. У меня уже
10 внуков и 11 правнуков. Когда все собираются, места не хватает. Вот сколько
родственников. Главное, что они живут дружно и не ругаются. Да подруги у меня
еще остались. Иногда мы с ними собираемся, вспоминаем былое, поем. Сразу
становится на душе тепло и хорошо. И дальше жить не страшно.

Метки:
baikalpress_id:  24 868
Загрузка...